Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

 

Глава 5

Культура чайных домиков

Чайные домики, общедоступные места в городах, где люди собирались провести время за чашкой чаю, появились в эпоху Тан, а эпоха Сун стала периодом их расцвета. Они были особенно популярны на юге Китая, поскольку южане любили чай, но домиков было достаточно много и на севере Китая. Существовали разные виды чайных домиков. В них подавали самые разные сорта чая, в том числе обычный чай, имбирный чай с пряностями, мятный и сливовый чай. Что касается общественных функций, то в эпоху Тан и Сун чайные домики были всего лишь местом встречи горожан.

В культуре чайных домиков был сделан значительный шаг вперед, когда их культура составила единое целое с культурой данного региона.

Культура башу и чайные домики Сычуани

Башу – это один из первых знаменитых районов возделывания чая в Китае. Местные жители до сих пор считают чаепитие любимым занятием. Пословица гласит: «В Сычуани мало ясных дней, но много чайных домиков»; причем в Чэнду чайные домики были самых разных размеров. Большие вмещали сотни посетителей, а маленькие – всего нескольких. Пристальное внимание уделялось уровню обслуживания, элегантной внешней отделке, высокому качеству чая, чайных сервизов и мастерству приготовления чая. В них традиционно подавали чай в красных медных чайниках, на жестяных подносах, в чашках (с крышками) из первоклассного фарфора, произведенного в Цзиньдэчжэне. Там также предлагались прессованные чайные листья, принявшие форму чаши, а служащие отличались высоким профессионализмом.

Однако чайные домики Сычуани привлекали людей не только отличным обслуживанием, но и своей ролью в жизни общества.

Провинция Сычуань отличается чудесным пейзажем и значительным количеством полезных ископаемых. В древности культура этой провинции процветала. В эпоху Трех воюющих царств Чжучэ Лян помог Лю Бэю создать в Сычуани царство Шу, которое сыграло важную роль в развитии культуры Башу, и жители Сычуани живо интересовались проблемами государства. Поскольку добраться до Сычуани было очень трудно, местным жителям было нелегко получать информацию о происходящем в стране. Поэтому чайные домики играли важную роль в распространении новостей. А самым главным достоинством чайных домиков было то, что люди там могли просто общаться друг с другом. Каждый большой чайный домик представлял собой модель общества в миниатюре. Чайные домики можно было найти в любом большом или маленьком городе Сычуани, в том числе в Чунцине и Чэнду. Раньше жители Чунциня проводили в чайных домиках очень много времени. Они шли туда рано утром, только встав с постели, и некоторые даже там умывались. Они пили чай, завтракали, а затем просто беседовали друг с другом.

Обстановка чайных домиков была такова, что люди чувствовали там себя как дома. Посетители могли сидеть за столом или лежать на бамбуковых шезлонгах и пить чай. Когда посетитель входил в чайный домик и опускался в шезлонг, официант тепло приветствовал его и готовил для него чай. Управляющий чайной комнатой левой рукой снимал крышку с чашки, а правой заваривал чай. Он делал это удивительно ловко, и десятки чашек наполнялись в мгновение ока, причем ни одной капли не проливалось. Это в полной мере соответствовало традиции «ровной пены» в чайной культуре и демонстрировало ритмичность движений и высокое мастерство служителя чайного домика. Жители Сычуани любили пить точа – прессованные чайные листья с терпким вкусом и нежным ароматом, особенно когда сидели за долгой беседой, поскольку свойства точа не ухудшались в течение длительного времени. Некоторые люди пили чай с раннего утра до обеда и просили служителя не убирать их чашки, чтобы они могли продолжать чаепитие после обеда. Остроумные и любящие поспорить жители Сычуани могли беседовать со своими старыми и новыми друзьями обо всем на свете. Чайные домики Сычуани были своеобразными центрами обмена информацией, и в этом заключалась их основная роль.

Они также выступали в роли неофициальных судов. Местные жители собирались в чайных домиках и обращались к влиятельным руководителям групп по обеспечению безопасности, местной элите или к главе «Паогэ» (тайного общества, существовавшего в юго-западных провинциях Китая) с просьбой разрешить конфликтную ситуацию. Никто не знал, являлось ли решение справедливым или нет. Однако практика показывает, что сычуанцы считали чайные домики подходящим местом для разрешения споров. По сравнению с другими местами в Сычуани чайные домики выполняли более явные политические и социальные функции.

В чайных домиках Сычуани также часто происходил обмен товарами, и это была чрезвычайно важная особенность, на которую, правда, часто не обращали внимания. В Чэнду были построены специальные чайные домики для иностранцев. Их помещения были очень комфортабельными, там наряду с чаем подавали легкие прохладительные напитки, и там можно было в любое время заказать себе еду. Эти домики были очень удобны для проведения деловых переговоров. В старину в этих домиках покупались и продавались должности, там же люди завязывали новые и укрепляли старые знакомства, чтобы получить продвижение по службе. Деловые люди также часто собирались в сельских чайных домиках.

Учитывая ту политическую, общественную, культурную роль, которую чайные домики играли в Сычуани, нетрудно понять, что скоро стали неким образом компенсировать недостатки и трудности окружающей жизни. Конечно, их не назовешь рафинированными заведениями для сливок общества, но они были местом, где наиболее полно проявлялись культурная и общественная функции чая.

Культура У-Ю и чайные домики Ханьчжоу

Расположенная в удаленном от политического центра страны месте, долина устья Янцзы сохранила культурное своеобразие, которое сформировало уникальный стиль и черты древней культуры царств У и Ю (впоследствии мы будем называть ее культурой У-Ю). Этот регион был издавна на востоке заселен древними племенами. Это один из самых знаменитых чаеводческих районов Китая и место, где, собственно, и зародилась чайная культура, поскольку зеленый чай, выращиваемый в провинции Чжэцзян, играл в ней решающую роль. Еще несколько важных факторов способствовали укреплению значимости региона в чайной культуре.

Известный своими чудесными пейзажами, этот регион имел не только благоприятные природные условия для выращивания чая, но культурную атмосферу, способствующую лучшей оценке свойств чая. Этот регион знаменит своими сортами чая, горами и реками. Китайская чайная культура всегда проповедовала необходимость жизни в согласии с природой. Поэтому регион У-Ю, включая озеро Тайху и долины реки Цяньтанцзян, стал одним большим естественным чайным домиком.

Юго-Восточный Китай – это район, где сильны буддизм и даосизм. Однако буддизм сохранил там меньше своих изначальных черт, чем, скажем, в Цинхае, Тибете и других западных районах страны. Это произошло потому, что люди региона У-Ю в большей степени придерживались своих древних обычаев и местных традиций. Любая культура должна видоизменяться, чтобы наилучшим образом вписаться в местные обычаи. Эзотерический буддизм в основном распространен в районе Цинхай – Тибет, и он сохранил исконные черты индийского буддизма; в Пекине течение Винайя претерпело определенные изменения, чтобы соответствовать идеалам китайской культуры; что же касается У-Ю, то там получил распространение дзэн-буддизм. Это полностью видоизмененная буддийская философская школа, которая теперь гораздо ближе к конфуцианству и даосизму – «исконной» китайской культуре. Знаменитый район чаеводства У-Ю известен тем, что в нем как бы соединено лучшее из трех философских школ – конфуцианства, даосизма и буддизма, – и именно это соединение создало систему китайской чайной культуры.

Еще со времен правления династий Суй и Тан экономика долины нижнего течения Янцзы процветала. Правительство Южной Сун перенесло столицу в Линъань, и это дало толчок быстрому развитию местной культуры. К тому же здесь было велико культурное влияние более южных регионов, и элементы местной культуры тесно переплелись с древними обычаями. Китайская чайная культура в наше время претерпела много изменений, однако ее сущность осталась прежней не только в районе У-Ю, но также в провинциях Чжэцзян и Гуандун. До сих пор процветают чайные рынки в Чжэцзяне, и там образовалось много новых организаций. Среди них частные группы Лу Юя и Цзяо Жаня и народные чаепития в Хучжоу; в Ханьчжоу находится современный исследовательский институт китайского чая и музей чая; можно упомянуть также чайные домики на Западном озере и Ассоциацию любителей чая, которая сочетает в себе черты чайного домика, чайной вечеринки и исследовательского института чая.

Культура чайных домиков Ханьчжоу зародилась в эпоху Южной Сун (1127–1279). После того как народ Цзинь (этническое меньшинство Северного Китая, которое основало династию Цзинь, которая правила с 1115-го по 1234 год) сверг Северную Сун (960—1127), Южная Сун объявила Ханьчжоу столицей государства. Конфуцианство и дворцовая культура центральных равнин распространились в городе, где процветали чайные рынки и чайные домики. В одной из книг говорится, что чайные домики Ханьч– жоу были украшены цветами, соответственно сезону, и знаменитыми живописными картинами, в них круглый год подавали отличный чай, суп и вино, например, зимой там подавали лэйча (чай семи сокровищ), жареные пончики, луковый чай, или яньчутан, а летом – вино из лепестков цветов сливы. Таким образом, мы можем видеть, что в чайных домиках Ханьчжоу возник обычай соединять достижения живописи и каллиграфии с различными способами чае– и винопития. Этот процесс начался в эпоху Южной Сун. Лэйча, полезный для здоровья напиток из измельченных чайных листьев, сезама, цветов риса и других ингредиентов, мог возбуждать аппетит. Луковый чай близок чаю яньду, который сейчас популярен в провинции Чжэц– зянь. В эпоху Сун в чай очень часто добавляли лук и хмель.

Сейчас в районе У-Ю меньше чайных домиков, чем их было в провинции Сычуань, потому что большинство жителей Чжэцзяна пьют чай дома. Однако атмосфера чайных домиков Ханьчжоу весьма привлекательна.

Чайные домики Ханьчжоу имеют несколько отличительных черт. Прежде всего, в них акцентируется внимание на важности качества воды в приготовлении чая и атмосфере, в которой происходит дегустация напитка. Таким образом достигаются две истинных цели искусства чая.

В отличие от чайных домиков Сычуани, где были места для посетителей, чайные сервизы с полным набором принадлежностей и искусные служители, чайные домики Ханьчжоу отличаются безыскусностью. Чай лунцзин считается в Ханьчжоу лучшим. Очень трудно найти первосортный чай лунцзин, поскольку он не произрастает в деревне Лунцзин. Он растет на пике Льва. Однако все же можно попробовать чай лунцзин высшего или первого сорта. Он считается зеленым чаем, который сохраняет естественный цвет чайного листа. Чашка чая лун– цзин – это произведение искусства, в котором соединены чистейшая вода, прекрасные бутоны листьев и мягкий вкус, напоминающий вкус росы. Качественная вода жизненно необходима для приготовления этого чая. Лучшей считается вода из источника «Бегущий тигр»; качество воды в других местах хотя и ниже, но все равно лучше, чем качество материковой воды. Люди наслаждаются, посещая Западное озеро и храм Благословенного Уединения, где можно выпить чашку первоклассного чая лун– цзин, приготовленного на воде из Бегущего источника. Все очарование состоит в том, что и чай и вода сохраняют свой первоначальный цвет, запах, вкус и природные свойства.

Атмосфера чайных комнат района Западного озера отличается возвышенностью и утонченностью и истинно буддийским духом.

В Ханьчжоу большинство чайных комнат просты и одновременно элегантны. Очень немногие из них похожи на чайные комнаты Пекина и Тяньцзини, где посетители могут в процессе чаепития наслаждаться представлениями в жанре шуочжан, в которых сочетаются драма и музыкальные номера, а также выступлениями фольклорных ансамблей. В Ханьчжоу также нет чайных домиков, которые, как в Шанхае, выполняют функции общественных бань.

В очень немногих чайных домиках Ханьчжоу принято наряду с чаем подавать посетителям прохладительные напитки и овсяную кашу с мясом. Так делают в Гонконге и Гуанчжоу. Читальные залы для ученых и помещения для медитации обозначаются единым словом «комнаты». Поэтому из-за простоты убранства и спокойной атмосферы чайные домики Ханьчжоу называют чайными комнатами.

В маленьких магазинчиках при чайных комнатах продают изделия ручной работы, такие, как, например, вееры, резные сувениры из бамбука, миниатюрные изображения Цзигуна и вытяжку из корня лотоса, растущего на Западном озере.

Когда посетители пьют чай в чайных комнатах, расположенных вдоль насыпных дамб на берегах Су и Бэй, они чувствуют, что озеро, небо, чай и они сами представляют единое целое. Когда они любуются бурлящим источником Бегущего Тигра и слушают фольклорные сказания, связанные с этим местом, они погружаются в возвышенный мир даосской философии. Когда они пьют чай лунцзин и слушают журчание источника и мелодичный перезвон колоколов, наблюдая за тем, как в небо поднимается дымок горящих благовоний, и слушают песнопения буддистов в храме Благословенного Уединения, они познают смысл буддийских аллегорий, даже если сами не исповедуют буддизм. Помещение Ассоциации любителей чая, которое находится рядом с издательством «Силэн», украшено картинами, каллиграфическими рисунками и выдержками из поэтических произведений, что придает ему утонченность и изысканность. Таким образом, посетители чайных домиков Ханьчжоу могут в полной мере ощутить культурный аспект чая не только благодаря знакомству с различными способами приготовления чая, но и благодаря исторической атмосфере самих чайных домиков. Чай обладает возвышенным духом, поскольку он произрастает на земле, в которой покоятся останки святых паломников и бессмертных.

Прекрасный пейзаж Ханьчжоу служит естественным фоном для развития культуры чайных домиков на Западном озере.

Вообще весь Ханьчжоу – один большой естественный «чайный домик». Чай естественным образом образует единое целое с человеком, небом и землей, горами и реками, облаками и туманом, бамбуком и камнями, цветами и деревьями. Человеческое общество и природа, чайная культура и культура У-Ю растворяются друг в друге. Однако при этом чайные домики являются местом, где разрешаются различные конфликты. Две противоборствующие стороны вынуждены разговаривать друг с другом в спокойном тоне, даже отстаивая свою позицию. Проигравшая сторона платит за чай, этот обычай называется «чипиньча». В результате, не оскорбляя друг друга, обе стороны могут разобраться в том, кто прав, а кто нет, и на деле проявить действие принципа «золотой середины» и теории о том, что в своих поступках нельзя идти против природы.

Чайные домики Тяньцзини, Шанхая и Гуандуна

Тяньцзинь получил статус города после правления династий Цзинь и Юань. Он возник, чтобы удовлетворять нужды Большого канала. В

нынешнее время это важный промышленный и торговый центр Северного Китая. Из-за того что Тяньцзинь расположен недалеко от столицы страны – Пекина, чайные домики этого города создавались по образу и подобию столичных. В прошлом, помимо официальных чайных домиков, чай подавали также в общественных банях, публичных домах, ресторанах и в чайных киосках.

Как и в крупных пекинских чайных домиках, непосредственно в чайных домиках Тянь– цзини подавали прохладительные напитки. При этом посетители могли послушать там арии из опер, выступления рассказчиков, предсказателей и бардов, которые исполняли свои баллады под аккомпанемент маленького барабана или других инструментов. Каждому посетителю давали чайник и чашку. Если же в чайный домик приходила группа посетителей, то им подавали чайник и несколько чашек. Представители разных профессий пили чай, угощались легким десертом и слушали выступления артистов. Некоторые из них приходили в чайный домик, чтобы искать работу – каменщиков, лакировщиков, плотников.

Таким образом, чайные домики были своеобразной биржей труда. В чайном домике «сань– дэсюань» по утрам ремесленники пили чай и искали работу, а вечером там выступали рассказчики и поэты; в чайном домике «дунлайсюань» утром исполнялись арии из опер (их исполняли повара), а вечером лицедеи и стихотворцы давали совместные выступления. В «дунлайсюань» часто приезжали известные артисты Пекинской оперы. Там проводили свое свободное время представители всех профессий и слоев общества; они читали газеты, обменивались новостями или играли в шахматы. В отличие от пекинских чайных домиков, каждый из которых имел свою собственную специализацию и место в «табели о рангах», или чайных домиков Сычуани и Ханьчжоу, которые несли на себе четко выраженный отпечаток местного колорита, чайные домики Тяньцзини были рассчитаны на то, чтобы удовлетворять потребности деловых людей из разных районов Китая.

В старину посетителям чайных домиков Тянь– цзини предлагали чашку самого лучшего чая, как только они переступали порог чайного домика, чтобы они могли освежиться. После этого подавали основные блюда. Еще раз чай подавали после приема пищи, чтобы посетители могли передохнуть перед уходом. Это была очень хорошая традиция. Таким образом, чайные домики в полной мере отвечали уровню общественного и делового развития города. Местные жители преклонного возраста пили чай три раза в день. Однако культурная атмосфера этих чайных домиков была далека от изысканной, и это было присуще чайным домикам всего Северного Китая.

Этого нельзя сказать о чайных домиках Шанхая, еще одного крупнейшего промышленного и торгового центра. В прошлом в садовых чайных комнатах всегда собирались гости и друзья. Дети зажиточных горожан ходили туда, чтобы научиться хорошим манерам и пообщаться с писателями и учеными, а заодно – чтобы показать и себя с лучшей стороны. Но, в отличие от Пекина, где в чайных домиках не подавали десерта и прохладительных напитков, в чайных домиках Шанхая атмосфера была менее возвышенной. Тем не менее они считались весьма изысканными заведениями. Чайный домик в районе Чжэнхуанмяо (храма бога города) был именно таким заведением. Например, в чайном домике «дэилу», на первом этаже собирались в основном ремесленники, грузчики и представители других рабочих профессий, а в лавочках у ворот продавали кунжутное печенье. На втором этаже, где посетители пили чай и слушали рассказчиков и предсказателей, атмосфера была более утонченной, а на третьем этаже, где собирались любители и знатоки птиц, всегда царило веселье. Самая элегантная и со вкусом оформленная чайная комната находилась в саду Юань, неподалеку от Чэнхуанмяо. Хотя этот сад был не столь роскошен, как сады Сучжоу, он все же был прекрасен. Чайные комнаты располагались на берегах прудов, в окружении бамбуковых зарослей. Шанхайцы называли чайные домики «фучагуань», чтобы выразить свою любовь к приятному времяпрепровождению. Таким образом, мы можем видеть, что в современных городах чайные домики пользовались большой популярностью.

Чайные домики в Гуанчжоу, еще одном новом городе, выглядели более импозантными. Местные жители называли завтрак «цзаоча» (утренний чай). Если кантонец говорил: «Я хочу пригласить вас завтра выпить чаю», это означало, что он приглашал вас вместе позавтракать. Старые чайные комнаты Гуандуна были недорогими. Постоянным посетителям предлагали чашку чаю и две горячие булочки с кусочками поджаренной на гриле свинины, яблоки, запеченные в тесте, или яблоки с креветками. Однако нынешние домики совсем другие. Официантка сразу же подает посетителям чайник крепкого чая и просит их сделать заказ из обширного меню.

Некоторые небольшие чайные домики в деревнях Гуандуна скорее напоминали прибрежные беседки, огороженные бамбуком или корой дуба. Посетителям подавали чашку чаю, а также два яблока, запеченные в тесте, или какой-нибудь другой десерт, но по сравнению с чайными домиками Гуанчжоу и Гонконга атмосфера этих чайных домиков была более возвышенной. Не столь изысканные, как чайные домики Западного озера, эти незатейливые и удаленные от города заведения были полны очарования прибрежных деревень. Сельские жители пили здесь чай три раза в день. Утром они любовались восходом солнца и утренней дымкой, днем – проходящими мимо людьми. а вечером – поднимающейся на востоке и отражающейся в реке луной. Таким образом они избавлялись от усталости. Прибрежные чайные домики назывались «таньча». «Тань» – означало наслаждаться. Атмосфера деревенских чайных домиков была наполнена философскими размышлениями о жизни и природе.

Культура пекинских чайных домиков

Чайные домики Пекина вобрали все лучшее из традиций чайных домиков других городов. Они отличались большим разнообразием в оформлении, к тому же они несли определенную общественную и культурную нагрузку.

Исторически сложилось так, что в Пекине было множество самых разных видов чайных домиков, включая «дачагуань» – большие чайные; «цинчагуань» – домики, в которых не подавали десерт; «шучагуань» – чайные домики, где выступали сказители и предсказатели; «эрхунпу» – домики, в которых продавали и чай, и вино, и горячие блюда; «хунлугуань» – домики, где стояли красные печи; и «ечагуань» – домики, расположенные в пригороде. Там также было огромное количество лотков и киосков.

Чайные домики стали местом встречи представителей всех слоев общества. Людям было удобнее именно там заниматься своими делами, чем на официальном мероприятии или в ресторане, поскольку это было гораздо дешевле. К тому же они чувствовали себя там гораздо свободнее, чем даже дома. Приехавшие в Пекин без семьи могли там расслабиться и отдохнуть. Чайные домики приобрели особую популярность из-за особенностей состава населения этого региона. Поэтому в Пекине появилось много разнообразных чайных домиков, которые выполняли совершенно разные социальные функции. Я бы хотел познакомить вас с некоторыми из них.

Предсказание будущего и народная литература в «шучагуань»

Романы эпохи династии Мин и Цин занимают большое место в истории китайской литературы. Однако в отличие от западной классической литературы древнекитайские романы, особенно полномасштабные произведения, не были написаны исключительно в кабинетах писателей. Они писались на основе услышанного от народных сказителей и предсказателей. Сначала они имели формы устного творчества, их можно было услышать в чайных домиках и ресторанах. Среди этих шедевров были «Троецарствие» и «Разбойники на болотах». Поскольку древнекитайские романы зарождались в народе, они обладали большой жизненной силой. Со времен династий Сун и Юань культура чайных домиков вносила свой вклад в развитие жанра романа, а пекинские «шучагуань» стали лучшим тому подтверждением.

В старину в Пекине существовало много таких чайных домиков, где чай был всего лишь формальным поводом, но в основном люди приходили туда послушать народных сказителей. Рассказчики выступали два раза в день: с 3 пополудни до 6–7 часов вечера и с 7–8 до 11–12 часов ночи. Иногда время выступления передвигали часа на два раньше, чтобы дать возможность начинающим попробовать силы. До начала выступления чай подавали без десерта, чтобы прохожие могли зайти и утолить свою жажду. После начала выступления в чайных домиках обслуживали только тех, кто слушал рассказчика. Среди посетителей встречались самые разные люди, в том числе неудачливые чиновники, политики, торговцы и счетоводы, пожилые дамы и простолюдины. Счет выдавался за присутствие на представлении, а не за чай, поскольку чай был в данном случае лишь дополнением. Знаменитые «шучагуань» были элегантно обставлены тростниковыми или деревянными столами и стульями; стены украшали графические узоры и картины для создания подходящей моменту атмосферы. Владельцы чайного домика заранее договаривались с рассказчиком. Иногда выступление растягивалось на два-три месяца. Владелец чайного домика брал себе 30 процентов прибыли, а рассказчику доставалось 70 процентов. Будучи образованным человеком, рассказчик пользовался большим уважением владельца чайного домика. Рассказы могли быть самые разные – исторические повествования, такие, как «Троецарствие», «Записи Восточной и Западной династии Хань», хроники династий Суй и Тан; воспоминания о сложных юридических делах, например «Дела, рассмотренные господином Бао» и «Дела, рассмотренные господином Пэном»; легенды о богах и духах, например «Путешествие на Запад», «Жизнеописание господина Ли» и «Странные рассказы о прекрасной комнате», в которых были собраны чудесные истории любви. Излагать их можно было лишь в стиле, который удовлетворял бы и утонченных слушателей, и простых людей. Ведь если говорить на языке простого народа, то потеряется изначальный смысл повествования; если же рассчитывать на высокообразованную публику, то рассказ будет труден для понимания. Посетители с большим удовольствием слушали рассказы о богах и духах в изложении прекрасных сказителей, которые расширяли толкование историй, чтобы продемонстрировать разнообразие окружающего мира. В чайных домиках «шучагуань» в районе Тьенцзао выступали представители разных жанров народного искусства, в том числе сказители, которые сопровождали свои выступления игрой на барабане. При этом рассказ мог вестись как на пекинском, так и на тянь– шаньском диалекте. Сказители выбирали для своих выступлений рассказы из многотомных рукописных изданий или сами сочиняли их, чтобы идти в ногу со временем.

В чайные домики «шучагуань» люди приходили, чтобы пополнить свои исторические знания, скоротать время и поразвлечься. Наиболее всего чайные домки подходили пожилым людям. Я помню, что в самом начале нашей послевоенной истории старый сосед моей бабушки, который работал рикшей, частенько возил ее в чайный домик в Гулоу. После того как бабушка в течение нескольких часов слушала рассказчика, он привозил ее домой. Наша семья обычно приглашала его поужинать с нами. Сейчас у пожилых людей много проблем. Возрождение чайных домиков «шучагуань» во многом помогло бы им эти проблемы решить.

Хотя в чайных домиках «шучагуань» была сильна атмосфера народного искусства, они были немного однообразны. Поэтому в Пекине было много чайных домиков «цинчагуань», где люди всех слоев общества могли развлекаться.

В этих чайных домиках чай подавали без десерта. Обстановка в большинстве из них была очень простая: стояли квадратные столы и деревянные стулья, а чай подавали в чашах с крышками. Весной, летом и осенью снаружи или во дворе делали навес. Места под навесом предназначались для обычных посетителей, а внутри комнаты – для завсегдатаев. Во внутреннем дворике устраивались очень комфортабельные места. Возле ворот или под навесом крыши висела деревянная доска, на которой были написаны иероглифы, говорящие о том, что в этом чайном домике подают чай самого лучшего качества. Чайные домики открывались в пять утра. Большую часть посетителей составляли люди, не обремененные заботами, в том числе представители бывшей династии Цин, отпрыски обедневших аристократических родов и простолюдины. Жители старого Пекина обычно вставали очень рано и, как правило, занимались физическими упражнениями – люцзао. Они шли на прогулки, прихватив своих птиц в клетках, а затем делали физические упражнения на берегу реки или озера. Надышавшись свежим воздухом, они возвращались в город и шли в чайные домики. Повесив клетки с птицами на специальный шест, они пили чай под пение птиц. Специально обученные жаворонки и другие птицы издавали самые разные звуки, подражая голосу ястребов, кукушек, диких гусей и сорок. В это время завсегдатаи обсуждали свои успехи в выращивании чая и содержании домашних животных, вели светские беседы или обменивались мнениями о текущих событиях. Владельцы чайных домиков «цинча-гуань» помогали известным любителям домашних животных организовывать вечеринки, где те могли насладиться чашкой чаю и пением птиц. Они рассылали своим посетителям специальные приглашения, выполненные на прекрасной бумаге и запечатанные в красные конверты, и развешивали на улицах объявления. Владельцы птиц приходили на эти собрания, и посетители получали удовольствие от дивного пения, а хозяева чайных домиков получали значительный доход. Зимой, отогреваясь и ведя приятные беседы, посетители любовались бабочками и наблюдали за боями сверчков, что вносило разнообразие в унылые зимние дни. Эти сцены были присущи только чайным домикам Пекина. После обеда завсегдатаев чайных домиков сменяли деловые люди и торговцы, которые обсуждали там свои проблемы или вели деловые переговоры.

В Пекине также имелись чайные домики «цичагуань», где посетители развлекались игрой в шахматы. Убранство этих чайных домиков было очень простым. Зачастую там лежали обструганные бревна или стояли деревянные колоды с нарисованными шахматными досками, но могли быть и шахматные столики со скамейками по бокам. Каждый вечер в чайном домике пили чай и играли в шахматы более десяти посетителей. У пекинцев даже в старые времена была склонность к изысканным увлечениями. Когда они играли в шахматы за чашкой ароматизированного или обычного чая, шахматная доска была для них ареной сражения, и за ней они забывали о своих проблемах. Благодаря этому чай называли напитком, уносящим печали.

Желая полюбоваться великолепными садами, люди ходили в сельские чайные домики («ечагуань») или в летние чайные на открытом воздухе. В старину пекинцы любили также открытые чайные. Весной они любовались там чудесным пейзажем, летом – цветением лотоса, осенью – яркими кленовыми листьями, а зимой – видом Западных гор, покрытых сверкающим снегом. Пожилые люди любили бывать на дынных бахчах, виноградниках и прудах, где разводили рыбу, поэтому такие открытые чайные устраивали именно в этих живописных местах. Например, чайный домик «Майцзы» в Чаоянмэньвее был построен в тихом и уединенном месте, окруженном многочисленными прудами и камышом. Крестьяне, занимавшиеся разведением рыбы, часто ходили туда ловить водяных блох. Когда солнце клонилось к закату, старики шли по тропинкам, проложенным через поля, и собирались в чайном домике. Чайный домик в Люпукане был окружен дынными бахчами и бобовыми посадками. Посетители этого чайного домика могли оценить красоту цветущих огурцов и баклажанов, любовались полетом бабочек и одновременно пили чай, совсем как Лу Юй, когда он беседовал с крестьянами о выращивании конопли и тутовых деревьев. В такой атмосфере люди как бы возвращались к своим корням.

Чайный домик на виноградниках в Чаоян– мэньвее на западе соседствовал с чистейшим источником; на востоке и юге от него находились пруды, а на севере к нему вплотную подступали виноградные лозы и высокие многовековые деревья. Ученые часто ходили туда, чтобы играть в шахматы, решать головоломки и писать стихи.

В Пекине было мало воды высокого качества, чаще всего вода в городе отдавала горечью. Для дворцов императоров Цин воду брали из источника на горе Жадеитового источника, где вода была сладкой и чистой. Этот источник находился к северо-западу от Пекина. Из-за плохого качества городской воды чайные домики предпочитали строить в живописных местах неподалеку от родников. Чайные домики «Шанлун» и «Сялун» были именно такими, при этом каждый из них мог принять 100 посетителей. В эпоху Цин там находился храм Процветания, а к северу от этого места располагались несколько прудов. Когда цвело трехсотлетнее дерево памяти царя Вэнь, аромат цветов распространялся по всему чайному домику. Возле храма был колодец с чистейшей и сладкой на вкус водой. Богатое памятниками культуры, живописными пейзажами и отличной водой, это место было просто создано для чаепития. Хозяин чайной построил возле колодца павильон, где продавал чай, вино и вареные бобы. Сам чайный домик представлял собой небольшое здание в восточном стиле, стоявшее на склоне холма. Когда посетители пили чай, приготовленный на воде из колодца «Шанлун», и любовались в окно на древние деревья, растущие во дворе и около колодца, на камыши и ряску на пруду, на солнце, склоняющееся к западным горам, а также слушали перезвон колоколов в храме, карканье ворон и лай собак в деревне, они ощущали красоту и горечь жизни. Чайные домики у мостов Гаолянцяо и Байшицяо процветали, потому что в эпоху Цин лодки, предназначенные для увеселения горожан, проплывали именно там. Открытые чайные домики, расположенные вдали от шума города, вносили разнообразие в жизнь людей и повышали интерес к чаепитию. Хотя они были не столь уединенными, как чайные домики Западного озера в Ханьчжоу, но, незатейливо убранные, стояли ближе к истинным духовным составляющим китайской чайной церемонии.

Такие чайные домики обычно имели отдельно стоящие парковые чайные павильоны. Самые знаменитые из них находились в Маленьком Западном Раю на Западном озере, где росли лотосы. Там подавали миндальный чай, пюре из груш и мясо суцзао.

Общаться люди ходили в большие чайные «дачагуань», где подавали не только чай, но и более существенную пищу. «Дачагуань» старого Пекина выполняли дополнительные социальные функции. Там подавали чай и закуски и обслуживали людей всех профессий. В знаменитой опере Лао Шэ «Чайный домик» описывается как раз такая разновидность чайных. Чайный домик Лао Шэ в Цянмэне продолжил эту традицию и открыл дорогу для последователей. Чайные домики «дачагуань» приобрели популярность благодаря отличному обслуживанию и своей роли в общественной жизни.

Чайный домик «Тяньхуэйсюань» в Дяньмэньвае был самым знаменитым из них, а чайная «Хуэйфэнсюань» в Дунганьмэньвэе значилась в этой табели о рангах второй.

Эти чайные домики были обставлены с большим вкусом. На первом прилавке прямо у входа продавали напитки и еду на вынос, а также для посетителей первого зала; второй прилавок обслуживал посетителей центрального зала, соединяющего передний и дальний залы; третий прилавок обслуживал тех, кто располагался в дальнем зале, и особо важных гостей. Естественно, клиенты этих залов отличались по своему социальному положению. В некоторых крупных чайных дальний и центральный залы были соединены воедино, в других же все залы были друг от друга изолированы.

В чайных домиках обслуживали посетителей с изысканным вкусом. Чай в чашках с крышкой долгое время оставался теплым и был защищен от попадания в него грязи. Пекинцы большое внимание уделяли соблюдению норм этикета. Они использовали крышки, чтобы помешивать чай и прикрывать рот. Официанты следили за состоянием чайных приборов и столиков, чтобы посетители могли продолжить чаепитие после приема пищи.

Что касается обслуживания посетителей, то большие чайные Пекина делились на: «хунлугуань» – чайные с красными печами; «вовогуань» – чайные, где чай подавался с десертом; и «баньхугуань» – чайные с большим медным чайником.

В печах из красного кирпича обычно выпекали маньчжурские и китайские сладости. Эти сладости были меньше по размеру и гораздо вкуснее тех, что продавали в магазинах. Посетители пили чай и пробовали печенье.

В чайных «вовогуань» подавали разнообразные десерты, в том числе горячие пористые булочки и печенье с самыми разными орехами.

Что касается чайных, где стоял красный медный чайник, они были рассчитаны на посетителей как с утонченным, так и самым обычным вкусом.

Существовал еще один тип чайных домиков («эрхуньпу»), где десертов не подавали, зато предоставляли предметы для приготовления еды.

Таким образом, посетители получали блюдо, приготовленное либо из ингредиентов, заранее приобретенных хозяином, либо из принесенных самим посетителем.

Образованные люди любили собираться в чайном домике «Лунхайсюань» на улице Чаньаньцзе. Причиной стало то, что в эпоху поздней Цин в Баодине внезапно возникли новые школы, и вокруг этого, естественно, сразу же начались споры. Приверженцы пекинского типа школ собирались, чтобы обсудить, какие контрмеры им следует предпринять. Эта традиция привела к тому, что пекинскую школу образования иногда называли школой «Лунхай».

В «дачагуанях» люди пили чай, обедали, общались и развлекались. Их было гораздо больше, чем других чайных домиков, и поэтому их влияние на общество оказалось более глубоким. И сегодня чайный домик Лао Шэ популярен среди выходцев из разных слоев общества. Чай был и остается своеобразным посредником при установлении контактов между людьми, соответственно, и чайные домики выполняли и продолжают выполнять важную социальную функцию.

| | | |

Источник: http://www.telenir.net/kulturologija/kitaiskoe_iskusstvo_chaepitija/p6.php

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик

Китайский чайный домик