Как сделать короб для грядки


Как сделать короб для грядки

Как сделать короб для грядки

              Чудо  - Рациональность - Наука - Духовность Если вам понравился сайт, то поделитесь со своими друзьями этой информацией в социальных сетях, просто нажав на кнопку вашей сети.    

Клуб Исследователь - главная страница

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ - это путь исследователя, постигающего тайны мироздания

Библиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

ГлавнаяБиблиотека "ИССЛЕДОВАТЕЛЬ"

 

 

За любезно предоставленную возможность издать эту книгу,
автор благодарит всех, кто умеет читать.

Большую часть эпиграфов я украл у Андрея Кнышева, за что ему большое спасибо.

 

«Хороших книг мало. Надеюсь, с появлением этой, их станет ещё меньше».

А. Кнышев

Пусть крепнут и процветают все, кому не лень!

 

Те, кто знаком с моими прошлыми творениями, уже знают о том, как устроить урожайный и красивый садик, в котором почти нет места борьбе и тяжкой работе, а время проходит, в основном, за получением разных удовольствий, как-то: творчество в конструировании грядок и формировании растений и деревьев, подкос разнотравного газона, выдумка и устройство всё новых хитростей, позволяющих ничего не делать, разумные виды ухода за растениями с предвкушением, любование распускающимися цветами и новоявленными уголками дизайна, а также, наливающимися плодами и зеленью овощей (практически — главное удовольствие, ради которого мы и держим дачи), отрешение от будничных проблем, дружеские шашлыки и даже такие редкости, как просто бездельничание и сон средь бела дня, при полном спокойствии совести.

Иначе говоря, и эта книга — об успехе.

Лет пять назад я сделал эпохальное, для самого себя, открытие: успех — это не просто центнеры овощей и фруктов.

Успех — это создать дачу, доставляющую вам неизменное удовольствие. И овощи, и фрукты, и море красоты, и всё это получать без напряга и усталости, без беспокойства и рутины, а с удовольствием — вот это успех!

Открытие сущности успеха повернуло мою жизнь в новое, куда более благодарное русло.

С тех пор я занят постоянным изобретательством, поиском и устройством своего участка по направлению к идеальному состоянию. Каждый год что-то меняю, проверяю, сравниваю.

Продвижение к цели — не быстрое, но заметное. Это и делает жизнь приятной: ведь, суть счастья состоит именно в этой разнице — пусть не намного, но сегодня лучше, удачнее, чем вчера!

Вот этим поиском и делюсь с вами. Именно поиском.

Не даю готовых инструкций, а предлагаю направления с примерами и опытом.

Не претендую на цельную технологию — до неё ещё далеко. Приглашаю двигаться вместе.

«Умный огород в деталях», к сожалению, насыщеннее и тяжелее «Умного огорода». С другой стороны, он — гораздо полнее.

Тут будет больше конкретных техник и способов, приспособлений и рецептов. Будет и общая теория, и прикладная «философия» — для тех, кто с ней ещё не знаком.

Как и «Умный сад в подробностях», читать эту книгу лучше медленно, от случая к случаю, как много маленьких книг.

Приложу все старания, чтобы книга получилась весёлой. Это — ещё одно моё открытие: чем веселее книга, тем легче её применять на практике.

Несмотря на обилие материала, книга, всё же, прежде всего, о том, как свести к минимуму непродуктивный труд и прибавить вам толику личной свободы.

Я сам — большой лентяй. Снимаю шляпу перед трудолюбием, но уверен: не в нём наш выход — мы и так трудимся гораздо больше, чем это необходимо.

Просто наш труд на земле — недостаточно эффективен. Настоящий лентяй, Лентяй с большой буквы, пальцем не шевельнёт, пока не придумает, как избавить себя от лишней работы, а получить побольше.

Какое полезное качество, верно?

А теперь, позвольте представиться:

 

Здравствуйте!

Иногда мне свойственно чувство
небезосновательной самовлюблённости...

 

Я — Николай Курдюмов, для друзей и жены — Ник. Мой организм недавно отпраздновал сорокалетие, мне же самому — не больше двадцати семи.

В Тимирязевке мы с женой Татьяной учились в самом начале восьмидесятых и на всю катушку использовали имеющиеся ещё тогда возможности путешествовать по горам и рекам, фотографировать, вникать в театральную и музыкальную жизнь, не расставаться с гитарой.

Потом, появились трое очаровательных детишек, и мы увлеклись педагогикой и оздоровительными системами.

Будучи учителями, оказались в Азовской, в школе М.П. Щетинина. С тех пор тут и живём: дети школу заканчивают. И весьма успешно! С блеском. Сын — с серебряным, средняя дочь — с золотым. Младшая, по сему поводу, — в задумчивости.

Пережив беспросветно-безработный перестроечный период, я вспомнил о том, что научен хорошо обрезать деревья. Позже вдруг обнаружилось, что это нужно и востребовано.

Потом стало ясно, что наука, книги и магазины — красивое желаемое, а дачи — весьма далёкое от них действительное.

Наконец, выяснилось, что одичалость наших дач — вещь вовсе не обязательная, хоть и методично создаваемая наукой и культурой.

Ко времени попалась система знаний Рона Хаббарда — технологии повышения способностей, решения проблем и создания успеха.

Открылись глаза на гигантскую разницу между тем, чего мы хотим, что делаем и тем, что получаем, в результате.

Так и возникла моя профессия — садовая «успехология». Мы с Таней и заняты её освоением: я работаю с большими садами, она — с маленькими.

Формировка садов — скорее моя профессия, а огородничество — скорее хобби, поскольку огородничаю я только в свободное время.

Мечтаю стать настоящим садовником — в старину это были люди, способные вырастить всё, от апельсина до редьки.

А сейчас я — популяризатор. И очень озабочен, чтобы книга была доходчивой, и вы поняли бы всё именно так, как я и сам понимаю. Даже лучше.

 

Вывод — то место, где вам надоело думать...

 

1. Главная причина, по которой текст может показаться непонятным — это одно непонятное слово.

Одно единственное слово, которое вы нечётко себе представляете или неверно истолковали в контексте.

Вы можете этого не заметить и продолжать читать. Но, это уже, практически бесполезно: после пропущенного слова, в памяти остаётся пустая полоса!

И вот, прочитав ещё с полстраницы, вы вдруг чувствуете, что утомились, читать больше не интересно, потеряна нить и вообще автор слишком умён, а вы слишком не подкованы в науке.

Такую ситуацию легко исправить. Нужно вернуться назад по тексту — туда, где вам было ещё всё понятно и легко.

Именно где-то тут и обнаружится непонятное слово. Найдя его, загляните в конец книги.

Все подозрительные слова, которых вы можете не знать (я и сам узнал их недавно) или те, в которые я вкладываю свой определённый смысл, я поместил в Толковый Словарик и пометил значком «».

Почаще заглядывайте туда, и мы с вами будем говорить на одном языке.

2. Наблюдайте. Увидев где-то упомянутое в книге, полюбопытствуйте, как это делалось и что получилось. На своём огороде всего не охватить. Используйте чужой опыт. Он — ценнее научных текстов многократно.

3. Пробуйте. На одном клочке, на одном метре устройте то, что хочется испытать. Свой опыт — многократно ценнее чужого.

4. Если выбрали что-то, дайте себе время этому научиться. Не спешите разочаровываться, если не получилось сразу. Даже технология Миттлайдера, расписанная по шагам и минутам, требует трёх-четырёх лет для её мастерского освоения. Но, время освоения — приятное время!

5. Пожалуйста, постарайтесь не принимать сказанное буквально. И не основывайте своих убеждений на какой-то одной главе.

Оказывается, некоторые читатели вынесли из «Умного огорода» только одно: «Курдюмов сказал — копать не надо! Вот я и не копаю!»

А, что нужно делать вместо этого, весьма непривычно, и поэтому кажется исчезающе неважным. Вот так так!

А ведь, именно этому большая часть книжки и посвящена. Кроме того, если у кого-то получилось, это ещё не значит, что и у вас получится, при слепом копировании того, что он делал, но это значит, что вы можете научиться делать так же.

Пожалуйста, не принимайте на веру, а принимайте к сведению!

И последнее: хорошие и ценные места из прошлых книг попадут и в эту: многие ведь прошлых книг не читали.

Завсегдатаям просьба не обижаться. Повторение — мать учения, тёща понимания и бабушка применения.

В конце концов, человек остаётся один на один с самим собой
в борьбе с самим собой за выживание...

 

Вы хотите, чтобы ваше счастье было стабильным и надёжным?

Оказывается, способ есть: счастье состоит из успехов.

Успех — это когда вы сами, без всякого везения, сведя к нулю случайности, можете получить, создать именно то, что вы хотите.

Успех — вещь строго индивидуальная. Он — всегда ваш, личный. Потому, что это — результат ваших действий.

Если вы сумели помочь другим, то это — ваш успех в деле улучшения, укрепления вашего окружения.

Если вы «живёте, ради них» и пытаетесь решать все их проблемы, вы заботитесь о своём успехе, но лишаете их права на свой успех.

И они привыкают жить, за счёт чужого успеха. И это тяготит их. И они не будут вам благодарны.

Потому, что мы — удовлетворены жизнью ровно настолько, насколько можем чувствовать себя причиной своих успехов.

Успех всегда принадлежит кому-то одному.

Коллективный успех — это не один успех, поделенный на количество участников. Это сумма отдельных, полновесных успехов каждого. Вместе — значит каждый, иначе, никакого «вместе» не будет.

Наша идеология пыталась изменить это, и результат мы теперь расхлёбываем — на сей раз, всяк по-своему.

Жизнь, в своей основе, — вещь очень процветающая. Поэтому, успехи, как злостные вирусы, постоянно появляются то там, то тут.

Именно благодаря одиночкам, создателям успехов, культура, в конце концов, и развивается!

Я уже упоминал, что люблю коллекционировать успехи.

Тысячу лет все делали так, и были уверены, что иначе нельзя, и вдруг, какой-то чудак не поверил, проверил, покумекал, и — бряк! — сделал на порядок лучше!

Примеров — тьма. Уже давно натуропаты научились создавать здоровье, то есть, состояние неуязвимости для болезней.

Г.С. Шаталова уже точно определила параметры здорового организма — то, чем медицина никогда не занималась, в принципе.

Бейтс создал действенную методику самокоррекции зрения.

Рон Хаббард, ещё в 50-е годы, создал науку и технологию, предоставляющую человеку в распоряжение весь его разум, позволяющую научиться решать индивидуальные проблемы и быть причиной своих обстоятельств.

Супруги Никитины научились, без помощи врачей, вынашивать, рожать и воспитывать живых, абсолютно здоровых и стремительно развивающихся малышей.

Н.А. Бергер берёт детей «без слуха» и за год учит их уверенно музицировать и читать с листа в любой тональности.

Р. Хаббард создал, среди прочих технологий успеха, идеальную систему обучения, в которой способности ученика не имеют значения, а оценка одна: «способен успешно применить на практике».

В. Левин создал систему приобщения к искусству, результатом которой является развитая способность и воспринимать искусство, и творить.

То же — и в сельском хозяйстве.

И. Михайлов из Петербурга создал клетку-миниферму, в которой кролики совершенно не болеют, вдвое быстрее растут, мех их напоминает соболий — и это, при том, что подходить к клетке достаточно раз в неделю.

В. Щербак из Краснодара получает до 220 кг мёда, несколько килограммов пыльцы и по два пчелопакета с каждого улья за сезон.

Ещё в прошлом веке И. Овсинский, В. Вильямс, а в наше время, агроном В.П. Ушаков создали систему земледелия, позволяющую наращивать содержание органики в почве и повышать урожаи постоянно.

Японец Хидо Тэро создал ЭМ — препарат из полезных микроорганизмов, быстро повышающий плодородие почв, увеличивающий продуктивность растений в два-три раза, вытесняющий патогенную микрофлору, очищающий воду, быстро компостирующий органику.

И. Мичурин научился предсказуемо влиять на качества растений и создал метод сохранения продуктивности сортов — то, чего мы до сих пор не делаем.

Н. Гоше, в это же время, умел придавать деревьям любую рациональную форму, управлять развитием плодушек и качеством плодов.

А наш И.Я. Некрасов окучивает картошку так, что клубней получает вдвое больше, и так — два раза в год!

А плоскорез В. Фокина? Простая скоба легче тяпки, а работать — вдвое быстрее и легче, и делает 20 операций, заменяя почти весь огородный инструмент!

Эти примеры — бесконечны.

Уверен, что многие разумные способы жизни изобретались уже десятки раз, начиная со времён оных.

Почему же мы, и по сей день, мучаемся, не используя, не применяя всё это? По двум причинам.

Во-первых, успех — вещь новая, непривычная, а мы не любим перемен. В призыве «Поменяйся к лучшему!» мы, как правило, слышим первое слово и не слышим второго.

Во-вторых, пора уже нам осознать: успех никогда не выгоден государству. Во всяком случае — нашему государству.

Ведь, его могущество зиждется на нашей беспомощности, а богатство — на том, что мы постоянно покупаем их помощь.

Поэтому, давайте оставим в покое общество и обратимся к своим, личным успеха!

Пусть те, чей бизнес — власть, получают свою прибыль, но нам-то никто не мешает перестать терпеть убытки!

Хочу поделиться тем, что я понял об успехе. Возможно, предмет «успех» — самый практичный для жизни.

Сейчас это определённо моя больная тема: слишком серьёзно пишу. Поэтому, привнесите смешное сами, глядя на свою жизнь со стороны.

Для других — это каждый может.
А вот для себя что-то хорошее сделать
 — тут настоящее мужество потребно!

Это — главка для любителей докапываться до сути.

В целом, успех состоит из трёх главных составляющих:

а) намерения чего-то добиться;

б) точного видения результата, то есть, чёткого понимания того, чего, собственно, вы добиваетесь; и

в) определённой независимости от принятых норм и мнений, а часто и от принятых ценностей.

Намерение — это когда вы уже решили что-то делать и делаете.

Не нужно путать с желанием. Желание — просто эмоция, не оплодотворённая никаким решением.

Наши желания часто конфликтуют с намерениями: желания часто есть, а намерения, как раз, нет.

Мы, как бы, хотим, чтобы что-то у нас появилось, но без нашего участия. Сказок, видимо, начитались.

Вообще, градация тут такова. По большинству поводов, у нас нет и желаний.

Чтобы появилось желание, надо проявлять любопытство, о чём-то хорошем узнать, да ещё и поверить, что это возможно.

В юности мы ещё полны желаний, а после сорока, чаще теряем эту способность, о чём и жалеем всё время.

Например, вы хотите вырастить тыкву Биг Мун? Нет?

Это потому, что вы её ещё не видели. Оранжевая, метр в диаметре, на 300 кило. Если увидите фотографию, желание появится. А увидите живьём — «загоритесь так, что туши свет».

И так, горя желанием, вы можете прожить ещё долгие годы. Потому что, нет намерения.

Создать самому себе намерение — удел сильных личностей, у нас же, чаще оно возникает, как следствие вдруг вспыхнувшей веры во что-то, или в результате бурной встречи с главным создателем нашей деятельной активности — Жареным Петухом.

Например, я могу убедить вас, что тыква Биг Мун — панацея от всех бед (я это определённо сделал бы, занимайся я торговлей семенами этой тыквы), и вы мне поверите.

Или муж (жена) пригрозит уйти к другой (му), которая эти тыквы выращивает. Тут сразу может возникнуть намерение, и вы броситесь искать семена.

Благо, если мы вынуждены что-то создать или приобрести. Хуже, когда нас вынуждают терять. Теряя свои намерения (то есть, цели), мы теряем себя.

Поэтому, далеко не все намерения приводят к успеху. Чужие, чаще всего, приводят к чужому успеху.

А, к вашему — только ваши, собственные, принятые вами для вашего удовольствия.

Намерение имеет одну уникальную особенность: оно всегда сбывается — в отличие от желаний.

Поэтому, есть прямой смысл, вместо того, чтобы загадывать желания, привыкать создавать намерения. Понемногу, не спеша, но делать хоть что-то.

У меня есть намерение когда-нибудь, скажем, на будущий год, вырастить тыкву Биг Мун. Поэтому, просьба: у кого она есть, поделитесь семенами!

Видение результата — вторая часть успеха.

Если вы просто намерены «вырастить тыкву», вы ткнёте семена, как обычно, и вряд ли что-то получится.

Вот у меня урожаи овощей — весьма далеки до рекордных. Это значит, что у меня нет намерения вырастить рекордный урожай.

Но, есть реальное намерение уменьшить площадь и трудозатраты — и они уменьшаются.

А, чтобы вырастить действительно Биг Мун, нужно её детально видеть.

Она займёт площадь такую-то (какую? — надо выяснить!), будет лежать вот тут (подстелить солому!), здоровая и неповреждённая (принять меры!), созреть должна к середине июля (устроить плёночное укрытие!), иметь яркую окраску (убрать дохлый персик, чтоб солнце не застил!), весить должна не меньше 250 кг (найти и изучить тонкости агротехники для этого сорта!), почти не нуждаться в поливе (яма, полкуба питательного перегноя, плюс толстая мульча из соломы), и т.д. и т.п.

И это — уже технология.

Закон: чем детальнее видится результат, тем больше шансов его получить.

Или: не видя результата, не создашь технологию его получения.

Или проще: невозможно получить в результате неизвестно что. То есть, возможно, но и получишь, неизвестно что.

Именно это мы, чаще всего, и получаем, пытаясь жить, слепо следуя тому, что принято или авторитетно.

Почитаемые всеми сёстры милосердия Вера и Надежда, сдаётся мне, отнюдь не коренные жительницы нашего города Счастья. Для всех у них одно лекарство — обещания.

Завидев издалека Знание и Намерение, Вера и Надежда отводят глаза и перебегают на другую сторону улицы.

Знают: нас они только успокаивают, а служат тем, кто нами управляет, — тем, кто придумал, во что нам верить и на что надеяться.

Третья часть успеха — независимость, или вера в себя.

«Будь всегда своим собственным советчиком, имей свои намерения и принимай свои собственные решения», — это из продуктивной этики Хаббарда.

Единственное, что может отнять у вас ваш успех, это мнение других людей. Если они — в большинстве, это называют «нормами морали».

К сожалению, все наши убеждения суть, в основном, — чужие мнения.

Нас с детства приучают верить, но почему-то не приучают анализировать свой опыт и основывать убеждения на своём результате.

Мы привыкли отдавать свои успехи на откуп кому-то, о ком часто и не знаем.

Эта привычка приводит к курьёзной ситуации: мы месяцами, годами делаем что-то, в чём абсолютно убеждены, получаем прямо противоположное, и умудряемся не видеть этого и даже думать, что мы ни при чём!

Отношения с близкими, их здоровье и способности, наш характер, реакции и эмоции, состояние нашего тела, окружающего пространства, клиентура, финансы, настроение — всё это результаты только наших действий.

Ну, на мужа (жену), детей и на правительство можно наворчать и впасть в иллюзию, что они сами виноваты.

Но вот, на тыкву уже не наворчишь! Посему, огород — очень хорошая модель для тренировки достижения успеха. Тут быстрее понимаешь: хотеть — это одно, делать — другое, а получать — совершенно третье.

Итак, если нет чёткого понимания результата, а намерение ослаблено недостатком независимости, мы впадаем в текучку.

Текучка — это противоположность результату. Это безрезультатный процесс.

Это — когда мы, отдав свой успех на откуп другим — родственникам, начальству, науке, религии, политикам — чувствуем общий душевный комфорт от того, что всем одинаково паршиво и что можно пожаловаться друг другу на происходящие вокруг безобразия и судьбу-злодейку.

Фокус в том, что сочувствие, чаще всего, для нас важнее успеха. И это — самое серьёзное препятствие на пути к счастью: счастлив, по-моему, не тот, кому сочувствуют, а тот, кто не нуждается в сочувствии.

Резюмируем всё вышесказанное.

С вами происходит только то, что вы есть внутри себя. Есть намерения и стремления — они происходят. Нет — не происходят.

Если вы выполняете чужие намерения, то и успех создаётся не себе, а кому-то другому.

Я до обидного часто вижу, как люди жертвуют своим благополучием, создавая чужие успехи. Это — ненужные жертвы, потому что успех никогда не требует жертв. Успех требует перемен.

Но, что такое счастье, как не ощущение постоянных перемен к лучшему, постоянного роста?

И главное: успеху можно научиться. Я не сказал — нужно.

Каждый решает сам, нужен ли ему успех. Но факт: успех — это технология. И я попытаюсь показать вам это на примере огорода.

Наконец-то мы добрались и до него!

Работа — не волк, а
произведение силы на расстояние.
Из интернета

А умственная работа?..
Вопрос автора

В чём измерить успех дачника? Попробуем вывести формулу успеха. От огорода мы можем получить: а) продукцию (кг) и б) удовольствие от работы с ним и от его созерцания (произвольные единицы измерения).

Если мы поделим полученное на площадь, мы получим эффективность участка:

кг удовольствия / кв. метр.

Часто этим и ограничивается огородник, занятый выращиванием еды, и ничем другим.

Причём, большинство грамотных огородников стремятся увеличить килограммы, увеличивая и площадь. Это может привести к переутомлению.

Так как эффективность участка, при этом, не растёт, а часто, наоборот, падает, огородник теряет интерес и нередко отказывается от дачи совсем.

Я действую иначе: стремлюсь уменьшить площадь и одновременно увеличить урожай.

И страдаю от огорода меньше, чем получаю удовольствия. И огород хочется развивать!

Однако, эффективность — ещё далеко не успех. Создавая её, можно надорваться, пойти по миру, отравиться ядом, заработать радикулит.

Мы должны ввести в формулу главное: Вас. Всё должно быть отнесено к вашим затратам труда, времени и денег:

Опыт показывает: часто затраты труда и времени — дороже, денег.

Ещё опыт показывает, что эффективность тем легче увеличить, чем на меньшей площади это делается.

Но, главное — не забывайте вводить в формулу себя. Ведь, огород вы создаёте для себя.

И «производительность труда», на сей раз, надо повышать не для «повышения валовых сборов», а для облегчения содержания участка.

«Приспособьте огород к вашему образу жизни» (А. Чедвик).

Наша экономика не учитывала интересов человека. Возможно, это — одна из главных причин её краха.

Никакая формула не будет работать, если вы не ввели туда ваше благополучие и свободу, как главный смысл.

Это и есть та доля правды, ради которой написана эта арифметическая шутка.

Успех дачника = эффективность участка / затраты, трудочасорублей

Подавляющее большинство дачников, однако, пытаются исключить из нашей формулы либо числитель, либо знаменатель.

Первые ненавидят копошение в земле, далеки от растений и на даче хотят только отдыхать. Назовём их романтиками.

Вторые готовы тяпать и поливать день и ночь: семье нужны овощи и фрукты! Часто они, при этом, переутомляются и страдают, что успешно используют для жалоб, горделивого презрения или ворчания на близких, склонных к романтизму.

Назовём их реалистами, или трудоголиками.

Трудоголизм — заразное заболевание, легко передаваемое через контакты, общение и застолья; особо заразна научно-популярная литература по садоводству последних десятилетий.

Поэтому, романтики — в меньшинстве. В основном, это мужья и дети — женщины подвержены трудоголизму сильнее.

Кстати, трудоголизм очень снижает обаяние и привлекательность — это стоит учесть и тем, и другим.

Характерная ситуация: жена — трудоголик, а муж — воинствующий романтик. Кажется, компромисса нет. Дача покрывается камнями преткновения, а на грядках, вместо огурцов, зреют яблоки раздора.

У неё — женско-дачный синдром (ЖДС), у него — синдром жены-дачницы (СЖД). Часто это растянуто на годы, иногда порождает семейные конфликты.

Как опытный дачный психотерапевт, констатирую: главная причина этих заболеваний — отсутствие общего, правильного понимания смысла дачи.

Романтик навязчиво огород отталкивает, трудоголик, в противовес ему, навязчиво к огороду привязан.

Предлагаю вам свой вариант осознания смысла дачничества.

Дача — наш сожитель. Мы, с нашими растениями, находимся в отношениях симбиоза — взаимовыгодного сожительства. Мы и дача — симбионты. Или, иначе — партнёры.

А партнёрством является далеко не всякое сожительство. Партнёрство — это обязательно взаимное и равноправное увеличение свободы и благополучия друг друга.

Во-первых, партнеров тщательно и продуманно выбирают. Нужна ли вам эта картошка, или лучше купить?

Отличный партнер — газон из диких трав, но его почему-то игнорируют. А сорта и виды овощей? Сажаете всё подряд или то, что умеете выращивать?.. А сколько? Оптимум, или раздавать приходится, а то и закапывать? И так далее (об этом будет целая глава).

Во-вторых, партнёрство — это взаимопонимание. А чтобы понять растения, с ними надо общаться.

Представьте, что вы дружите по инструкции: прочитал, сказал, ответ не важен, что там дальше по тексту?

Но, именно так мы выращиваем растения: делаем что-то по книге и не ловим ответа, не смотрим во все глаза, как растение реагирует!

Мы так даже своих малышей умудряемся выращивать: таких разных — по инструкциям. Мы не расцениваем их, как партнёров. И результат — соответствующий.

Симбиоз — это давать друг другу максимум. Наблюдая за растением, мы можем понять, что ему надо, и оно удивит нас своей отдачей.

Вместо этого, мы часто суетимся и усердно приносим растению вред, и наша совместная жизнь превращается во взаимомучение.

Так и живём, с трудом перенося друг друга. И ищем причины в климате, кислотных дождях и проклятой жизни.

Формула разумного партнёрства: я вместе с тобой, чтобы лучше жилось мне, а ты вместе со мной, чтобы лучше жилось тебе.

Дача нужна только для создания удовольствий.

Урожай нужен для удовольствия его есть, смотреть, как он наливается, продавать, испытывать душевный покой, при виде рядов банок с закрутками, угощать, кормить детей и родственников.

Цветы и газоны нужны для удовольствия отдыхать, любоваться ими, дарить их, с нетерпением ждать, что там ещё вырастет, принимать восторги по поводу красивой дачи и т.д.

Умная дача радует и романтика, и реалиста: первый конструирует «ленивые» устройства, создаёт зоны отдыха и газонит, второй — выращивает овощи и фрукты.

Умный огород позволяет без напряга заниматься дачей и совсем в одиночку: пусть муж (жена) занимается своими делами.

Но, на деле, даже самые отпетые романтики, увидев умную дачу, восклицают: «Ну, это же совсем другое дело!» и принимаются строить планы благоустройства.

Вот график, который может помочь вам лучше осознать уровень ваших отношений с огородом.

Зона 1. Огород — ваш паразит. Работаете из страха или беспокойства. По этой причине, скорее всего, ваши близкие в гробу его видали. Слишком мало понимаете, что делаете. Считаете, что нужно ещё больше работать, а сил нет.

Вероятно, ваше огородничество обходится вам и вашим близким гораздо дороже урожая. Но вы не мыслите себя без огорода. Выход: устраивать умный огород.

Зона 2. Вы — достаточно грамотны, но чрезмерно усердны. Хороший урожай и удовлетворение собственным трудолюбием скрывают от вас тот факт, что можно устроить огород намного рациональнее, и оправдывают ваши претензии к лентяям-родственникам. Может, следует отойти от шаблонов и дать бой лишним трудозатратам?

Зона 3. Главное — не урожай, а отдых. Отлично! Займитесь газоном и многолетними цветами и кустарниками. И отдыхайте на здоровье.

Зона 4. Идеальное состояние. Успех. Наша цель. Встречал только фрагментами. Отзовитесь! Я обязательно опишу ваш опыт.

Труд сделал человека. Труд может уйти.
Занявшись «обумнением» огородов и садов,
я вскоре обнаружил, что в мире уже есть
много систем и движений, развивающих идеи разумного землепользования.

Наибольшей глубиной среди них выделяется перманентная культура, что значит, культура сожительства с живой природой, развивающаяся в сторону бесконечного улучшения и природы, и здоровья человека.

Принципы умного землепользования выражены пермакультурщиками с такой простотой и ясностью, что нам всем следует принять их к сведению, а лучше — к применению.

В школах до сих пор преподают, что в природных сообществах постоянно происходит борьба за существование. Однако, это — только видимость.

Если смотреть глубже, становится ясно, что основа любой экосистемы — взаимопомощь, сожительство, взаимокормление, взаимоприспособленность её членов друг к другу.

«...На языке ботаники, к которому охотно прибегал и Дарвин, слово «борьба» означает не истребление себе подобных, а только самооборону, победу жизни над враждебными силами мёртвой природы».

(К.А. Тимирязев, 1891 г.)

В 1978 году австралиец Билл Молиссон понял, что и мы, с нашими растениями и животными, можем и должны сожительствовать так же, как это происходит в природе.

«Пермакультура — прежде всего, система организации. Её цель — использовать организующую силу человеческого разума для замены мускульной силы и энергии природного топлива».

(П. Вайтфилд).

Добавляю: и времени, и денежных трат. Это же — то, что нам нужно! Разум свой использовать. А то, что-то мы слишком привыкли жить чужим умом.

Принципы пермакультурных фермеров здорово стимулируют умственный процесс. Судите сами.

1. Работа — это то, что приходится делать вам, потому что вы не устроили так, чтобы это делалось само. Или частично само.

Например, мульча бережёт влагу и структурирует почву.

Или система полива: ёмкость, кран и дырявые шланги, вкопанные в грядки.

Укрыл почву картоном, старыми тряпками — сорняки не растут.

Устроил птичник под шелковицей и акацией — пол-лета корм сыплется на голову цыплятам.

Сюда же — солнечные водонагреватели и насосы, водяные мельнички и турбинки, и вообще все устройства, которые, собранные один раз, работают дальше без затрат энергии и денег.

Сюда же и принципы расположения посадок и объектов: разумное расположение и планировка могут уменьшить затраты труда вдвое и больше.

2. Отходы — это то, что вы не догадались использовать.

Сорняки, опилки, фекалии, кухонные отходы, бумага, стружки и любая органика, которая может сгнить — это будущий компост.

Старые тряпки, половики, картон, фанера, ДСП и прочий листовой материал — мульча для почвы, дорожек и междурядий.

Ёмкости и пластиковые бутылки — в огромном количестве идут для устройства полива, ловушек для насекомых, микротепличек и рассадников.

Пожалуй, только синтетический хлам приходится сжигать. Даже стекло и железки годятся, как наполнители бетона.

3. Любая потребность должна удовлетворяться из нескольких источников.

Например, воду можно получать из осадков, накапливать в ёмкостях, а также, беречь под мульчой и под уплотнёнными посадками; кроме того, структурированная корнями и червями почва накапливает и всасывает из воздуха вчетверо больше влаги, чем бесструктурно-паханная.

Питание растений: минеральные удобрения, перегной, компост, остатки растений.

Корм для цыплят: ягодные и семенные деревья, сорго и кукуруза по заборам и в виде кулис, насекомые и слизни в саду (отделённом от огорода), кормовые травы — в саду и в загоне, и т.д.

4. Каждое растение, животное и устройство даёт разнообразную пользу.

Конечно, по возможности. Растения могут давать и пищу, и компост, и лекарства, и пряности, быть медоносами, отпугивать вредителей и накапливать азот (бобовые). Да ещё и структурировать почву корнями.

Деревья могут давать плоды, быть опорой другим растениям, медоносами, топливом, элементом дизайна.

Животные дают пищу, помёт и навоз, а птица может очищать сад от вредителей.

Поднятый бассейн может служить для купания, полива, как накопитель воды и элемент дизайна.

Плоскорез Фокина выполняет около 20 функций, заменяя почти весь огородный инструмент.

Этот список — также бесконечен.

5. Облегчающее работу расположение, зонирование и разделение.

«Овощи воздадут вам за то, что они видны прямо из окна кухни».

Действительно: чем дальше от нас растение, тем меньше к нему интерес.

Огород нужно помещать впритык к дому и к источнику полива, а на зады относить то, что не требует частых свиданий — деревья, кустарники.

То же и в одной грядке: то, что требует ежедневных прикосновений, сажается ближе к рукам.

А сколько километров от вашей кухни до вашего огорода?

И сколько на это уходит труда и времени?

Разделение я открыл для себя на практике, и вижу: это — основа умного огородничества.

Все участочки обрабатываемой, используемой почвы должны быть отделены от остальной площади бордюром.

Остальная земля тогда получает возможность загазониваться и подкашиваться.

Обрабатываемая площадь вдруг становится очень маленькой, а урожаи растут.

Трудозатраты уменьшаются втрое, объём полива — тоже. Участок приобретает эстетику.

У меня трава — даже в междугрядьях, а я прикидываю, как бы ещё уменьшить площадь гряд? Об этом будет своя глава.

Кажется, я переусердствовал с философией. Но теперь, вы уж точно прониклись и поняли, о чём будет книга.

И, если это всё — не ваше, можете сразу подарить её соседу по даче.

А мы займемся основами разумного земледелия, чтобы понять, нужно ли копать, а если нет, то что делать?

 

Что-то мало рационального зерна в закромах родины!

 

Всё новое — это хорошо, то есть, добросовестно забытое старое. Или хорошо скрываемое не наше. А часто — и наше.

Как получилось, что наша научная система земледелия, вместе с развивающейся механизацией и химизацией, неизменно символизируя мировой прогресс и торжество науки, за какие-то сто лет, под шумок, почти полностью уничтожила — и даже не думает восстанавливать! — все плодородные почвы страны, включая знаменитые русские чернозёмы?

Между тем, природа, избежавшая «улучшения» научной мыслью, занимается созданием плодородия почв.

В природе почвы никогда не истощаются, хотя, растительной массы производится в десятки и сотни раз больше, чем на наших лучших полях.

И это — без всякого дополнительного труда, без привнесения вещества и энергии извне!

Кто-то нас здорово подставил, братцы.

Если бы мы делали всё так, как надо, плодородие наших почв — конкретно на наших огородах — неизменно росло бы, и растения бы радовали мощью и урожаями.

Читая книги, мы повально, дважды в год, копаем землю.

Копаем её всю, не давая себе труда заметить, что под овощами — не больше трети, ну, максимум, половины участка, остальное же, трудолюбиво тяпается только для борьбы с сорняками, для перегрева, уплотнения и высушивания, чтобы больше поливать и пачкать ноги в дождливое время.

А растения, несмотря на все ухищрения, ослаблены и болеют.

Преклоняясь перед трудолюбием, я продолжаю искать ответы на вопрос: ну, что мы делаем не так, настолько не так, что трудолюбие необходимо?!

Ответы на этот вопрос были найдены, детально разработаны и успешно применялись на практике, ещё в начале века. И, думаю, не только в России.

Агроном Иван Евгеньевич Овсинский создал беспахотную систему земледелия, с помощью которой совершенно снял проблему засух (оказывается, и эта проблема создана искусственно!) и увеличил урожаи вдесятеро.

В 20-е годы академик Василий Робертович Вильямс детально разработал «агробиологическое учение» о восстановлении плодородия почв.

Он показал, что в бесструктурной (постоянно вспахиваемой или вскапываемой) почве отсутствуют условия для усвоения растениями питания, и выяснил, что структура почвы создаётся именно корнями растений.

Павел Андреевич Костычев, ещё в конце прошлого века, создал учение о накоплении перегноя (гумуса) в почвах и показал, что он создаётся микроорганизмами из остатков корней растений, при наличии стабильной комковатой структуры.

Список авторитетов разумного земледелия можно продолжать и продолжать.

Поразительно, насколько последовательно и глубоко проигнорированы их рекомендации современной агрономической наукой, а особенно, практикой.

Потому и дачи наши — в незавидном состоянии. Но мы можем изменить эту ситуацию!

Поэтому, вот вам к сведению «краткий исторический очерк разумного почвоведения и земледелия» — вольное изложение главных идей упомянутых авторов, с моими комментариями.

Хватит повторять старые ошибки!
Пора делать новые.

Убеждения, и научные в особенности, склонны к крайностям и холерическому непостоянству.

Наука в основном так и «развивается»: вперёд — назад, вверх — вниз, как маятник.

Мыслим в одной плоскости: если не вперёд, то обязательно назад. Если неверно это, то верным кажется только противоположное. Те, кто находит третий, верный путь, игнорируются.

Этот вид глупости — очень выгоден и имеет даже свою философскую базу. Например, закон отрицания отрицания. Или в довоенном учебнике логики нахожу: «Из двух высказываний одно верно, другое — нет, третьего быть не может».

Классный перл? А мы верим, что наша неспособность думать — закон миропорядка!

Видя, что более перегнойные почвы более плодородны, учёные Европы полагали, что растения питаются перегноем (гумусом).

Но вот, в 1840 году Либих публикует труд «Химия, применяемая в земледелии», где указывает на минеральную основу питания.

Академия наук в Геттингене объявляет конкурс исследований. С помощью солей калия, фосфора, азота и магния растения выращены на песке, и даже в воде.

Гумусная теория разгромлена, Либих торжествует. Опыты Грандо позволяют ему заявить, что «...запас калия и фосфора в почве составляет вопрос жизни самого земледелия».

Возникает идол минерального питания. Начинается производство удобрений. Их ввозят из Чили и США.

Либих обнаруживает, что калий и фосфор преобладают в нижнем слое почвы. Думая, что корни находятся, в основном, в верхнем слое, земледельцы начинают глубоко пахать и оборачивать пласт.

Расцветает индустрия пахотных орудий. Вскоре, однако, выясняется, что минералка часто не даёт эффекта.

Грандо начинает серьёзные исследования и создаёт органо-минеральную теорию. Он находит, что плодородие зависит от отношения минеральных элементов к содержанию гумуса с его микробами.

Обнаруживается, что азот, серу и другие элементы могут накапливать и переводить в усвояемую форму бактерии.

Либих пал, гумус занял своё место. Но, куда девать развитую уже промышленность пахотных орудий? И миллиардный бизнес минеральных туков?

И земледельцы, вместо создания органической мульчи, стараются глубже запахивать навоз и смешивать с почвой.

Без воздуха навоз не разлагается годами, не идет нитрификация, питание не доступно корням, и это пытаются исправить, рассыпая удобрения.

Полеводство становится дорогим удовольствием.

Овсинский, Костычев, Вильямс пытаются изменить ситуацию, но тщётно.

После революции, питанием растений в России занимаются две школы: почвовед и земледел, академик В.Р. Вильямс и агрохимик, академик Д.Н. Прянишников.

Они яростно спорят. Вильямс доказывает, что растения могут усваивать питание только в структурной, пронизанной корнями трав, насыщенной воздухом и микробами почве, и предлагает травопольную систему земледелия, восстанавливающую структуру и плодородие почв.

Агрохимики игнорируют структуру и микробов, ратуя за обильное и сбалансированное минеральное удобрение почв.

Вильямс с горечью повторяет: я не против удобрений, я только хочу кормить растения, а не почву.

Травополье так и не введено, в полной мере. Зато, по производству туков, мы обогнали весь мир!

Результат: почвы приведены в полную негодность, сельское хозяйство, в основном, стало убыточным.

И сейчас мы, на своих огородах, продолжаем копать, рыхлить, кормить почву, игнорируя растения, а производители техники, химикатов и удобрений продолжают получать свою прибыль.

Как видите, наука и в мыслях не держала сделать растениеводство дешёвым, а урожаистабильными.

Дальнейшее изложение основ жизни почвы и питания растений весьма трудно сделать очень кратким и простым. Если вам это не очень интересно — просто откройте следующую главу.

«Если бы мы захотели, на погибель земледелию, создать систему,
затрудняющую извлечение питательных веществ из почвы, то нам
не нужно было бы особенно трудиться над этой задачей: довольно
было бы привести советы приверженцев глубокой вспашки,
которые вопрос, о бездействии питательных веществ в
почве, разрешили самым тщательным образом».

И.Е. Овсинский

Дорогие огородники! Трезво глядя на живую природу и наши поля, давайте уясним факт: плодородие наших почв создаём не мы.

Мы, со всей нашей обработкой, рыхлением, поливами и удобрениями постоянно его разрушаем.

Плодородие почвы создают живые организмы. Они успешно заняты этим миллионы лет. Собственно, почва — их продукт.

Плодородная почва — это «живая губка», сообщество сотен видов живности, постоянно воссоздающих свой дом и приспосабливающих его к своему дальнейшему процветанию.

Главные из них — корни растений. Они пронизывают почву миллионами канальцев и трубок, сжимают её и формируют комковатую структуру.

Эти трубочки наполнены органическими остатками, которые служат пищей насекомым и бактериям.

Сверху растения, отмирая, покрывают почву слоем органики, которой питаются микробы, насекомые и прочая живность.

Главные из них — дождевые черви, изрывающие почву системой ходов и превращающие органику в бактериально-гумусный концентрат — биогумус.

Благодаря стабильной, не нарушаемой столетиями структуре и мульче из органических остатков, почва активно дышит, обменивается с атмосферой газами, активно поглощает влагу из тёплого воздуха в количестве, вдвое превышающем объём осадков.

Мульча сохраняет постоянную влажность и температуру. В этих условиях активно работают бактерии, превращающие азот воздуха в усвояемую нитратную форму (нитрификаторы).

Активная живность выделяет углекислый газ. Он опускается в нижние слои почвы и, превращаясь в углекислоту, растворяет минералы и освобождает калий, фосфор, серу, кальций, магний и другие элементы питания.

При наличии влаги, по капиллярам в структурной почве, а также, по корням растений, элементы поднимаются выше и питают поверхностные корни.

Глубокая пахота (копка) разрушает каналы, уничтожает покровный слой мульчи. Почва перестаёт дышать, всасывать воду из воздуха.

После дождей она уплотняется. Воздух из неё выдавливается. Углекислый газ не вырабатывается, минералы не растворяются.

В безвоздушных условиях бесструктурной почвы начинают работать бактерии, отнимающие кислород у химических соединений (анаэробы), и все элементы питания переходят в неусвояемую форму.

Почва быстро пересыхает, несмотря на рыхление. Растения голодают, несмотря на удобрения. Полив помогает плохо — бесструктурная почва не пропускает воду вглубь.

Растения — ослаблены, измотаны, измордованы таким уходом. Поэтому, так болезненны и так страдают от вредителей.

Вышеописанное есть суть плодородия. Выпалил одним махом, дальше расшифрую подробнее. Но, главное ясно: налицо порочный круг.

Нарушая жизнь почвы — внося навоз, копая по три раза, рыхля ежедневно, поливая и удобряя ежечасно, сдабривая новейшими стимуляторами, соблюдая лунные календари, гороскопы и сонники, согревая почву в руках, на груди и даже во рту! — вы убиваете плодородие. Убиваете, пытаясь его спасти.

Труд Овсинского, преданный забвению, разыскал и опубликовал в своём журнале «Жизнь земная» (ныне — «Разумное земледелие») Юрий Иванович Слащинин, организатор неформального общества «Народный опыт» — спасибо ему!

Деятельная самобытность растений

«Растения неимоверно чувствительны к пыткам, которым
подвергает их человек, и мстят ему за них — цветками и плодами».

И.Е. Овсинский

Из учебников мы знаем: всё, что нужно растению — это наилучшие условия для роста. Кажется — аксиома. Однако, часто бывает, что в хороших условиях растения не хотят плодоносить.

Хлеба дают массу соломы и мало зерна; редиска, огурцы, томаты, на питательной органике, «прут в лопух», виноград выращивает массу бесплодных плетей, деревья страдают бесплодным гигантизмом. И наоборот — корнеплоды, лук, салат часто «уходят в стрелку», зацветают.

Этот «парадокс» разгадал Овсинский. Он отнёсся к растению с истинным уважением: признал в нём существо, одарённое самопознанием, чувствительностью и «деятельной самобытностью», позволяющей, всякий раз, решать, как себя вести, чтобы лучше выжить.

Подход Ивана Евгеньевича — настоящее партнёрство.

«Нужно, прежде всего, указать, где именно может произойти столкновение между самобытностью растения и целью хозяина».

«В благоприятных условиях растение вовсе не стремится производить цветы, плоды и семена. Происходит это потому, что образование плода истощает силы растения и часто становится причиной его гибели...

Поэтому, растущие в хороших условиях и здоровые растения стремятся, главным образом, к развитию вегетативной массы... Единственно растения, находящиеся в дурных условиях, или существованию которых угрожает опасность, производят семена для того, чтобы этим... путём перенестись в лучшие условия быта».

Действительно, даже на примере цветов видно, что здесь — или-или: удаляя цветки и плоды, можно усилить развитие побегов и веток, и наоборот.

«Недовольство своим положением, страдания — вот причина, по которой цветы цветут и производят плоды и семена. Мы, убеждённые в том, что природа улыбается нам цветением, должны знать, что причиною этой улыбки есть боль».

«...Вследствие этого, хозяин должен употребить известные средства, которыми можно заставить растения цвести и давать плоды, потому что, без этого, и самая лучшая обработка и удобрение будут ни к чему.

...Наоборот же, растения, возделываемые не ради семян, садовники стараются воспитывать в условиях, по возможности, самых благоприятных».

Итак, в хороших условиях растения мудро наращивают массу, а, при угрозе жизни, мудро дают плоды. Нам остаётся мудро этим пользоваться.

Заметьте, не сказано: «нужно создавать плохие условия»! Нужно заставлять мстить.

Мы же, создаём такие условия, что у растения и мстить никаких сил не остаётся! Японцы получают в теплицах, в среднем, 120 кг томатов с куста. Вот это я понимаю — месть!

Чем питаются растения

«В большей части случаев, почва заключает в себе огромное
количество питательных элементов... но, всё-таки,
тратятся громадные суммы на искусственные
удобрения, и создаётся целая литература
об удобрении почвы».

И.Е. Овсинский Почва просто напичкана питанием. Однако, элементы питания содержатся в ней в неусвояемом, нерастворённом или неокисленном состоянии.

Но ведь, в природе это всё растворяется! Значит, можно создать и систему земледелия, переводящую недоступное в доступное. Её и создал Овсинский.

Но, вернёмся к источникам питания растений.

Атмосфера, с её осадками и пылью весьма близка почве по составу.

Структурная почва получает из воздуха азот, кислород, углекислый газ и воду, а также, нитраты, аммиак, метан, сероводород, йод, фосфор и пыль, в количестве, уже достаточном для растений, живущих без почвы — лишайникам, орхидным, бромелиям.

Минеральная основа — песок, глина и породы подпочвы — содержит все основные элементы: калий, фосфор, кальций, магний, хлор, серу; а также, микроэлементы: бор, йод, цинк, алюминий, кремний, железо, марганец, кобальт, молибден и т.д., в количествах, в десятки и сотни раз превышающих вынос с урожаем.

Нет в минералах только азота, но и его запасы в структурной почве огромны. Вот данные опытов, проводимых классиками тогдашней науки — Дэгереном, Шлесингом, Грандо, Колесовым, Вольни и др. Пересчитываю их данные на сотку.

Азота нужно для урожая до 1,5 кг на сотку. Роса и осадки дают около 0,2 кг. На бесструктурной почве это — всё. Структурная почва, накрытая перегнойной мульчой, имеет другие источники:

1) Перегнойный слой охлаждается быстрее — росы вдвое больше. Мелочь?

2) Под перегноем почва всегда влажная. Влажный перегной фиксирует вдвое, а влажный суглинок — в 20 раз больше азота, чем сухие.

3) То, о чём не написано в учебниках земледелия: в каналах и полостях структурной почвы днём осаждается подземная роса — вдвое больше воды, чем дают осадки. И с ней — до 0,6 кг азота. Уже достаточно!

4) При обилии микроорганизмов, при достатке влаги, под мульчой идут активное накопление азота микробами и активная нитрификация, которые дают до 15 кг азота на сотку.

А надо — полтора!

Пахатная, бесструктурная почва лишена этих процессов, и мы сыпем селитру и мочевину.

Хай живэ и процвитае производство минеральных туков!

Калия необходимо около 1 кг на сотку. В разных почвах его содержится 3-19 кг. Наши почвы — одни из богатейших.

Фосфора нужно до 0,5 кг на сотку. В почвах — 30-80 кг фосфатов.

Кальция надо до 2,5 кг на сотку. В почвах — 20-200 кг.

Другие элементы также содержатся в почвах в больших количествах.

Их переход в раствор происходит под действием кислот: угольной и гуминовых, которые производятся микроорганизмами, при наличии влаги, воздуха и органики.

Обратимся снова к Овсинскому:

«Очевидно, они (приверженцы пахоты) думают, что природа не знала, как распределить питание в почве, дала изобилие одних веществ и забыла о других, или же, дала в неусвояемой форме, вследствие чего, посредничество профессоров и фабрикантов удобрений сделалось необходимым.

Они забывают, что в девственных степях и лесах, где человек не испортил почвы вспашкой, природа, и без туков, производит такую обильную растительность, какой ни один поклонник вспашки создать не в состоянии, хотя бы он удобрения употреблял целыми возами.

Но, если бы даже удобрения доставались земледельцу совершенно даром и если бы они всего лучше могли помогать растениям, то и в этом случае, приверженцы вспашки оказались бы бессильны в борьбе с засухой, или же наоборот — вспаханная почва слишком намокает во время частых дождей, что может погубить урожай окончательно...»

Четыре условия плодородия

«Если бы питательные вещества находились в легко усвояемом растениями
виде, то получение обильных урожаев было бы лёгкой задачей. Достаточно
было бы бросить в землю зерно, чтобы получить желаемый урожай».

И.Е. Овсинский Для Ивана Евгеньевича задача получения урожая не была трудной. Он научился создавать условия, при которых питание в почве и приготавливается, и усваивается растениями. Вот они:

q         Постоянная достаточная влажность.

q         Система воздушных полостей и каналов, связанная с атмосферой.

q         Летом почва должна быть постоянно холоднее воздуха.

q         Избыток угольной кислоты и других органических кислот.

Рассмотрим, для чего всё это нужно и как это достигается.

1. Влажность

Овсинский:

а) никогда не пахал глубже, чем на 5 см и

б) постоянно держал этот верхний слой в состоянии рыхлости.

Результаты удивляли: «...В Бессарабии и в южных уездах Подольской губернии, где засуха причиняет ужасно много беспокойства, я всегда был доволен погодой, полевые работы никогда не прекращались, а земля была у меня постоянно настолько влажная, что можно было из неё лепить шарики».

Мульча, рыхлая от массы пожнивных остатков, надёжно защищает почву от солнца. Это ясно. Но у нас, и при постоянном рыхлении, почва пересыхает.

Дело в том, что под мульчой у Овсинского оставалась цельная, пронизанная миллионом канальцев, сохранившая, вместе с тем, капиллярность и хорошую теплопроводность, почва.

Именно при этих условиях происходит атмосферная ирригация — выпадение на стенках каналов и пустот росы, вплоть до глубоких слоёв подпочвы.

Механизм подземной ирригации — прост. Чем жарче воздух, тем больше он может содержать паров воды.

На более холодных поверхностях эта вода конденсируется, оседает каплями. Почва «отпотевает», как холодный стакан в жару.

Летним днём, уже на глубине в 35 см, разница температур 12°С, что гарантирует конденсацию.

Структурная почва постоянно дышит, засасывает воздух, благодаря «пульсации» объёма корней, движениям живности и температурным колебаниям объёма самой почвы.

Тёплый воздух, проникая всё глубже, отдаёт всё больше влаги. Кубометр воздуха может содержать до 100 г воды и половину её отдавать почве.

«При рациональной обработке, в почве осаждается такая масса воды, что... при самой большой засухе, под тонким сухим верхним слоем, бывает грязь».

«Это дневное осаждение росы и есть дождь, образующийся у нас под ногами в самые горячие дни — понятно, только при рациональной обработке почвы».

Ночью — наоборот: верхний слой быстро остывает, и более теплый воздух поднимается из глубины. Достигнув холодной мульчи, он осаждает свою росу в ней, и вода опять остаётся растениям.

Так природная почва работает, как накопитель воды. В тени лесов, под лесной подстилкой, её собирается столько, что избыток образует ручьи и реки!

Именно во влажной среде процветают микроорганизмы, идёт мощное связывание азота и нитрификация — переведение его в усвояемые нитраты.

Именно тут живность выделяет много углекислого газа, нужного для растворения минералов. Корни имеют и влагу, и питание в избытке.

2. Воздушные каналы

Все усвояемые формы питательных элементов — кислородные соединения.

Гуминовые кислоты, в присутствии кислорода, растворяют фосфаты и другие минералы вдесятеро быстрее, чем угольная кислота.

Азотофиксаторы, вся почвенная живность, нитрификаторы — аэробы, то есть, дышащие кислородом организмы. Всё названное — это аэробные процессы.

Уже после Овсинского, в 20-30 годы В.Р. Вильямс постоянно указывал на «антагонизм воды и пищи в бесструктурной почве».

Паханая почва быстро оседает и клекнет, после дождей. Вода полностью выдавливает из неё воздух. Все аэробные процессы прекращаются.

И тут же начинают работать анаэробные бактерии: они не дышат кислородом, но используют его для питания — отнимают у химических соединений. И все соединения переходят в неусвояемые формы.

Когда же почва, благодаря плотной капиллярности, высыхает, появляется кислород — тогда уже нет нужной влаги! И опять не идут аэробные процессы, и растения голодают.

Только в структурной и замульчированной почве есть одновременно и вода, и кислород, и мощно идут все аэробные процессы.

Сохранить структуру можно, не вспахивая почву глубже, чем на 5 см, и постоянно разрыхляя верхний тонкий слой. Или укрывая почву рыхлым мульчирующим слоем: листвой, шелухой, соломой и т.д.

Каналы, оставшиеся от корней, играют и ещё одну важную роль.

Пользуясь ими, корни молодых растений легко и быстро, не встречая сопротивления, проникают на большую глубину, в подпочву — до 4 м, где сразу «цепляются» за влагу и подключаются к источнику минерального питания.

Наш заботливо пестуемый пахотный слой — мизер, в сравнении с этим. Поэтому, для создания структуры, самый эффективный способ — сидерация.

3. Температура почвы

Рыхлый, перегнойный верхний слой

а) быстро нагревается солнцем,

б) быстро остывает ночью,

в) плохо проводит тепло.

Иначе говоря, слой мульчи служит одеялом, обеспечивающим постоянную почвенную прохладу и выпадение дневной росы, а ночью — защищающий от холода и конденсирующий в себе почвенные пары, стремящиеся наверх.

Но, это — не всё. Нитрификаторы живут в верхнем слое почвы. Тонкий перегнойный слой, более тёмный, весной быстро прогревается и начинает нитрификацию, снабжая растения азотом.

Вместе с тем, нижние слои прогреваются медленнее под его защитой и лучше всасывают влагу воздуха.

Чтобы это усилить, Овсинский, под зиму, бороновал поля. Он указывал, что вспашка под зиму и вымораживание «острого пласта» только препятствует весенней нитрификации.

А ведь, азот нужен растениям, в основном, весной и в первой половине лета!

4. Углекислый газ

Углекислый газ нужен растениям для фотосинтеза, он же нужен в почве, для растворения минералов. Чем его больше, тем лучше.

Но, он же тормозит нитрификацию — ведь, нитрификаторы дышат кислородом!

В пахотной почве эта задача неразрешима. В природно-структурной, естественно, решена.

В слое перегноя образуется много углекислого газа: микробы «выдыхают». Но, поскольку есть канальцы, он стекает, как более тяжёлый, вниз, в подпочву, к своим любимым минералам — растворять.

А наверху, без помех, продолжается бурная нитрификация.

О посеве и орудиях Овсинского

«Орудия эти (все, что тогда продавались. — авт.) ... должны бы фигурировать
в музеях древности, наряду с осмоленным колом древних народов, но мы,
однако, не перестаём платить за них наши трудовые деньги».

И.Е. Овсинский Для любопытных: Овсинский предпочитал английские орудия, а немецкие, знаменитые на весь мир, ругал с язвительностью. Но и английские переделывал на свой лад.

Использовал только трехлемешный плужок Рансома, конный полольник (плоскорез, «подрезающий сорняки), девятилапый экстирпатор (культиватор со стрельчатыми лапами) и бороны.

Пахал не глубже, чем на 5 см. Полольниками подрезал сорняки и рыхлил верхний слой. Культиватор регулировал так, чтобы лапы, подрезая верхний слой, создавали идеально ровную «подошву».

Сошники сеялок доводил до ума, чтобы семена ложились на эту подошву ровно, не кучами, а поодиночке, с нужной густотой. В особых случаях, очень редко, пользовался катком.

Все прочие орудия Иван Евгеньевич считал «безусловно вредной забавой», пустой тратой средств.

Сеял полосами по 30 см шириной, и столько же — между полосами. В полосе свеклы — два ряда, бобов — три, пшеницы — шесть рядов.

Самое важное — идеально ровная поверхность под мульчой. Она — всегда влажная, и семена всходят без дождей все одновременно.

Этого никогда не бывает при пахоте, а тем паче — при копке, и семена, оказавшись на разной глубине и в разной степени контакта с почвой, всходят неравномерно.

Взошедшее семечко быстро и надёжно цепляется за капиллярную поверхность, что позволяет боронить всходы трижды — через два дня: Овсинский всегда ждал, пока растеньица поднимутся после бороны.

При дожде, боронил и ещё. Так удерживал почву в постоянном накоплении влаги, и посевы быстро набирали силу.

Постоянная рыхлость мульчи — главное правило ухода за посевами, и пока растения не притенили почву, делается два-три прохода полольниками.

То же — после уборки урожая: на засорённые поля — плужки, на менее засорённые — культиваторы, на чистые от сорняков — бороны, после дождей — бороны, наконец, последнее боронование — в зиму.

И, уже с осени, в почве интенсивно готовится пища для растений на будущий год.

Обращаю ваше внимание на основной закон обработки почвы, на который многократно указывает и Вильямс: почва обрабатывается только в состоянии оптимальной влажности.

Не мокрая, и не просохшая, а когда комочек в руке не распадается, но и ладошку не пачкает.

Костычев указывает, что, после дождя, к моменту рыхления, корка должна просохнуть на 1,5-2,5 см, но, не больше!

Осенью и летом плужки должны идти сразу после уборочных машин: почва пересыхает за день, а при ветре — за три часа.

Обрабатывать же пересохшую или переувлажнённую почву — значит убивать её плодородие.

Часто ли вы придерживаетесь этого правила?..

И удаётся ли вам, сразу после любого дождя или полива, рыхлить поверхностный слой?

А если нет, то какой смысл в такой обработке?

Научившись умному земледелию, Овсинский был полон оптимизма: «Старая система обработки почвы затрудняет приготовление пищи для растений...

Формулы обработки и рецепты удобрений давно уже стали анахронизмом (это — в 1899 году!), и приверженцы старой системы, портя землю своей обработкой, стараются свою ошибку замаскировать удобрением и известкованием.

Поступают они, в данном случае, так, как врач, одной рукой дающий отраву, другою же — противоядие, утверждая, при этом, что вся эта операция — полезна для его пациента».

«Мелкая, двухдюймовая вспашка, гарантирующая выветривание почвы, в особенности, при употреблении, от времени до времени, полольника, есть именно тот таинственный деятель, который снял с измученных плеч земледельцев ужасное бремя засухи.

Теперь, я не только спокойно, но с некоторым удовольствием встречаю этот ужасный бич земледелия. Растения у нас надёжно взойдут и будут расти без дождя, нитрификация и охлаждение газов будут происходить самым энергичным образом, а хорошая погода только облегчает нам работу на поле, чему дождь часто становится препятствием».

Трудно в это поверить! У нас есть разумная система, от которой каждый может отталкиваться, создавая умный огород. Так и слышу вопрос: почему же эта система не стала всеобщей?!

Почему мы, до сих пор, копаем и пашем, в ущерб себе?

Почему мы копаем?

...Крем «Лореаль». Ваша кожа будет делаться
всё мягче, пока, в один из дней, вас вдруг
не зароют глубоко-глубоко...

Ответ, до обидного, прост: потому, что есть те, кому это очень даже не в ущерб.

Они и управляют наукой и культурой.

В нашем случае, развитие земледелия определили торговцы сельхозтехникой и удобрениями.

Они, наши спасители, помогали нам бороться с проблемами и обработки почв, и питания растений.

Но, хитрость вот в чём: чтобы помогать решать проблемы, надо сначала их создать.

Они создавали свою науку и просто игнорировали достижения успешных земледельцев. И их бизнес процветал. И процветает до сих пор.

Происходит только то, что кому-то выгодно.

Мы живём в обществе торговли проблемами.

В этом смысле, наш мир выглядит весьма курьёзно: постоянно кто-то создаёт проблемы, пугает остальных и предлагает помощь, и все послушно раскошеливаются.

Трудно поверить, но почти все главные проблемы созданы искусственно.

Медицине нужны болезни — и она создаёт их. Не верите? Тогда, представьте, что всех нас передали в руки врачей.

Какими мы станем, здоровыми или больными?

А, если нас передать в руки полиции, кем мы станем?..

Военным, чтобы жить, необходимы войны, и только поэтому они происходят.

Психиатрам нужны безумцы, и поэтому наш мир не становится более разумным.

Прессе нужны скандалы и конфликты, и она раздувает их, как только может, а не может — выдумывает.

Давно созданы системы обучения и воспитания, делающие ребёнка с детства полноправным членом общества, но, чем тогда заниматься педагогам и напуганным родителям?

Всегда дешевле создать науку, чем потерять власть и производство.

Нас гоняют, как белок в колесе: «решение» одной проблемы создаёт другие, и мы платим, платим и платим.

«После гамбургера, мороженого и чипсов(!) не забудь Дирол-кидс!» — а также Мезим для желудка, Галстену для печени и бальзам Биттнера, после чего, опять можно травить себя чипсами и покупать лекарства.

А, интересно, для чего нужен «Центр здоровых волос»? Скоро появится «Центр благоухающих подмышек», недалеко и до «Центра целебной водки».

Млея от участия и заботы, мы уже не видим за новой «наукой» получателей прибыли. Но, главное, не замечаем, что именно мы им её создаём!

Кому-то в нашей стране было выгодно оплачивать не качество, а количество. Не результат, а послушно отбытое время. Не достижения в здоровье, а больничные листы. Не успех, а верность науке. Не «деятельную самобытность», а веру в добрых помощников.

Вот и расхлебываем теперь всё это. Вот и болеем. И копаем свои дачи, и сетуем на климат и на тяжёлую жизнь.

По вере нашей и воздаётся нам! Аминь.

Рано или поздно, все мои доводы лягут
на хорошо подготовленную почву!

 

«А, на чём же ещё можно огородничать, если не на почве?» — спросят некоторые, прочитав название главы.

Отвечаю: на чём угодно. На песке. На керамзите или щебне. На перлите. На маленьких торфяных кубиках, уложенных в трубу или жёлоб, по которому течёт раствор питательных элементов.

Эта система успешно испытана в Адлере, на опытной станции, и называется малообъёмной гидропоникой. Можно просто в воде — гидрокультура.

Можно даже в воздухе, периодически смачивая корни раствором — аэрокультура. Понятно, что всё это довольно дорого устроить.

Наконец, можно выращивать овощи в стационарных приподнятых грядках или в траншеях, наполненных органикой — компостом, перегноем.

Это — дёшево и урожайно, а главное — достаточно «лениво». Я огородничаю именно так.

В мире идеи постоянного повышения плодородия почв и экономии труда и средств, идеи независимости огородника от индустрии, развиваются и применяются довольно давно — с начала века.

Все они основаны на простом законе: возвращай почве больше органики, чем она дала. И тогда она отдаст тебе ещё больше.

В начале века, в Германии, зародилась биодинамическая система хозяйствования, основанная на искусстве приготовления компоста и перегноя.

Биодинамисты научились повышать здоровье растений, животных и человека в замкнутом цикле обмена продуктами жизнедеятельности.

В 50-е годы в США стремительно распространилось органическое, или восстановительное земледелие.

Роберт Родейл, главный консультант «органистов», разработал и научно обосновал методы, позволяющие настолько полно использовать, накапливать и экономить естественные факторы — солнце, воду, воздух и свойства самих растений, что стало возможным практически не привлекать извне энергию, химикаты, удобрения и поливную воду.

В 70-е годы возникла пермакультура, уже рассмотренная раньше.

В конце 70-х, во Франции, а затем в США, на основе опыта Аллана Чедвика, было разработано БИМЗ — биоинтенсивное мини-земледелие: органические стационарные грядки с использованием мульчи. Книгу о БИМЗ написал Джон Джевонс.

Нужно упомянуть и доктора Миттлайдера (США), который разработал оптимальные составы питательных смесей и разумнейшую геометрию расположения растений — узкие гряды.

Европейский союз «Биоланд» уже больше сорока лет исследует причины вспышек болезней и вредителей, разрабатывает восстановительные методы хозяйствования, и фермеры-биоландцы добились хороших урожаев и здоровья растений, создавая разнообразную и устойчивую экосистему.

В Японии появился и расходится по миру ЭМ — искусственное сообщество полезных микробов, повышающих плодородие почв и вытесняющих из среды патогенную микрофлору.

У нас А.М. Игонин создал технологию получения червекомпоста — по сути, концентрата микробов, гумуса и стимуляторов, а В.П. Ушаков разработал, на основе биогумуса, систему земледелия на принципе «вернуть больше, чем взять».

Уверен, что не упомянул и десятой части достижений. Уверен: наблюдая за растениями, многие из вас могут и сами создать своё разумное растениеводство.

В помощь вам — основные способы восстановительного земледелия, о которых я знаю на сегодняшний день.

Не пропадёт наш скорбный труд!
И всё пойдёт на удобренья.

Фольклор

Органика — это бывшие тела растений и животных, а также тела разлагающих всё это микробов.

Проще: для нас органика — почти всё, что может сгнить, образовать перегной.

Качественно приготовленный перегоной, или компост — настоящее «садовое золото».

Он сообщает растениям удивительную мощь, хорошую плодовитость, защищает их от болезней — это доказано самым строгим научным способом: в Европе и США исследованием компоста занимаются институты.

А я это вижу у себя в огороде: овощи, взошедшие на компостной куче самосевом, почти на месяц перегоняют в развитии мои грядки, и растения там вдвое мощнее — хотя и в грядках у меня органика.

Вывод напрашивается сам: нужно все грядки превратить в компостные кучи!

В начале века перегной был детально исследован биодинамистами Германии.

Веря в «разум молекул» и космические силы, они считали перегной квинтэссенцией этих сил.

Опыты их — удивительно красивы и скрупулёзны.

Они научились направленно влиять на созревание компоста, с помощью настоев трав.

Установили качественные отличия разных видов компоста.

Доказали: какой корм у животных — такой и помёт — таким будет и перегной — таким получится и урожай. И довели перегнойное искусство до совершенства.

Для «органиста» перегной — основа благополучия. К нему относятся очень трепетно. Его одушевляют. И не зря: перегной — живой, в самом корректном смысле слова.

Это — сообщество микроорганизмов, насекомых и червей, занятых добросовестным приготовлением пищи и среды для наших растений. Наши сожители, симбионты. Помощники. Лапушки.

Гляньте в микроскоп: вон, стараются. Они — такие же наши сожители, как и растения и домашние животные. Даже важнее!

И с ними нужно научиться общаться, как это делают «органисты»: приготовление компоста для них — священнодействие.

Микробам необходимы три условия: пища, влага и кислород. С пищей и влагой, как правило, проблем не бывает. А кислород дать — придётся постараться: от него зависит скорость компостирования.

На компостных фабриках, где кислород нагнетают принудительно во влажную, постоянно перемешиваемую смесь, компост созревает за сутки!

Нам торопиться некуда, но очень важно, чтобы компост был качественный: плохой не только не поможет — он может и убить растения.

Давайте займемся приготовлением хорошего компоста.

1. Что можно компостировать?

Сразу отметим, чего нельзя класть в кучу.

Это жиры, сало, кости, синтетика, включая пластмассы.

Мясные и молочные отходы плохи только тем, что привлекают звериную братию, особенно крыс, и могут насыщать округу нежелательными ароматами.

Их можно класть, закапывая в кучу, и в небольших количествах: и сгниют быстрее, и проблем не будет.

Всё остальное делится на «зелёное» (богатое азотом) и «коричневое» (бедное азотом, но богатое клетчаткой).

Они ведут себя в куче по-разному и играют разные роли.

Зелёные материалы гниют с разогревом и часто с неприятным запахом, быстро. Это — «печка» кучи, а почве — источник азотного питания.

Коричневые преют медленно, прохладно, в куче и в почве, в основном, обеспечивают пористость, удерживают воздух и влагу — рыхлители. При гниении, могут даже обеднять компост азотом.

Зелёное: навоз, фекалии, птичий помёт, кухонные отходы, отжимки и отходы плодов и фруктов, сено бобовых, зелёные листья, скошенная трава, ботва, кукуруза (зелень), сорняки и всё зелёное, растительное.

Навоз лучше всего соломистый. Самый качественный — конский. Хуже всего — свиной: он кисел и жидок.

Но и из него можно сделать отличный компост, если переслаивать его сухой соломой, опилками, шелухой, держать до полного созревания и, перед закладкой в гряды, слегка известковать: пару килограммов пушенки на кубометр.

Фекалии — неиссякаемый питательнейший продукт нашей жизни, «удобрительное значение которого выше раз в 8-10 навоза.

Они применяются, главным образом, там, где... культура настолько высока, что требует усиленного удобрения» (Народная Энциклопедия, 1912 г.).

Нас пугают гельминтами, но, думаю, это тоже из области рекламы: в почве всегда есть и болезнетворные начала, и яйца гельминтов, но ведь, мы тщательно моем овощи, чистим и варим.

Мой туалет — ведро, вместо ямы. Раз в неделю я размешиваю его содержимое с водой в выварке, а, ещё через неделю, выливаю всё это на кучу, посыпаю золой и накрываю травой или шелухой.

Растения показывают: это — то, что им надо! И отходов нет.

Птичий помёт лучше настаивать для жидких подкормок. В кучу его класть — только если уж девать некуда. Самый питательный — голубиный.

Кухонные и плодовые отходы нужно класть тонко и переслаивать коричневыми материалами — как и навоз.

Сено — отличный материал, но его надо послойно притрушивать готовым перегноем или поливать настоем гнилой соломы, травы: дать на развод бактерий для более быстрого гниения. Если сено сухое, его надо увлажнить водой, кухонными отходами, фекалиями и т.д.

Трава, листья и прочая зелень обязательно требует подвяливания, иначе, она уплотняется, остаётся без воздуха и начинает не гнить, а киснуть, превращаясь в ядовитый «силос».

Можно брать и свежую, но тогда её переслаивают, как и навоз, чем-то сухим коричневым.

Коричневое: сухие листья, солома, полова, шелуха семечек, початки кукурузы, бумага, опилки, кора, а также то, что остаётся после снятия урожая вешанок в пакетах.

Если зелёных материалов достаточно, коричневые просто их прослаивают. Сами же они гниют медленно и поглощают, при этом, азот для питания бактерий-целлюлозоразрушителей.

Поэтому, если вы компостируете только коричневое, увлажните кучу раствором мочевины (карбамид) из расчёта 1,5-2 кг на кубометр материала. Тогда компост не будет обеднён азотом.

2. Как всё это компостировать?

Главное: не ройте компостных ям. В них скапливается вода, перемешивание почти невозможно, доставать трудно, гниение не идёт — мало воздуха.

Куча — это три стенки из любого материала, высотой до метра. В идеале, пол — решётчатый: тогда воздух будет подсасываться снизу, и компостирование будет быстрым и качественным.

Хорошо — пол твёрдый, например бетонный: удобно работать. Если земляной, то вниз подстилается солома или опилки. На бетон такая подстилка толще — 20-30 см.

Минимальный объём кучи — кубометр, иначе, будет быстро сохнуть. Лучше — в тени, по той же причине.

Если куча — на открытом месте, она должна прикрываться сверху: зимой и весной — плёнкой (в тепле быстрее сгниёт), летом — чем-то непрозрачным (перегреется — бактерии погибнут).

Если кучу не накрыть, за полгода питательные вещества вымоются дождями!

Компостирование может быть холодным — медленным, или горячим — быстрым. Я применяю, в основном, холодное.

Холодное компостирование — для ленивых. Вы просто постоянно кладёте на кучу разные материалы: траву, навоз, фекалии, выливаете помойные ведра, и всё это присыпаете соломой, сеном, шелухой, опилками.

Сорняки старайтесь класть ещё не обсеменившиеся, а то, потом придётся лишний раз грядки полоть.

Ботву больных растений (сгоревших от фитофторы томатов, от пероноспоры — огурцов) в холодную кучу лучше не класть.

Если вы копаете грядки, то инфекция будет каждый раз выноситься на поверхность, а споры — опасны только в воздухе.

Я же гряд не копаю, а только заваливаю сверху новым компостом, а затем, сверху мульчой, и на больные растения особого внимания не обращаю: спор на поверхность попадает мало, а корневых гнилей у меня нет, да и на компосте они вряд ли возможны.

Если раз за лето кучу перекинуть — к осени компост будет почти готов: можно выложить его на грядки и прикрыть на зиму плёнкой.

Если перекинуть дважды — будет готов раньше. А если перемешивать каждую неделю, то компостирование может закончиться за месяц-два, и это уже —

Горячее компостирование. Чтобы не убиваться с вилами, органисты придумали всякие простые устройства.

Например, большую железную бочку, часть стенки у которой может открываться, закрепляют по торцам на оси. Что-то вроде бетономешалки: подошёл, повертел — и готово!

Мы для этого можем использовать обычные 200-литровые железные бочки — их можно прямо по земле катать.

Только надо сделать съёмную крышку, и в торцах — дырочки для воздуха. В такие бочки нельзя лить жидкости, а класть надо материал нормальной влажности.

Готовый компост становится тёмным, почти чёрным, более или менее однородным, рассыпчатым и приятно пахнет лесной подстилкой.

Обобщим всё сказанное.

Кодекс компостной кучи

q         Смешивай зелёное и коричневое, примерно, в равных долях.

q         Не делай слой компоста в куче выше 60-70 см.

q         Чем рыхлее и воздушнее куча, тем меньше требует вмешательства.

q         Прикрывай кучу, поддерживай нормальную влажность.

q         Лучше перемешать, чем прослаивать: не придётся мешать потом.

q         Добавляй затравку из готового перегноя: сгниёт быстрее.

q         Свежую траву подсушивай и переслаивай коричневым.

q         Не клади в кучу: жир, кости, синтетику, прутья и колючие ветки целиком. Мясное и молочное закапывай внутрь.

q         Чем мельче компоненты, тем быстрее компостирование.

Честно говоря, я соблюдаю не все эти правила. Собираю, что есть, и перекидываю дважды за лето. Накрываю плёнкой. Компост получается вполне пригодный и питательный.

3. Как применять органику?

Свежий навоз, смешанный с соломой или листвой и погашенный известью или золой, прекрасен для заваливания приствольных кругов молодых слаборослых деревьев, слоем в штык лопаты — это их реабилитирует; незаменим для заваливания кустов смородины и крыжовника, междурядий клубники и особенно рядов малины; с добавлением извести, хорош для нижнего слоя грядки под капусту и огурцы (верхние полштыка — зрелый перегной).

Очень подходящ для настаивания в воде, для подкормок.

Полусгнивший навоз или компост применяется, как и свежий навоз. Кроме того, я наполняю им грядки осенью, на зиму прикрываю шелухой или плёнкой, и к весне он доходит до кондиции.

Пленка — лучше: я заметил, что за зиму открытые грядки теряют много питательных веществ.

Готовый компост (перегной) применяется вместо почвы во всех грядках, клумбах, для заваливания кустарников и деревьев; настаивается для жидких подкормок, для получения затравки бактерий.

Разная органическая мульча будет рассмотрена в отдельной главке.

Жидкие настои — отличное жидкое удобрение, содержащее, кроме питания, массу стимуляторов и биоактивных веществ.

Навоз или компост, а также и фекалии, заливаются водой и, при периодическом перемешивании, настаиваются две недели.

Последние три дня надо дать смеси отстояться. В бочку можно также добавлять золу (с полведра), гнилое сено, траву. Полученный настой используют для полива.

Компост заливают 10-ю частями воды (1:10), навоз и зелень — 1:20, птичий помёт — 1:40 — 1:50.

Сейчас появилось много препаратов, стимулирующих рост и повышающих плодородие почвы. Гуматы, Эпин, Силк, Биостим, микробная культура ЭМ. Все они дают эффект на почвах, при правильном применении.

Однако, я убедился: эффект хорошего компоста — гораздо выше. Потому что, очевидно, все эти вещества в компосте всегда есть, и подобные микробы в нём присутствуют.

Поэтому, не принижая достоинств наших препаратов и удобрений, я, всё же, расцениваю их, как дополнительные меры, которые следует применять по необходимости: при выращивании рассады, для замочки семян, или там, где нет достаточного количества органики.

А ставку я делаю на хороший компост или перегной. Уверен: только тогда мы начнём получать стабильные урожаи, когда привыкнем к работе с органикой и к устройству полива.

Слышу: «Да где её взять, органику?» Не будем лукавить. Посмотрите: у вас есть куда более дефицитные вещи.

У нас органика — везде, кругом, ею всё заросло, но она пропадает даром. Как только она вам понадобится — вы её найдете. Я же нахожу.

Когда-нибудь и у нас города будут окружены кольцом компостных фабрик. А пока давайте вертеться сами. Тем более, что органика нужна ещё и для мульчи.

Что наша жизнь? Мульча!..

Надо ли повторять: мульча — естественное прикрытие почвы рыхлым слоем или просто материалом — у нас, на юге, просто необходима, поскольку защищает почву от солнца, сохраняет от высыхания, поддерживает постоянную температуру и создаёт структуру, позволяя почвенным обитателям жить в хороших условиях.

Без мульчи мы — или каждый день с тяпкой (что, всё равно, помогает мало), или высыхаем, как на сковороде.

Ведь, лить воду на наш голый суглинок — сизифов труд: во-первых, ведро, вылитое на квадратный метр, промачивает почву всего на 3-5 см, а, во-вторых, вся эта вода вылетает за полдня, если на политую почву попадает солнце.

Поэтому, я постарался узнать о мульче побольше.

Мульча может быть земляная, из разных органических материалов, из укрывных плёнок и тканей — прозрачных и непрозрачных, дышащих и не дышащих. Рассмотрим всё по порядку.

1) Земляная мульча — слой комочков почвы, который мы постоянно стараемся создавать, путём тяпания, культивирования, рыхления, после полива и дождей.

Влагу, действительно, сберегает. Но, очень хитро: только до первого дождя и при наличии избыточного трудолюбия.

Это — всё равно, что предложить крыть крышу бумагой и провозгласить, что хороший хозяин должен сразу перекрывать её, после любого дождя и ветра.

А мы ещё сами из шланга воду сверху хлещем — чтобы любимую тяпку скорее схватить. Ну, это ладно — дело вкуса.

Но, рыхление может способствовать пробуждению и рассеву спор фитофторы, пероноспоры и прочих грибков — они зимуют на почве!

2) Мульча из органики. Приведу свой опыт, плюс научные исследования американских органистов, а также, довоенные исследования наших овощеводов.

Солома — один из доступных нам материалов.

Кладётся слоем 10-15 см, оседает до 4-6 см. Эта толщина мульчи считается идеальной, вызывающей максимум полезных эффектов.

Кладется в междурядья клубники: в переводе с английского, её название так и звучит — «соломенная ягода». Лучший хранитель влаги.

Летом, отражая солнце, охлаждает почву. Один из лучших подавителей сорняков. Не позволяет ягодам клубники гнить и пачкаться, плодам томатов и огурцов болеть.

Картошка, заваленная соломой, растёт в полтора раза лучше и меньше поражается жуком: в прохладной почве он позже пробуждается, и на поверхность выбраться ему уже трудно.

В этом году картошка под соломенной резкой у меня несравненно мощнее той, что в траншеях.

Под соломой отлично «спят» посаженные под зиму лук, чеснок, многолетники, оставленные в почве корнеплоды.

Соломенная мульча — самое долговечное «одеяло». Кстати, по-английски грядка — «веd» — кровать.

Сено менее долговечно, чуть хуже давит сорняки. Зато, оно — питательно и быстро образует целебный слой перегноя.

Минус: в нём может быть полно семян. Поэтому, на грядки я его не кладу. Заваливаю им дернину под бахчевые, междурядья картошки, приствольные круги деревьев и кустов. Остальные достоинства — те же, что и у соломы.

Опилки, измельчённая древесина, мелкая стружка отличаются тем, что почти не глушат сорняки, хотя, можно просто взять слой потолще.

На грядки можно класть только выветренные, полежавшие, и лучше предварительно пролить почву азотным удобрением: настоем фекалий, навоза, или мочевиной — горсть на ведро воды. Древесина очень бедна азотом и, перегнивая, поглощает его.

Хотя опыты американцев показали, что обеднения почвы, при этом, не происходит, я не рискую. Лучше сыпать опилки на цветники, в междурядья, щепу — на дорожки.

Все упомянутые материалы — светлые. Они отражают солнце. Поэтому, под теплолюбивые культуры (томаты, огурцы, перцы, баклажаны) их надо класть позже, уже по растениям, когда почва прогрелась.

Наоборот капусту, горох, картошку нужно укрыть раньше, сразу после посадки. Удобно мульчировать по первому ковру сорняков: под толстой мульчой они дохнут.

Сюда же можно отнести полову, рисовую шелуху — по свойствам они похожи на опилки.

Компост и перегной — мульча целебная. Органисты доказали: компост защищает овощи от болезней.

Достаточно слоя в 3-5 см. Он задерживает в почве споры, готовые весной взлететь, а его микробы активно подавляют патогенов.

Зная, что компост быстро усаживается и растаскивается червями, я кладу его толсто, до 15 см. Если насыпать компост на ковёр сорняков, многие из них уже не вылезут.

Подсолнечная шелуха сорняки особенно не давит, но влагу хранит лучше, чем компост. Поэтому я компост ещё сверху шелухой мульчирую.

Особенно хороша шелуха, остающаяся после выращивания вешанок. Сыплю её на грядки и на клумбы. Добавляю в компост.

Сюда же можно отнести травяную резку: она — питательна, даёт почве азот, влагу держит замечательно. Класть её надо потолще: высыхая, она очень уменьшается в объёме. То же можно сказать и о листьях.

Это — тёмные мульчи. Они хорошо прогреваются, и класть их можно с осени, а весной прямо в них и сажать.

Кора, хвоя, отсев керамзита — вещи менее доступные. Ими лучше мульчировать дорожки и клумбы с многолетниками.

3) Мульча из покровных материалов. Ещё в 20-х годах Мичурин писал, что американцы успешно укрывают плантации «картоном, пропитанным гудроном» (толь).

До войны подобные мульчи широко испытывались и производственно применялись во многих наших хозяйствах.

В учебниках тех лет о мульчах говорится, как об обычном, широко известном приёме ухода, дающем большой эффект.

Бумага и картон — отличный способ отсечь сорняки и сберечь влагу. Я застилаю картоном пространство, где плетутся тыквы и дыни. Можно укрывать овощи и картошку.

Правильное применение: растения нужно сажать в маленькие, прорезанные ножом крестики, а края мульчи прикапывать. Иначе, в дырки вырастут сорняки, а почва будет высыхать.

Газеты нужно класть внахлёст, в 3-4 слоя, крафт-бумагу (мешки из-под цемента) — в два слоя, картон — в один слой. Не стоит опасаться типографских красок: они — не ядовиты для растений.

Мешковина, текстиль сносно отсекают сорняки, но дышат и часто пропускают свет. Поэтому, почва под ними может быстро высыхать.

Это значит, что требуются частые поливы. Поливать можно прямо по материалу, и, при этом, струя не будет размывать и уплотнять почву.

Чёрная пленка. Первая реакция: «Она же не дышит! Корни задохнутся!»

Вспомните: почва дышит только тогда, когда есть чем дышать: структурой из каналов.

Если структура есть, почва будет интенсивно дышать и через те дырочки, в которых растут растения.

Я убедился: и под «недышащими» плёнками почва структурируется, потому что они хорошо держат влагу.

Они вообще её не испаряют. Это — большой плюс. Но они не превращаются в перегной — это минус. Значит, накрывать надо почву, уже сдобренную органикой.

Ещё пугаются, что плёнка сильно нагревается на солнце. Да, но это не вредит растениям. Нагреваясь сама, плёнка не нагревает почву, так как не пропускает свет и не создаёт парникового эффекта.

А вот — серьёзный недостаток — недолговечность: рассыпается за год. Но горю легко помочь: навалить сверху соломы, опилок, травы. Под мульчой плёнка будет работать гораздо дольше — несколько лет.

Рубероид — та же плёнка, но долговечнее: работает 3-4 года без мульчи. Никаких вредных для растений испарений он не выделяет: гудрон — вещество природное. Кладут его вверх присыпкой.

Плёнкой и рубероидом можно мульчировать овощи, но вряд ли это умно: ведь, каждый год мульчу придётся поднимать и менять на новую.

А вот, клубника — другое дело. Плантация сидит три-четыре года. Полоть не надо, поливать почти не надо — только в засуху.

Воду льют прямо сверху, и она затекает в дырочки, а под мульчой распределяется равномерно. Ягода не гниёт, сухая и чистая. Усы не укореняются.

После снятия урожая, обрезал, дал подкормку, и все дела! Тонкости тут следующие.

Подготовив грядку и насыпав хорошую дозу компоста (если есть), раскатываем сверху рубероид (плёнку).

Края тщательно прикапываем: если мульча не герметична, почва под ней быстро высохнет!

Повторюсь: при посадке рассады, главное — не рвать дырок. Ножом прорезаем крестик — чем меньше, тем лучше.

Тонким колышком делаем лунку и этим же колышком туда аккуратненько рассаду упихиваем. Полить надо один раз.

Хорошо ещё сверху горсть перегноя насыпать: сорняки не должны даже заподозрить, что где-то есть свет и куда-то можно вылезти! Поэтому, большие дырки сведут всю работу почти насмарку.

Если плантация большая, ровняйте и удобряйте сразу всю площадь, застилайте несколько рулонов внахлёст и по стыкам кладите доски или камни.

По мульче ходить нельзя — это общий закон мульчи, ведь она и нужна для разрыхления почвы! А по доскам — очень удобно.

Помня Овсинского, лучше сажать ряды клубники через 30-40 см, а в ряду теснить до 15-20 см. Но это — уже другая тема.

4) Прозрачные покрытия

Полиэтиленовая плёнка — материал недышащий и прозрачный.

Она создаёт парниковый эффект: тепловые (инфракрасные) лучи пропускает, а обратно не выпускает. Значит, в качестве летней мульчи, не годится.

Зато, отлично подходит для укрытия на холодное время года компостных грядок: компост продолжает всю зиму зреть, и питательные вещества не размываются дождями.

Можно накрывать плёнкой и компостную кучу, и бурт навоза: сохранят питательность и быстрее сгниют.

Есть такая процедура — соляризация. Кусок почвы застилают плёнкой и прикапывают края. Объём «парника» мал, и возникает дикая жарища. За лето всё должно свариться.

Не думаю, что это умно. Во-первых, и почва, и микробы свариваются. Во-вторых, многие сорняки, несмотря на жару, успевают дать семена.

О разумных плёночных укрытиях будет отдельная глава.

Агрил, агротекс, спонбонд и прочие нетканые: прозрачные и дышат.

В тёплые весенние дни под ними нет такого перегрева, как под плёнкой — плюс. Но почва под ними высыхает быстро — минус.

Правда, сквозь них можно поливать. Но — не взрослые растения: дождевой полив способствует развитию грибковых болезней.

Значит, применять эти материалы лучше всего только для мульчирования посевов, а также, для спасения огурцов и томатов от утренней росы.

Для укрытий более серьёзных они слишком непрочны, их рвёт ветер. Некоторые из них недолговечны. За год начинают рассыпаться в руках.

Поэтому, лучше пользоваться ими временно и аккуратно.

5) Мульча для освоения целины и подавления сорняков. Одна из самых умных техник, применяемая пермакультурными огородниками и органистами. С успехом использую её для создания новых грядок.

В мае налитый соком бурьян притаптывают, кладут: это — подарок червям. Если почва очень бедная, по бурьяну разбрасывают перегной или недозрелый навоз, компост — немного, слоем 3-4 см, удобрения.

Потом, на бурьян с перегноем укладывают бумагу: газеты — в 2-3 слоя, журналы — в 2 слоя. Можно положить упаковочный картон.

Прямо на картон насыпают слой, сантиметров 10, питательной органики, причём, можно брать недопревший навоз, недозрелый компост: будет время дозреть.

Сверху весь этот «торт» покрывается «взбитыми сливками»: соломой, листвой, травой, слоем в 5-6 см. Картон (бумага) отсекает сорняки. Питательный слой держит влагу и даёт питание. Солома всё это охраняет от солнца и птиц.

В первый год сюда не посеешь семена, поэтому сажают рассаду крупных растений: кабачков, тыкв, дынь, томатов, перцев, баклажанов, а также, картофель.

Сажают определённым образом. Немного разрывают солому и навоз, протыкают совком бумагу: корни сами найдут дорогу вниз.

Рассаду (клубень) устанавливают в лунку и обсыпают вокруг землёй или готовым компостом: он будет защищать растение от кислого навоза, пока тот не перепрел. Поливают, закладывают соломой «по уши».

Если есть дожди, больше поливов не требуется. На следующий год мульча осядет, превратится в компост, почва прорыхлится, и вы получите чистую от сорняков грядку. Остаётся ежегодно добавлять перегной и сеять всё, что угодно.

Мы делаем новые грядки просто. Прямо на луговую дернину ставим короб из четырёх досок. Скажем, 1 на 4 м. Разбрасываем пару тележек навоза прямо по траве. Укладываем бумагу, сверху нагружаем компост или навоз, потом шелуху. В первый год сажаем огурцы и помидоры.

Можно делать иначе. Огородив грядку, роем в ней, прямо в бурьяне, лунки, заполняем органикой и сажаем помидоры. Рассада растет, а бурьян прёт втрое быстрее.

Когда он уже дал хороший урожай, но ещё не задавил рассаду, мы его притаптываем, накрываем бумагой, а сверху — толстым слоем кошеной травы, перегноем, шелухой или тем, что есть в наличии.

Все лето добавляем сюда траву, сорняки. Полоть приходится мало. Поливать — раз в неделю, но обильно.

На такую грядку можно всё лето класть все кухонные отходы вместе с травой и сорняками. Черви разведутся в огромном количестве и превратят все это в биогумус.

Так можно, прямо-таки, «подбросить» плодородие грядки за пару лет почти до максимума. По-моему, это называется «финская грядка».

Ну, если уж финны так мульчируют почву, то нам, при нашем солнце и наших засухах, и сам Бог велел!

Резюме: всё же, лучшая мульча — органическая. Она должна быть и довольно плотной, чтобы давить сорняки, и хорошо дышать, и защищать растения от болезней, и давать питание.

Такая идеальная мульча — компост, а при добавке азота — солома, трава, шелуха.

Вывод: пусть они гниют не на полях и пустырях, а на ваших огородах!

...А весной густая гребёнка подсолнуха
сразу вычешет сор из шевелюры ваших мыслей!

Жизнь на нашей планете началась с растений. Они первыми научились вырабатывать органику из воздуха и солнца.

Первыми вышли на сушу. Они создали животных. Они создали почвы. И даже атмосферу, пригодную для дыхания — тоже они создали.

Со времён своего появления на суше, любое растение постоянно совершает огромную работу по улучшению почвы: ведь это — дом его детей.

Корнями создаёт структуру из канальцев и оставляет в канальцах органику для микробов и червей. Притеняет почву, сберегая влагу. Укрепляет почву, предотвращая размытие и сдув. А, умирая, оставляет толику перегноя на поверхности — отдаёт всего себя!

Можно сказать, что жизнь растения есть беззаветное служение жизни будущих растений, а значит, и всего живого: растение создаёт почву.

Здорово же нас зашорили, если мы забыли об этом и не стремимся это использовать!

Нас учат: чистая земля — это порядок. Но реально, особенно у нас, на юге, голая почва — это смерть. Это — уплотнение, высыхание, потеря структуры, ступор плодородия.

Одна из заповедей разумного земледельца: бойся голой земли! Бойся даже на день оставить землю без растений. Используй любую возможность структурировать и удобрить почву органикой с помощью растений.

Время у нас есть: ранняя весна и осень. Растения есть просто замечательные: злаки хлебные, амаранты, подсолнечник. Сорняки — и те годятся, их зелёный ковёр весной надо просто вовремя подрезать.

Изобретатель ручного плоскореза В.В. Фокин использует всё, что есть: «Остались у вас семена любых культур, ненужные, просроченные, — не выкидывайте, сейте гуще на освободившейся земле...»

Корнеплоды — вообще роскошь: «Сейте в июле-августе. Оставьте урожай вместе с ботвой в зиму. Сколько пищи получат обитатели почвы, когда перегниёт!»

СИДЕРАТЫ — это растения или смесь растений, посеянная с целью структурировать почву, обогатить её азотом или органикой.

Традиционно, они запахиваются. Однако, при этом, идёт насмарку структурная работа корней, а сверху не образуется мульча из компоста.

Памятуя об открытиях Овсинского, лучше просто подрезать их на глубине 2-3 см плоскорезом или тяпкой-бритвой (о них — далее) и оставлять на грядке.

Сорняки, конечно, можно и вырвать — в смешанной культуре, в густой грядке тяпкой не размахнёшься, но оставить их на грядке — дело святое. Ведь что такое, в сущности, сорняки, как не сидераты, вырастающие для нашей же пользы сами по себе!

Я пользуюсь компостными грядками, стараюсь выращивать что-то с ранней весны до морозов, и поэтому сидерацию не использую. Расскажу о ней со слов В. В. Фокина, а на практике вы увидите всё остальное.

Сложного тут ничего нет. На грядках, предназначенных под теплолюбивые культуры, по февральским или мартовским «окнам» разбрасываем гуще семена, програбливаем грядку и ждём.

Перед высадкой рассады, можно уже иметь зелёный ковер по колено. Подрезаем его и оставляем на грядке. Если есть чем — присыпаем сверху, мульчируем.

Сажаем рассаду прямо в вянущую «ботву» сидерата. Если вы уже давно мульчируете органикой, то грядку можно совсем не копать. Если же земля у вас плотная, то достаточно вскопать с осени, а весной только подрезать сидерат тяпкой или плоскорезом.

После снятия урожая картошки, лука, моркови, чеснока (то есть, тех культур, что не плодят или не занимают грядку до морозов) лучше всего посеять второй урожай: даже в середине июля не поздно сеять морковку, свеклу, огурцы, цикорные салаты, кабачки, редьку, дайкон и зелень, а к концу августа — картофель, салат, редиску, листовую горчицу.

Но, если после сбора урожая, осталось ещё теплое время — прямо под грабли сейте сидерат. Если он успел подняться задолго до холодов, разбросайте прямо по выросшему сидерату новую порцию семян, и всё — под тяпку (бритву, плоскорез).

Заодно и новые семена заделаются. Если нет опасности, что сидерат слишком перерастёт и задеревенеет так, что трудно будет его подрезать (как, например, кукуруза или подсолнух, сорго или просо), его можно оставить на зиму. Весной останется взрыхлить грядку.

Какие растения годятся для сидерирования?

В полеводстве, прежде всего, многолетние бобовые травы: люцерна, люпин, эспарцет, клевер.

Корни их — мощны и проникают на глубину более четырёх метров. Растения эти богаче азотом, чем другие травы. На корнях их живут симбионтные бактерии-азотофиксаторы.

В.Р. Вильямс, разработавший травопольную систему, показал, что бобовые травы особенно активно создают комковатую структуру и каналы в почве.

В его системе три года из восьми поле занято смесью бобовых и злаковых трав и используется, как кормовое угодье, а в остальные годы — структура поддерживается разумной обработкой.

Это позволяет разительно изменить свойства почвы: она начинает накапливать впятеро больше воды, чем бесструктурная; в ней исчезает антагонизм между влагой и питанием, возрастает эффективность удобрения, повышается урожай.

Вильямс приводит поразительные расчёты. Так как влажность «выпаханной» почвы сильно колеблется от переизбытка к недостатку, и в это время питание не усваивается, то и поливы, и питание растений работают только на 50%. Притом, вероятность нормального, по силе, дождя — тоже 50%.

Урожаи, по первым пятилеткам — от 16 до 2 ц/га, значит, средние — 7 ц/га. При максимальном урожае, производительность труда — ниже возможной вполовину. А на деле, при среднем урожае, она ниже нормы вчетверо.

А если вспомнить, что половина урожаев и этого не добирает, то эффективность на бесструктурной почве — не выше 12%.

А при потолке эффективности в 50%, все отрасли, обслуживающие сельское хозяйство, начинают даром терять, минимум, половину продукции, топлива сжигается вдвое больше, чем надо; машиностроительная, химическая промышленности вырабатывают половину даром; и это значит, что все производства, перерабатывающие продукты сельского хозяйства, получают сырьё, минимум, по двойной цене.

А это значит, подчёркивает Василий Робертович в 37-м году (!), что и все граждане Союза получают продукты и предметы первой необходимости, минимум, по двойной цене.

«Все эти моменты ещё не затронуты изучением, а какие перспективы может вскрыть это изучение!» — писал он в многочисленных статьях. И верил, что так не должно быть.

Поистине — титан научной мысли имел и наивность титаническую! Только представьте: все трудятся вдвое больше, а покупают вдвое дороже.

Да, об этом же, наши власть имущие могли только мечтать!

В 39-м Вильямса не стало, и травополья не стало, а наука начала отталкиваться от агрохимии Прянишникова, и мы обогнали всех по производству удобрений, но даже не приблизились к развитым странам по эффективности сельхозпроизводства.

Я позволил себе это отступление потому, что наши огороды — это, чаще всего, маленькая модель нашей страны, лишённой разумного земледелия.

Но, вернёмся к травам. Несмотря на всю ценность, бобовые нам не подходят: они многолетние и образуют прочный стебель, который трудно перебить тяпкой: они могут отрастать от корней; если они успеют дать семена, это усложнит нам жизнь: клевер, например, уже в юном возрасте искоренить нелегко.

Единственно возможный способ — сеять люцерну (её семена доступнее других) и подрезать её, не дав хорошо подняться. Но, в этом случае и азота мы получим очень мало.

Так что, бобовую сидерацию с пользой может применить тот, кто привык всю землю пускать под мотоблок и не собирается менять привычек.

Запаханный густой травостой бобовых приравнивают к трети, а то и половине дозы навоза только по отдаче питательных веществ, а ведь, создаётся еще и структура!

Поэтому, нам больше подойдут злаки — любые, кроме кукурузы: слишком дорого и трудоёмко. Они — холодостойки, быстро всходят и рыхлят именно верхний слой почвы.

Если же у вас есть место и желание вырастить быстро и много органики, посейте подсолнух, кукурузу, сорго веничное или сахарное. Это так называемые С-4-растения.

Их фотосинтез происходит на треть эффективнее, чем у остальных, и они, поэтому, быстро набирают массу, а в этой массе, к тому же, много сахаров.

Полсотки густого «стеблестоя» — и в середине лета можно закладывать компост.

Можно использовать эти растения и как сидерат, но подрезать надо быстро, не дав вырасти выше колена, а то, придётся рубить топором.

Большую пользу приносят подсолнух и кукуруза, посеянные вдоль гряд и вокруг огорода, в виде кулис.

Они защищают огород от ветра и солнца, создают хороший микроклимат. Огурцы среди зарослей кукурузы или подсолнуха плодоносят до заморозков.

Годятся для сидерации и крестоцветные: горчица, рапс, сурепка, редька масличная. Годятся вообще все овощи, семена которых вы собрались выкинуть.

Вообще, присматривайтесь к растениям. Есть такой сорняк — портулак, или «толстянка». Его можно есть, особенно вкусен он в маринованном виде. Не рвите маленькие растения, подождите, пока вырастут побольше: сколько органики получите!

А есть сорняк — звездчатка, или мокрица. Кстати, тоже есть можно, в салате. Появляется как раз во второй половине лета, после прополок.

Пока не зацвёл массово, не рубите: очень уж прекрасное почвопокровное растение, влагу бережет. И тяпать не надо: дохнет, стоит сверху навалить перегноя или шелухи. Так что сидерация — дело творческое.

«Главная задача земледельца — землю делать... Земле надо давать больше, чем от неё берёшь. Проценты — и немалые — она сама начислит: каждому по заслугам».

(В.В. Фокин).

Вот главные правила сидерирования.

q         Не стоит сеять многолетников и корневищных растений.

q         Не нужно переращивать сидераты. Чем мощнее растение, тем раньше нужно его подрезать.

q         Сей сидерат густо.

q         Разбрасывай семена перед уборкой урожая или перед весенним граблением, чтобы не тратить специальных усилий на сидерирование.

Исстари в основу огородничества кладётся севооборот.

Суть его в том, что растения нельзя выращивать несколько лет на одном месте — падает урожай, снижается рост и повышается болезненность.

И это — верно для обычной пахотной культуры, хотя, в её режиме, у нас и при соблюдении севооборота, растения страдают изрядно.

В чём причины этого явления?

Чаще всего его связывают с накоплением болезней в почве. Ещё говорят, что всему виной обеднение почвы питанием: ведь, растения требуют именно тех элементов, что уже «съедены» теми же культурами в прошлые годы.

Ещё доказывают, что корни выделяют определённые яды, свойственные именно этому виду растения, и их накопление действует отравляюще.

В чём же истинная причина этого «почвоутомления» и что с ним делать?

Строго обоснованный ответ нашёлся в книге гениального виноградаря-практика и учёного Ленца Мозера.

Столкнувшись с почвоутомлением, он не поленился заложить сотни полевых опытов и точно выяснил следующее.

Причиной ослабления растений являются специфические вещества — ингибиторы, сильно тормозящие рост корней. Их сами корни и выделяют.

И развивается растение только тогда, когда новые корни постоянно уходят «из зоны поражения», осваивая новые объёмы почвы.

Растения других видов на чужие ингибиторы никак не реагируют, а вот, сорта одного вида — всегда, и заметно.

Если промыть почву водой, ингибиторы переходят в раствор. Если полить им здоровые растения на хорошей почве — те хиреют на глазах.

При нагревании до 80 градусов, ингибиторы разрушаются. Они угнетают рост и развитие независимо от обилия питания, влаги и от применения ядохимикатов против болезней.

Это важно: значит, спасти от почвоутомления можно, только заменив почву или сильно изменив её состав и свойства.

И тут решающую роль играет органика. И особенно — в виде сидерации. Только выращивая пару лет мощную зелёную массу и запахивая её, Мозеру удавалось полностью избавить почву от утомления.

Вывод для нас очевиден: мы можем полностью избежать почвоутомления, ежегодно пополняя грядки компостом и выращивая сидераты до и после снятия урожая.

Но, важный нюанс: ингибиторы остаются и в компосте! Если удобрить, например, картошку компостом из картошки (неважно, клубни или ботва!), то будет только хуже.

Компост, поэтому, должен оправдывать своё название: по-английски это слово означает просто «смесь», «смешанный из разных частей».

Очевидно и другое: не надо сажать в яму от выкорчеванной яблони — яблоню, а в яму от сливы — сливу.

И на грядках надо стараться выращивать растения одного вида на одном месте не больше двух лет, а уж если нет органики и сидератов — придётся менять местами каждый год.

Для органических грядок, о которых речь пойдёт ниже, вопрос почвоутомления практически не стоит.

А сейчас, займёмся умными орудиями труда.

Что-то всегда нужно для чего-то.
Мудрость

Эта глава — просто иллюстрация того, что ум вещей можно повышать бесконечно.

Недаром Овсинский приравнивал большинство выпускаемых фирменных орудий к колу древних народов.

Недаром Вильямс указывал точные условия и типы орудий для разумной обработки, все же остальные или применённые не по точному назначению, считал вредительством и пустой тратой денег.

А Владимир Васильевич Фокин нашёл способ огородничать после инфаркта: изобрёл плоскорез, который делает всё, кроме, разве что, опрыскивания.

У нас есть хорошие учителя. Теперь дело за учениками!

Огород был чисто выбрит.
Хозяин слегка пьян.

Эту идею подсказал мне цветовод из Яблоновки Валя Левичкин. Я сделал — и возблагодарил нашу встречу. Попробуйте и вы.

У многих валяются без дела купленные в конце 80-х «ручные культиваторы»: на черенке — прополочный аппаратик, у которого спереди зубчатые рыхлительные колёсики, а сзади плоскорезная скоба со свободным люфтом.

Цель у культиватора — благородная. Но годится он только для рыхлых почв, да и там, при повышенной влажности, на колёсики наматывается и трава, и земля налипает.

Но вот, скоба там, действительно, замечательная: и сталь — что надо, и люфт оптимальный, и углы хорошие, и заточка.

Спилите колёсики — и получите чудесную прополочную бритву, возможности которой гораздо шире.

Бритвой не бьют, её тянут. Проще — к себе, после небольшой практики — и от себя. При этом, она аккуратно заглубляется на 1-3 см, что легко регулировать, подрезает сорняки, в том числе и довольно взрослые, и образует ровный мульчирующий слой.

Эффективнее тяпки вдвое, а если междурядья делать чуть шире бритвы — то и втрое: провёл — и междурядье чистое.

Важно точить лезвия: затупленные работают гораздо хуже.

Конечно, если пытаться резать взрослый бурьян, приходится потеть и часто вытряхивать застрявшую траву. Но бритва — не для бурьяна. Она — для того, чтобы его не было. А для бурьяна предназначен тот топор на черенке, который мы и называем тяпкой.

Идея: можно усовершенствовать бритву, вместо зубчатых колёсиков приладив обычное колесо, скажем, от детской коляски. Тогда резать она будет и, катясь вперёд, что здорово ускорит работу.

Он полол спокойно, неторопливо
и уверенно — как колорадский жук.

Поняв, что лопата ему уже заказана, Владимир Васильевич не опустил рук. Напротив! Изобрёл плоскорез, которым легко работать. Запатентовал. Наладил выпуск. Пишет книги. Дай ему, Бог, здоровья!

Смотрите: та же бритва, у которой убрали одну сторону. Но бритва делает две операции, а плоскорез — двадцать.

Это — хитрая машинка. Все углы сгибов — косые, выверены до градуса. Сталь инструментальная, оптимальной толщины: чтоб и лёгкий был, и сорняк многолетний мог бы выковырять из земли.

Четыре разных положения на черенке: поменять — две минуты, а эффективность возрастает в разы.

Вы пробовали косить косой, у которой углы не те? Поэтому, к плоскорезу прикладывается целая книжечка-инструкция о том, для чего он нужен и как им работать.

Плоскорезом легко прорыхливать, мульчировать, формировать грядки, делать борозды и засыпать их, щелевать, полоть, ковырять, косить, сгребать и подтаскивать траву и ветки, подрубать поросль и усы клубники, мельчить, долбить, мешать бетон и т.д. и т.п.

Об эффективности инструмента говорит факт: однажды, уже после болезни, Владимир Васильевич с женой в два полоскореза обработали почти полгектара огорода и вырастили хороший урожай.

За два последних года, плоскорез разошёлся по всей России. Продаётся и у нас. Жаль, не наши заводы его делают.

— Давайте изобретём что-нибудь старинное!..

На рисунке — пропашник, или полольник. Рисунки — из «Энциклопедии Русского сельского хозяйства» (изд. Девриена, 1902-1909 гг.).

В энциклопедии пропашников — огромное разнообразие: и ручные, и конные, однорядные и двух-трёхрядные. Тогда они были в каждом хозяйстве.

Обрабатывали ими все пропашные культуры: картошку, капусту, томаты, перцы, баклажаны, свеклу, морковь.

Производительность таких машин выше тяпки раз в 10-12. Как видно из фотографии, работа эта отнюдь не была мужской.

И перед глазами сразу — некогда живые поля нашего совхоза. Обычный пейзаж: среди буйной зелени бурьяна, группами и поодиночке, наши бабушки с «сапками».

А всё свободное время — на своих огородах: сапают, как ни глянь, и отдохнуть некогда. Так что на фотографии — прямо чудо прогресса! Думаю, если очень захотеть, где-нибудь можно найти такие машинки.

Аналогичный агрегат украинского производства 60-х годов я встретил у токаря-умельца Владимира Петровича Олейника.

Он расхваливал машину на все лады и очень удивился, что это — не изобретение наших дней. Тогда я понял: надо об этом рассказать.

Пропашники «Планет» и подобные вымерли как-то сразу в конце сороковых, после войны. Интересно, почему именно самые умные вещи исчезают из нашего обихода?..

Усовершенствовать пропашник можно было бы, сильно облегчив раму, упростив регулировки, уточнив и остро заточив рабочие органы.

Это сделал, и успешно, пенсионер Федор Сергеевич Леонтьев. Но его модель так и осталась невостребованной.

Я также вижу, что очень лёгкий мотоблок можно приспособить к междурядьям, навесить полольные лапы и дать ему крейсерскую скорость — 4-5 км/час.

Такая машинка бы для нас сгодилась. Ведь вскопать — это только начало. А вот полоть и рыхлить потом все лето тяпкой приходится!

По полю мчался трактор, слегка попахивая...

По сути, это пропашники, претерпевшие сильную деградацию. Они не просто упрощены, но упрощены с потерей многих ценных качеств. Но, всё равно, это — лучше, чем тяпка, многократно.

Иногда они бывают в продаже, но редко. Видимо, привыкнув «сапать», мы ими мало интересуемся.

Я несколько раз встречал такие машинки на дачах. Их обладатели отличаются выражением лица: они от огорода не зависят. Особенно женщины: «А что? Встала, часок поездила, все прополола и — отдыхай!»

Главное — отрегулировать полольник под себя, чтобы он и не зарывался сильно, и подрезал без особых усилий. Ну, не забывать, иногда, смазывать колесо да лапу подтачивать.

Можно усовершенствовать рукоятки: чуть удлинить и сделать что-то вроде поперечного ремня, чтобы часть усилия создавать грудью. Но это — уже дело вкуса.

Я пытался заинтересовать упомянутыми орудиями некоторых производителей, но пока тщётно.

И вот, наконец, хорошая новость: фермер из-под Ростова Юрий Тищенко наладил производство изящных и удобных двухколёсных пропашников, к которым прикладывается и набор съёмных рабочих органов.

Заказы на пропашники принимает редактор «Разумного земледелия» Ю.И. Слащинин (его адрес есть в конце книги).

Сергей Коляда создал замечательный пропашник — лёгкий, быстрый, эргономичный и прочный. Мама Серёжи уже не представляет, как можно огородничать без этой машинки.

Пока Сергей делает их штучно. Но заказать пропашник можно. Звоните в агроцентр «Умная дача»: (8612) 212 067, или пишите: Краснодар, ул. Северная 172.

Все упомянутые приёмы земледелия улучшают почву постепенно-постоянно.

А если вы хотите сразу быстро и существенно повысить плодородие грядок, а количество органики ограничено?

Тут годится техника двойной перекопки, применяемая огородниками-биоинтенсивщиками (Джон Джевонс).

Делается эта работа один раз и даёт эффект на 4-5 лет. Применимо двойное вскапывание только для отдельных гряд и коробов (то есть, обордюренных досками гряд) разной ширины — от 1,2 до 0,5 м, так как — очень трудоёмко.

Смысл в том, чтобы сделать почву структурно-комковатой и смешать её с компостом на глубину 60 см — два штыка.

Делается это разными способами. Приведу самый простой.

Копать нужно тогда, когда влажность почвы — оптимальна: почва влажная, но к лопате не липнет. Лопату лучше использовать четырёхугольную, траншейную.

Сначала очерчиваете грядку и освобождаете её от мусора и бурьяна. Затем, отчерчиваете поперечную полосу шириной в штык. Всю землю этой полосы вынимаете — получилась траншея глубиной и шириной в штык (рисунок).

Землю из траншеи используйте в другом месте: в грядку она не вернётся — после вскопки, объём почвы увеличится, грядка и так получится вспухшей, приподнятой.

Первая траншея — начало работы. На дно её высыпаем ведро компоста (годится полупрелый навоз, перегной) и пригоршню комплексного удобрения (лучше — миттлайдеровских смесей № 1 и № 2 — смотрите главу о питании).

Всё это распределяем ровным слоем. А теперь, перекапываем дно траншеи небольшими порциями, добиваясь заделки и перемешивания компоста и удобрений с почвой. Дно — готово.

Теперь, на него можно переложить следующую верхнюю полосу грядки. Но она также должна быть удобрена. Сыплем на неё то же ведро органики и удобрения.

Небольшими порциями перебрасываем на дно первой траншеи и поднимаем горку как можно круче. Получилась вторая траншея.

Теперь — всё сначала. На дно — органику и удобрения, дно перекапываем. Удобряем следующую верхнюю полосу, перебрасываем на дно второй траншеи. Получилась третья траншея. И так далее.

Конечно, на наших суглинках создание такой грядки — настоящая строительная работа: семь потов сойдёт. Зато, овощи в этот же год выдадут максимум, а последующие несколько лет можно будет только прорыхливать верхние 5 см и добавлять немного компоста.

Для глубокого прорыхливания таких грядок, без оборота пласта, применяется образный рыхлитель (по Ф. С. Леонтьеву — широкий вильчатый копатель). Глубина его захвата — 45 см.

Годится только для структурных, рыхлых или органических почв. Пласты просто сдвигает, насыщая почву воздухом. Ширина захвата — 70 см.

Для наших почв зубья лучше укоротить наполовину. Тогда копатель годится для прорыхливания разработанных гряд, ширина которых равна ширине копателя. В продаже никогда не видел.

Добьёмся разумного прогресса цивилизации
в отдельно взятом огороде!

Подведём итог. Почва — это сожительство корней, а также, наземных частей растений, насекомых, червей и микроорганизмов.

Все они приспособились и приспособили к себе почвенные породы так, чтобы бесконечно выживать и продолжаться.

Растения снабжают всех органикой. Все её едят, выделяют углекислый газ, фиксируют азот воздуха и питают растения, стимулируют их к росту, берегут от болезней. И так — миллионы лет.

На сотке плодородной почвы — 200 и больше килограммов микробов. Живут они от получаса до нескольких часов.

Размножаются с огромной быстротой: каждые полчаса пополам делятся. И постоянно выделяют в почву продукты своей крохотной жизни: витамины, стимуляторы роста, антибиотики, питательные вещества.

Бактерии достаются в пищу инфузориям и прочей мелочи, те — кому-то покрупнее, этих едят насекомые и зверушки. И когда они погибают, снова достаются бактериям, и всё, взятое у растений, достаётся растениям.

«Человек, из килограмма железа, может сделать килограмм гвоздей.

А Природа из килограмма семян, без затрат труда, создает центнер продукции», — замечает Ю.И. Слащинин и делится открытием: хитрый Маркс, посвятив «Капитал» доказательству трудовой природы прибавочной стоимости, в конце четвёртого тома объясняет, что реальный источник абсолютной прибавочной стоимости — природа, то есть, фотосинтез растений.

Роберт Родейл подчёркивал, что показатель использования солнечной энергии — полезная масса растений с гектара или с квадратного метра. Не один определённый урожай, а — всего за год.

А древние шумеры, персы, индусы и индейцы измеряли урожай в САМАХ. САМ — это во сколько раз больше ты собрал, чем посеял. Урожаи хлеба у них достигали САМ-300.

Наше земледелие, удобрение, химзащита и техника — всё это обесценивает «прибавочную стоимость природы», приводит к удорожанию продуктов и, как следствие, к ухудшению жизни.

Я уверен: мы можем попробовать исправить эту ситуацию на наших собственных участках.

Вот принципы разумного земледелия, предложенные нам теми, кому удалось использовать природу более полно и этим помочь жить себе и окружающим людям.

1. Не копай почву без особой необходимости. Для рыхления и создания структуры, используй органические отходы, мульчу, компост, сидераты.

2. Не рыхли глубже, чем на 5 см. Не порть структуру, а создавай рыхлый слой, под которым бы шла атмосферная ирригация.

3. Так же, как и животных своих, корми и холи живность почвенную. Отдавай почве органики больше, чем взято из неё. Создавай компост прямо на грядках. Используй всё, что может сгнить.

4. Не оставляй почву надолго незанятой. Сей сидераты. Меняй культуру с опережением: чтобы, ко времени уборки одной, другая уже взошла.

5. От меня лично: семь раз подумай, прежде чем доверять рекомендациям, связанным с увеличением трудозатрат или затрат средств. В природе есть всё, что нужно. Нас просто не учат этим пользоваться.

А следующая глава — для тех, кто, не нуждаясь в больших количествах овощей, хочет свести к минимуму площадь земли, за которой приходится ухаживать.

 

Краткость грядки — сестра таланта!

Огородничество на очень малых, прямо-таки стремящихся к нулю площадях — моя мечта и любимая тема.

Каюсь: в «Умном огороде» я описывал умные грядки больше чувствами, чем умением и опытом. Далеко не все так идеально, как хочется, получается и теперь.

Однако, сдвиги есть: сейчас я могу изрядную долю популизма заменить конкретными наблюдениями. И, в ближайшие годы, намерен продвинуться ещё дальше — до цельной системы со стабильными урожаями и малыми затратами труда.

Дело это — интересное, но не простое и не быстрое, поэтому, как и в прошлый раз, я прошу всех единомышленников связываться со мной и делиться опытом.

Овощи, особенно зелень и салаты, на западе выращиваются на очень небольших фермах. Примерно, таковы наши сельские участки — 30-50 соток.

Фермеры США получают с сотки до 1500 долларов дохода. Час работы на органике может окупиться в 50 долларов.

Мы подсчитывали: час работы среднего дачника у нас — 10-20 центов: билет на трамвай. Не потому ли, что мы кладём семена в землю, больше надеясь на авось?

Почвы наши — суглинки, чаще всего паханные и бесструктурные, и выдают свой потенциал только при оптимальной влажности, чего, в нашем жарком климате, добиться почти невозможно.

Селяне выращивают неплохие овощи, но ценой постоянных поливов и рыхления. Дачнику это не подходит.

Для меня мой участок — тоже дача: каменно-твердый солончак, штык лопаты упирается в глеевый слой, а обрабатывать постоянно некогда, да и желания нет: всё равно, чуть отвлекся — высохнет, а в дожди вымокнет.

Поэтому, я учусь работать с органикой.

Я укрепился во мнении, что именно органика может раскрыть все возможности растений, экономя силы и время.

Только на хорошем компосте можно увидеть и оценить качества западных сортов овощей: большинство из них создаются для органической почвы.

Если нет сил и времени, приходится понять: что бесполезно, то вредно. Если тратишь усилия, а отдачи нет — вредишь себе: это время мог бы потратить с большей пользой и удовольствием.

С точки зрения органиста, почва вообще не годится для овощей — если это не обеспеченный поливом девственный чернозём, каких сейчас почти не осталось.

Маленькая площадь органики даёт больше, чем большая площадь почвы. И чем питательнее органика, тем эффект её выше.

Уверен: от органики нам никуда не деться. Всего-то и делов: привыкнуть заготавливать и научиться компостировать. И ещё, устроить стационарные грядки — один раз на много лет.

Компостные контейнеры, о которых я писал в «Умном огороде», продуктивны, но есть оказывается, и более практичные и дешёвые варианты.

Покажу всё, что знаю и пробую на сегодняшний день, от более сложных и дорогих — к самым простым и дешёвым.

...А если вы устали, заполняя контейнер,
очень удобно лечь и отдохнуть прямо в нём...

Овощной контейнер — это высокая грядка, стенки которой сложены из кирпича, брёвен, бруса, камня. Ширина — примерно, метр, длина любая. Высота — по возможности, от 30-40 до 70-80 см.

Поставленные прямо на газоне, обрамлённые плиточной отмосткой, грядки смотрятся просто изумительно и украшают участок. Очень хороши для смешанной культуры.

По центру могут иметь каркас или шпалеру для огурцов и томатов. Идеальный вариант — под прозрачной крышей: овощи меньше будут болеть грибковыми болезнями.

Заполняются органикой: вниз — грубая и ещё не сгнившая, сверху — готовый компост.

В стенках может иметь отверстия для посадки свисающих растений. Лишняя вода должна иметь возможность уходить: контейнер делается без дна.

Дифирамбы высоким грядкам я всё чаще вижу в журналах. Несомненные достоинства:

а) красива и удобна в работе;

б) даёт наибольшие возможности занять разными растениями огромный объём; и на шпалере вверху, и на поверхности компоста, и по бокам — свисающими растениями;

в) содержит большой объём питательного компоста, который не требует частого полива и удобрений;

г) загруженная весной, греет сама себя и может быть парником для ранних овощей;

д) почти не требует прополок и рыхлений; наконец

е) занимает минимум места, не создаёт грязи и беспорядка.

Но, вместе с тем,

а) её нужно строить, на что трудно найти силы и средства;

б) нужно много органики для заполнения; и

в) эта органика должна быть качественной и питательной.

Три этих малюсеньких недостатка делают контейнер недоступным большинству дачников.

Слава Богу, есть варианты, почти не теряющие достоинств, но гораздо проще. И всё же, памятуя о разных вкусах, отдадим контейнеру должное.

Во-первых, для стенок контейнера вряд ли годятся тонкие материалы (фанера, шифер, тонкие доски и особенно железо), слишком греются на солнце. А в тени контейнер ставить нельзя: урожая не будет.

Далее: заполняется контейнер послойно. На дно кладутся гнилые стволы и сучья, ветки, щепа, стружка. Всё это увлажняется азотным удобрением (мочевина или любое комплексное) и пересыпается перегноем или землёй.

Дальше, если нужен согревающий эффект, кладется слой навоза или недозревшего компоста, отходы, трава, солома. И верхний слой — 15-20 см готового компоста или перегноя.

Последний насыпают горкой: за лето грядка сильно осядет. Когда растения уже подрастут, сверху кладётся ещё слой мульчи: шелуха, солома.

Для полива контейнера, лучше всего вкопать несколько вертикальных ёмкостей: труб с отверстиями, пластиковых бутылок.

Ещё лучше пластиковые 5-литровые баллоны от питьевой воды. Заполнил их пару раз — и весь полив. В этом случае почва не уплотняется, что очень важно.

Можно также зарыть под перегной дырявые шланги, обмотанные капроновыми чулками или другой пропускающей воду синтетикой — чтобы отверстия не забивались. Конец шланга торчит наружу.

Надо полить — присоединил поливной шланг, включил воду тихонько, и на 15-20 минут свободен. Главное, не забыть вовремя выключить воду.

Крыша — дело дорогое, но, под ней, томаты не будут «гореть» от фитофторы, а огурцы — от пероноспоры (ложномучнистая роса).

Споры этих зловредных грибочков прорастают только в капельках воды.

Если беречь растения от дождей, а ещё лучше — и от утренней росы (укрывать на ночь плёнкой или агрилом), растения остаются здоровыми до заморозков в любой год, без всяких препаратов. А под крышей — и росы гораздо меньше!

Контейнер быстро разогревается. Поэтому, даже теплолюбивые культуры можно сеять прямо в него раньше обычного. Легко, на первое время, прикрыть посев плёнкой.

Рассчитав время и соблюдая нужное расположение растений, можно снять сначала урожай редиски и кресса, по центру вырастить шпалеру томатов и огурцов, после редиски вырастить морковь, свеклу, лук, а потом, всё это — второй раз, и осенью ещё успеть снять урожай салата или осенней редиски.

Подробнее об этом — дальше.

Каркас лучше делать капитально: во-первых, ветры у нас сильные, а во-вторых, вес растений достигает летом 50 кг на погонный метр.

Вместо копки весной просто добавляется новая порция компоста. Не следует примешивать к органике песок или землю: от этого она уплотнится и сильнее осядет.

А вот, керамзитовый отсев (мелочь) — хороший наполнитель для компоста. В нём хорошо и рассаду выращивать, добавляя минеральные подкормочки и перегной.

Контейнер — это надёжно, но дорого. Однако, есть способ использовать силу весеннего компоста, не строя контейнер.

Можно пристроить к компостной куче дополнительный отсек. Весной туда скидывается пролежавший зиму под плёнкой полуготовый компост.

В него сеются растения — лучше всего кабачки, тыквы, огурцы, томаты.

Редиска на жирном перегное идет «в лопух», и её лучше выращивать на старом перегное.

В этом году на моём компостнике овощи взошли сами — из выброшенных отходов и плодов. Они почти на месяц обогнали всё, что я сажал рассадой, и бушуют так, как не бывает в грядках, при самом лучшем уходе.

Выстрою домик из камня.
Редьку туда посею.
В день Хризантем
Тёще её отдам.
Угостит ли сакэ?..

Японская народная танка

Особенно годятся для влажных северных областей: раньше прогреваются, в случае переувлажнения, не вымокают.

Те, кто огородничает на возвышенностях, могут без них обойтись. Но я знаю, что многие дачные районы на суглинках, особенно бывшие рисовые чеки, весной, а также, в дождливое лето, подтапливаются.

В таких местах косточковые нужно сажать на холмы или в приподнятые короба, и грядки-короба тут, как раз, к месту: даже в нормальные годы почва здесь бывает уплотнена снизу, и грунтовая вода может подпитать пахотный слой, поэтому, толстый слой органики, постепенно затаскиваемый червями всё ниже, лучше всего рыхлит и аэрирует почву.

На моём солончаке короба меня здорово выручают.

Короб — это стационарная грядка, огороженная бортиками из досок, шифера или другого материала. Высота грядки — 15-20 см. Наполняется компостом.

Нижний слой может быть из полупрелого навоза или недозрелого компоста, но сверху нужно положить слой готового перегноя, хотя бы, 6-7 см.

Если короб широкий (1-1,2 м), то не важно, как он расположен: рядки овощей могут тянуться вдоль или поперёк грядки, но они должны располагаться на север-юг. Так растения получат больше солнца. Узкие короба вытягивают на север-юг. Их мы рассмотрим позже.

Так же, как и контейнер, короб может иметь шпалеру для огурцов, томатов и фасоли. Можно и его упрятать под крышу. Можно сказать, что короб — это низенький контейнер.

В него не нужно столько органики — это большой плюс. Но зато, тонкий слой органики не так питателен и быстро теряет питательность; кроме того, он хуже удерживает влагу и высыхает довольно быстро: в жару его надо поливать дважды в неделю.

Поэтому, короб требует, в качестве дополнения, начальную вскопку с удобрением, изрядный слой мульчи и бочку для настаивания органики — для подкормочных поливов.

Поливать короба гораздо быстрее, черпая воду вёдрами из большого резервуара и осторожно выливая на мульчу. Шлангом, при умеренном напоре, поливать короб долго: площадь большая.

У нас напор летом слабый, и я окончательно решил устраивать резервуары и систему полива: в каждую грядку — свой дырявый шланг.

Сейчас я теряю и время, и урожай только потому, что не успеваю, как следует, поливать все грядки! А ведь, разумно вообще не тратить на это время и силы. Лучше потратить деньги.

Если почва хорошая, копать короб не обязательно. Почва интенсивно прорыхливается под ним на большую глубину: уже в первый год — сантиметров на двадцать.

Весной я только вываливаю на грядку 3-4 тачки нового компоста. Сею и сажаю прямо в него. Когда растения встанут, кладу мульчу из травы, шелухи, соломы. Сорняки — их совсем немного — легко вытаскиваются.

Главное — нормально кормить и поливать короб. Тогда в нём, как и в контейнере, можно выращивать три-четыре урожая разных овощей, с ранней весны до поздней осени.

С помощью проволочных дуг или простого каркаса, короб легко превращается в парничок. Весной под пленкой в нём удобно выращивать рассаду.

Уверяю вас, рассада, выращенная в таком парничке под лутрасилом или под плёнкой, будет на порядок лучше рыночной.

...А узость грядки, в наше время,
говорит о широте кругозора.

Узкие грядки — самые рациональные и продуктивные из всех форм грядок. Ширина их не больше полуметра. А проходы между ними — около метра.

Каждая грядка — это два ряда овощей, посаженных вдоль краев в шахматном порядке по загущённой схеме (подробности — чуть позже).

В этой геометрии скрыт огромный резерв продуктивности. Давно замечено: крайние растения развиваются чуть не вдвое лучше тех, что в середине — у них гораздо больше света и пространства для роста.

С этим связана трудность удачно разместить растения в широкой грядке, при смешанной культуре. А тут — все растения крайние. Широкое междурядье и нужно для того, чтобы дать им свет и простор.

Метод узких гряд детально разработал Джекоб Миттлайдер. Он распространил узкие грядки по всему миру.

У нас, одной из первых, в совершенстве освоила миттлайдеровское овощеводство Татьяна Юрьевна Угарова.

Её книга «Семейное овощеводство на узких грядках» очень популярна и выдержала уже несколько переизданий. Скоро она появится и у нас.

В узких коробах выращивает свои овощи и Сергей Дубинин, президент агрофирмы «СеДеК». Уже вышла его книжка «Урожайная грядка-короб». Свои короба Сергей наполняет органикой.

Узкая грядка может быть спланирована прямо из почвы. В этом случае она ограничивается земляными валиками. Полив идёт под корень, и вода из грядки не вытекает.

Практически столько же овощей собирается с чуть не втрое меньшей площади — ещё какой плюс! Можно под высокие овощи и шпалеру ставить.

Можно бортами из досок огородить и наполнить органикой: получится узкий короб с органикой, или узкий компостный короб.

Можно, по Миттлайдеру, наполнить узкий короб опилками, песком или керамзитом и выращивать овощи при постоянном поливе на минеральных подкормках.

В случае узких гряд, сильно уменьшается используемый объём почвы. Настолько же возрастает роль питания: не обойтись или без баков для настоев органики, или без минеральных удобрений.

Поливать узкие грядки гораздо быстрее, но приходится делать это чаще. По Миттлайдеру — каждый день. Это подойдёт не всякому, поэтому я предпочитаю говорить об узких коробах с органикой и слоем мульчи: они хорошо держат воду.

Миттлайдеровцы чисто выскабливают междугрядья. Не думаю, что это хорошо для нашего климата. Междугрядья лучше загазонить.

А если у вас есть в неограниченном количестве солома, стружки, опилки — сыпьте их в междугрядья толстым слоем: почва не должна сохнуть.

Как ни зарывайся в землю,
всё равно когда-нибудь зароют.

Понемногу соединяем достоинства всех грядок, удешевляем и приспосабливаем к нашим условиям.

Если ваш участок никогда не подтапливается, лучше всего узкий компостный короб утопить в землю.

Прямо в дернине я рою траншею шириной в два штыка и глубиной в штык. Вниз кладу навоз, а сверху — готовый компост.

Сажаю в два ряда томаты, огурцы, фасоль, капусту, перцы. Когда встанут и подрастут, заваливаю траншею шелухой. Вся работа — полив раз в 3-4 дня, а с дождями и того реже.

Правда, приходится, пару раз за лето, выкосить междугрядья серпом: трава разрастается.

В этому году застелил межтраншейные пространства пластмассовой мешковиной и сверху навалил сено. Пока отлично: уже июль, а трава всё не растёт!

Овощи в траншеях растут хорошо, а при устроенном поливе и подкормках — просто превосходно.

Ложе траншеи ежегодно углубляется и рыхлится: черви компост затаскивают. Главное: траншеи отлично держат влагу, и, даже при очень умеренных поливах, хорошо растут и огурцы, и капуста.

Но, оказывается, можно и это дело довести до полного абсурда: для бахчевых и траншеи рыть не надо!

Я в лепёшку разобьюсь, горы сверну,
чтоб только ничего не делать!

В «Умном огороде» бочка с овощами нарисована. Идея хорошая, но на практике вышло: при нашей жаре, бочке нужен постоянный, лучше всего капельный полив.

А, давай-ка, зароем эту бочку в землю!

Рою яму, примерно, метр на метр, глубиной в два штыка. Вниз вываливаю тачку удобренной шелухи. Потом — тачку навоза. И сверху — тачку компоста.

Застелил вокруг мешковиной, края которой вкопал по краям ямы. В радиусе 3-4 метров накрыл ковёр сорняков картоном, старыми половиками, потом и сеном завалил.

Посадил в яму два десятка тыкв и столько же кукурузы. Прёт, как на дрожжах. Уже жалею, что с кукурузой, в середине ямы, огурцы не посеял: плелись бы сейчас по кукурузным стеблям. Вся работа — раз в неделю кинуть шланг на десять минут.

То же самое пробую для дынь, кабачков, арбузов. Вижу: для полива ям лучше трубы или бутылки вкапывать и больше питания давать.

Если ваш забор — из сетки, то вы имеете отличную шпалерку для высоких и вьющихся овощей. Достаточно выкопать вдоль забора траншейку и заполнить её органикой.

Особенно удобна сетка для фасоли и огурцов. Минус небольшой: осенью надо очищать сетку от ботвы. Но плюс куда больший: и шпалеру строить не надо, и места грядка не занимает.

Точно также можно окружить траншейкой беседку. Оплетённая разными декоративными тыквочками и фасолью с красными и белыми, а то и фиолетовыми (гиацинтовые бобы) цветками, она смотрится прекрасно.

Не стоит обсаживать беседку огурцами: они быстро начинают болеть и теряют привлекательность совершенно.

Южные и восточные стены сообщают растениям дополнительное тепло и отражённый свет, чем очень ускоряют их развитие. Вместо отмостки, у меня под стенами — грядочки с перегноем.

По стене пускаю фасоль, чуть дальше и ниже — томаты «черри», и ещё умещается ряд кольраби или брокколи, которая, к началу июля, заменяется цветами.

Это — ни что иное, как ямы, дополненные каркасом для вьющихся растений. Особенно хорошо чувствуют себя на них огурцы и фасоль, а также, редкая парочка: тладианта (красный огурец) и циклантера (огуречная фасоль).

Говорят, они должны расти вместе: циклантера опыляет тладианту, без чего та сама не завязывает плодов.

Вырастить два десятка кустов огурцов на одном квадратном метре — мечта настоящего лентяя.

Ещё плюс: пирамиду легко укрывать от заморозков агрилом или плёнкой с прищепками.

Наконец, огород украшает. И — никакого труда, кроме полива и подвязки растений в начале лета.

Хватит просрочивать! Пора подытоживать!

До конкретного итога ещё далеко, но направления движения вырисовываются. Нужно:

а) использовать геометрию узких гряд,

б) на сухих участках опускать их в земл