Перешить старое платье на новое

Перешить старое платье на новое

Перешить старое платье на новое

Давыдов Сергей Александрович: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Проект "Ролевики - экспедиция". Написан дуэтом двух авторов долго ждавших продолжения одного заброшенного проекта, но в итоге плюнувших и решивших написать что-то свое на ту же тему :) А там и третий подтянулся... http://samlib.ru/p/proekt_r_e/ Обновление от 17.08.12
   Энергетическая оболочка Земли. Бог. Не в лучшем состоянии.       Бог умирал. Умирал медленно и мучительно. С букетом чувств, бледной тенью которых являлись бы эмоции человека, смертельно раненного в спину отравленным кинжалом и сброшенного в колодец, причем рука, нанесшая предательский удар, принадлежала тому, кого уже почти покойный до самого последнего момента считал своим коллегой и почти другом. Его агония длилась уже сотни, нет, тысячи лет и успела порядком ему надоесть. Но что поделать - Боги, особенно старшие, из тех, что творят миры, не столь хрупкие существа, чтобы исчезнуть с ткани бытия быстро. И подчас им приходится об этом горько жалеть. Окончание своего пути для тех, кто являлся одним из могущественнейших существ мироздания, растягивается надолго. Особенно если они всеми силами цепляются за жизнь и жаждут отмстить обидчику.    Впрочем, мысли о возмездии не посещали пойманного в ловушку бога уже очень много лет. Процесс регрессии, которому он так долго сопротивлялся, уже зашел слишком далеко. Давно стало привычным и уже не таким докучливым ощущение расползающейся сущности, необратимо поврежденной энергиями первозданного огня, сознание, всегда бывшее главным инструментом бывшего творца миров упростилось практически до состояния, больше подошедшего бы смертному и только воля, оставшаяся неизменно твердой, не позволяла ему скатиться еще дальше к животному, а потом и растительному существованию. Чтобы отсрочить столь ужасный конец, бывший демиург даже отказался от материального тела, со всеми его плотскими удовольствиями, став чистым разумом, который понемногу распадался в энергетической оболочке мира.    Сейчас ему не сумел бы помочь даже кто-то из собратьев, наткнись они на него. Лишь продлили бы агонию. Или добили. Но вероятность такого события была невелика. Тюрьма, в которой оказался заперт умирающий, была очень хорошо подготовлена. Целый мир, чьи границы были надежно закрыты как извне, так и изнутри, стал ею. Ни одна капля энергии, что потоками пронизывала мироздание, наделяя его жизнью, не могла проникнуть через возведенные барьеры, чтобы пленник не смог воспользоваться ей в своих целях. Не исцелиться, вовсе нет, сама природа его раны отвергала подобное. Но - подать весть другим старшим богам, которые не терпят в своей среде убийц.    Магические существа, случайно попавшие в жернова противостояния двух существ, обладающих почти абсолютным могуществом, давно уже умерли, не выдержав образовавшегося энергетического вакуума, а их остатки были заботливо ассимилированы погибающим богом. Он не был зол или жесток и не трогал живых, но все, что уже отбегало свой век, шло на поддержание его существования. Впрочем, усилия были тщетны. Творцы миров хорошо умеют планировать. Без помощи извне, причем весьма существенной, из построенной тюрьмы не выбрался бы ни один демиург.    Для внешнего наблюдателя, скорее всего, были не видны ни ограждающие барьеры, ни само узилище. Убийца наверняка хотел надежно скрыть следы своего преступления. За время своего заточения бог, тем не менее, сумел частично сломать свою темницу, сделать, так сказать, щелочку в казавшемся неприступном монолите, но на этом силы его иссякли, а получившаяся дыра была смехотворно мала.    И теперь узник мог только что бессильно стонать от осознания собственного бессилия, да пытаться через сделанную в защите мира брешь слушать эхо событий, происходящих поблизости от узилища. Получалось не очень. То ли он слишком ослаб, то ли тюрьма его оказалась надежнее, чем казалась и теперь мешала своему пленнику возобновить пусть даже односторонние контакты с остальным мирозданием, но чтобы хоть как-то узнавать о том, что творится снаружи, бог вынужден был использовать промежуточное звено. Медиумов. Людей. Возможно, какая-то иная, более склонная к волшебству раса подошла бы ему больше, но в мире, ставшем его тюрьмой, они уже давно отсутствовали, уступив место более неприхотливым созданиям. Приходилось стимулировать в имеющихся смертных изменения, отвечавшие за развитие способностей, самым близким аналогом которых являлся, пожалуй, дар оракула, а потом внимательно изучать то, что они выдавали за плоды собственной фантазии и уже по ним воссоздавать картину царящего снаружи. Частенько такие живые датчики решались обнародовать свои видения, приукрашивая и переделывая их на свой лад. В них, конечно, далеко не все было истиной. Но - многое. Пленник не препятствовал этому, даже помогал особо талантливым и чутким фантазерам. Сознания смертных уже знающих, что нужно искать в эфирном эхе, работали намного точнее.    Где-то в мире очередной медиум, который, как он считал, только что испытал озарение, вовсю старался, пытаясь успеть записать нахлынувшие на него образы, а практически мертвый, но все еще очень могущественный бог, считавший всю информацию прямо из его сознания, серьезно задумался.    - Барьер слабеет, - решил он. - Число обитателей этого мира, которых выкинуло в соседние, стремительно растет. Их уже сотни. И это только тех, кто выжил. Значит, прошли сквозь него десятки тысяч. Да, разумеется, я и раньше знал, что он не абсолютен... Проклятье! Все равно получившаяся в результате моих усилий щель слишком мала, чтобы можно было через нее выйти, пусть даже в виде аватары. Никого и ничего, обладающее моей силой он не пропустит... моей силой... а если собственной? Тем более, что кандидатов в моей тюрьме развелось предостаточно... Вот интересно, в ту щель, что я пробил, попадает буквально капля энергии из внешних миров... Но местные, из тех, что почувствительней, так тянутся к ней сознанием, будто еще помнят, какой должна быть настоящая реальность... Да и потенциал у них сам по себе неплохой. Кто выжил в том магическом вакууме, что царит внутри барьеров, тот снаружи, когда его окутают нормальные потоки энергии, а не то убожество, что рециркулирует внутри моей тюрьмы, сам по себе станет далеко не заурядным смертным. Интересно, мой убийца предполагал такое развитие событий или просто допустил просчет? Впрочем, неважно...    Идея, посетившая умирающего, была если не гениальной, то близкой к этому. Во всяком случае, так считал он сам и никого, кто сумел бы ему возразить, в зоне досягаемости не было. Изящное решение - подать о себе весть сородичам при помощи низших созданий. Хотя, конечно, кто их будет слушать... Нет, шансы есть. Один на тысячу, не больше. Без отпечатка его силы бредням смертных ни один старший бог не поверит. А с ним их не выпустит барьер. Но, так или иначе, что он теряет в случае неудачи? Слегка поднапрячься и, может быть, окончательно распрощаться с самосознанием на пару десятков лет раньше? Не велика плата за надежду, пусть даже иллюзорную, что сумеет сквитаться с убийцей. Тем более, что он в любом случае протянет достаточно долго, чтобы узнать, чем закончится эта авантюра.    Нематериальная сущность сконцентрировала свое внимание на каком-то людском городе и практически моментально нашла большое скопление тех самых смертных, которым было суждено стать посланцами его воли. Десятки кандидатов на повышенное внимание бога, пусть и умирающего, не подозревая о своем воистину высоком предназначении, ехало в веренице автобусов, обвешавшись инвентарем, призванным изображать доспехи и артефакты.       Земля. Анатолий. Пока еще ролевик.       - Ох ты! - выдохнул паладин Анатолий Лесов или, как его называли друзья в более узком кругу, Зеленый, едва не получив по голове собственным молотом, сверзившимся с места для багажа после подпрыгивания транспортного средства на особо внушительной колдобине. Если бы оружие не было изготовлено из легкого, но прочного пластика, то его владельцу пришлось бы худо. - Водила! Аккуратнее! Не дрова везешь!    Его согласным гулом и матюгами поддержали маги и колдуны, волшебницы и ведьмы, светлые и темные эльфы, а также другие экзотические персонажи, в общем, все пассажиры салона автобуса арендованного движением ролевиков для проведения крупнейшей игры года.    - Все-таки в этот раз начало мероприятия на удивление хорошо организованно, - подумал Анатолий. - И это настораживает. Лучше бы все было как обычно. Все узнали в последний день. Костюмы и прочий инвентарь не чищен, а то и сломан. Половина тех, кто отправился в поход к месту проведения игры, заблудилась, вторая задержалась. Еды не хватает, а пива столько, что купаться можно. Зато ни одного пострадавшего, а самые глубокие раны наносят друг другу педикюром девчонки, не поделившие смазливого эльфа. Или мускулистого орка.    Но сейчас все не так... Сервис. Культура. От вокзала и до лагеря всех ролевиков, приехавших с двенадцатичасовыми поездами, бесплатно возят... Кто, я хотел бы знать, оплачивает этот шикарный автобус? Надо быть справедливым, особенно если пытаешься вжиться в роль эльфа-паладина, нас трясет не из-за разболтанных амортизаторов, а из-за дороги, способной качеством своего покрытия остановить продвижение вражеской армии. Неужели среди фанатов Средиземья затесался олигарх? Или среди нас просто сынок начальника таксопарка? Нет, это добром не кончится...    Одновременно с этой его мыслью раздался отчаянный визг тормозов, который, впрочем, тот час же заглушил еще более отчаянный визг представительниц прекрасного пола. Хотя к ним, кажется, присоединилось и несколько парней. И у них были на то причины.    - Накаркал, - ошалело подумал Анатолий, глядя на пейзаж, расстилающийся за окном.    Перед его глазами предстало... Паладин всерьез задумался, что же это такое он видит. Бездну? Межреальность? Астрал? Короче, переливы радужных цветов, танцующих на постоянно меняющей форму поверхности. И тут Зеленого посетила идея. Он решил посмотреть, на чем стоит автобус. И, скосив глаза вниз, тут же о ней пожалел. Автобус не стоял. Он висел, не поддерживаемый ничем.    - НУ, ЗДРАВСТВУЙТЕ, СМЕРТНЫЕ, - внезапно раздался в его мозгу голос, подобный тихим, но все равно очень внушительным раскатам грома. - МОЖЕТЕ ТРЕПЕТАТЬ, ИБО Я - БОГ! А МОЖЕТЕ И НЕ ДЕЛАТЬ ЭТОГО, МНЕ БЕЗРАЗЛИЧНО.    Если бы Анатолий смог, он бы трепетал. Но не получалось. Мозги как-то отказывались работать и, судя по тому, что остальные пассажиры автобуса тоже притихли, как мыши под веником, состояние это не было естественным. Впрочем, кто бы сомневался.    - А СЕЙЧАС НЕМНОГО О ТОМ, ПОЧЕМУ ВЫ УДОСТОИЛИСЬ ЧЕСТИ ОБЩЕНИЯ СО МНОЙ,- продолжил громоподобный глас. - ВПРОЧЕМ, ОБЪЯСНЯТЬ ДОЛГО, НО СЕЙЧАС ВСЕ САМИ ПОЙМЕТЕ. ПРИГОТОВЬТЕСЬ. БУДЕТ НЕМНОЖКО БОЛЬНО.    Анатолий хотел было запротестовать, но не успел. Его захватил водоворот абсолютно неизвестных ранее ощущений, и потащил куда-то. Шепот миллиардов голосов бился в уши. Картины, сменявшие друг друга с неимоверной частотой, ломились сквозь закрытые веки. Противоречивые и, пожалуй, вряд ли человеческие эмоции возникали в сознании на краткий миг и тут же уступали свое место для новой порции. Было ли то, что он чувствовал, болью? Сложно сказать. Но одно было точно. Второй раз подвергнуться подобному Зеленый не согласился бы ни за какие коврижки.    - Это добром не кончится, - уже вслух произнес он, очнувшись лежащим на земле, и смотря в ярко-голубое небо. Ролевик сделал глубокий вздох и закашлялся. Воздух, показавшийся после перенесенных испытаний слишком чистым и свежим, прямо-таки наполненным жизнью, неожиданно стал непривычным. Парень не вставая потянулся к страшно зачесавшемуся левому уху, которое нещадно щекотала какая-то травинка, и пальцы наткнулись на острый кончик.       Павел - пока еще человек.       Ну ничего, ролевка обещает быть интересной, самое главное выдержать бой с мастерами насчет своего персонажа. Тут с магом иногда намучаешься, а с ролью псионика, кстати отыгрываемой первый раз, чувствуются проблемы будут серьезные. И все потому что начинающий псионик, да и маг если уж на чистоту,это просто мясо для любого, даже начинающего файтера. На начальных уровнях ничего мощнее 'головной боли' или 'краткого заблуждения' псионик просто не знает, а до получения более мощных техник еще дожить надо, или что еще более нереально - доказать мастеру, что ты, то есть твой герой, не просто хрен с горы, а что ни на есть самый православный хрен и круче тебя только горы, а выше только продукция соседней птицефермы. Ну - или наоборот. Ладно, в крайнем случае, прибьюсь к какому-нибудь танку и буду его группой поддержки, уж технику 'Ошеломить' мастер обязан оставить - иначе вообще слёзы.    Но в любом случае проблемы будут. Особенно с коллегами по генетической нише - с магами и колдунами. Уж очень часто псионов с ними путают. Что не может их не выводить из себя. Хотя отличие между нами есть и значительное. Магия - способность формировать, управлять,и использовать естественные силы, которые пропитывают мир и базируются на принципе, при котором, с помощью слов, жестов и т.д. маг управляет внешней энергией. Сила не исходит из колдуна или священника. Псионика - полная противоположность магии. Сила псионика исходит только из его разума. Его сила фокусируется внутри, а не вне. Поэтому в областях 'безмагии' любой - даже начинающий псионик, спокойно, при удачном стечении обстоятельств, может угробить архимага.    Псионику не надо изучать что-либо или молится, чтобы получить силу. Он несёт её с собой, куда бы он не шёл. Пока его ум и тело едины, пока он не истощил их возможности, псионика - его сила. В отличие от воина и вора, ему не нужно никакое оружие или инструментальные средства, чтобы практиковать его искусство. В отличие от священника, ему не нужно никакое божество. В отличие от колдуна, ему не нужны ни книги, ни маткомпоненты, ни постоянная зубрёжка. Его сила исходит из разума, и он один дает этому форму. Через строгую дисциплину, цель, и самоанализ, он использует силы своего разума на полную катушку.    В общем, все, как всегда, зависит от длины моего языка, если удастся уболтать мастера на более или менее приличный уровень - тогда 'Трепещите смерды!'. Ну, а если нет - буду трепетать сам.    Ладно - заканчиваю с мыслями, ехать еще далеко, лучше употребить время с пользой и поспать. Тем более что за все три дня ролёвки, проверено опытом, поспать не удастся. То орки придут в гости, то эльфы, или энт с похмелья забредет с извечным утренним вопросом - 'Похмелиться нет, или аспиринчику?' В общем - спать! Пристроив поудобнее сумку к дребезжащему на кочках оконному стеклу и не обращая внимание на слушающего музыку соседа, кстати, судя по поведению, стопроцентного эльфа - за всю дорогу даже не соизволил слова сказать, только с презрительным видом озирал проплывающую за окном местность.    Примерно такие рассуждения пробегали в моей голове где-то минуты три-четыре, пока наконец, уютное потряхивание автобуса по дороге не погрузило меня в сон...       Энергетическая оболочка земли. Бог. Еще в худшем состоянии, чем был раньше.       - Ну что ж, дело сделано, - с такими мыслями бывший демиург понемногу успокаивался после вспышки активности, первой за неизвестно сколько лет и, скорее всего, последней в его жизни. - Теперь они имеют шансы на то, чтобы привлечь внимание кого-то из моих сородичей. Интересно, где их выкинет тот вихрь Хаоса, что я создал и послал в щель, пробитую в барьере? Надеюсь, подальше от моей тюрьмы. Ее близкие окрестности наверняка патрулируют какие-нибудь создания моего убийцы... Во всяком случае, я бы точно поставил парочку сторожей... Интересно, хватит ли моим посланцам собственных сил и тех изменений, что были в них внесены, чтобы хотя бы выжить? Конечно, с точки зрения обычных смертных я наделил их едва ли не всемогуществом, даже для младших богов они могут стать проблемой... Да, хорошая работа, давно такой не было, тем более, что и напрягаться-то особо не пришлось, в ноосфере столько напитанных образов плавает, не использовать их было бы просто несусветной глупостью... Интересно, как их извратит Хаос? Я, конечно, постарался сделать отводку его эманаций на те железные повозки, но вряд ли ее хватит.       Неизвестно где. Анатолий. Уже паладин.       - Охренеть, - единственная мысль билась в мозгу парня, который далеко не в первый раз выбирался на ролевку и теперь с ужасом понимал, что спецэффекты такого качества в природе отсутствуют. - Нет, не так. ОХ-РЕ-НЕТЬ!!!    Все еще не веря, он сел на земле и огляделся. Взгляд его прошелся по лежащим, сидящим и уже стоящим... существам. Не людям. Несколько десятков, а может даже и сотня различных созданий преимущественно гуманоидной формы в ясно видимом даже на нечеловеческих лицах состоянии шока старательно думали одни и те же мысли, чтобы прочесть которые, вовсе не нужно было быть телепатом.    Неожиданно взгляд паладина зацепился за женскую фигуру и уже не смог оторваться. Незнакомка сидела сгорбившись и горько плакала. Роскошные каштановые кудри скрывали ее лицо, но обладательница такой фигуры просто не могла обладать страшненькой физиономией. Высокая грудь. Подтянутая... гхм... нижняя часть спины. Длинные ноги, чью форму признали бы идеальной все мужчины мира, не сговариваясь между собой. И обтягивающая как перчатка одежда ярко-красного цвета. Непонятно почему, но Анатолий, бывший, в общем-то, большим ценителем противоположенного пола, почувствовал к ней отвращение.    - Из какого сексшопа она сперла этот наряд? - зло бросил эльф-паладин и его рука машинально нащупала рукоятку так кстати подвернувшегося молота.    - Думаю из того же, что и я, - ответил ему мелодичный женский голос.    Одним рывком, поразившим его самого, парень развернулся и встретился взглядом с... ангелом.    Длинные прямые светлые волосы. Мягкая улыбка лишь слегка изогнувшихся губ. Большие синие глаза. И крылья. Большие белые крылья за спиной.    Паладин впал в ступор. Ему хотелось... он даже не мог сказать, чего хотелось, столь сложный коктейль из благоговения и восхищения воцарился в его душе.    - Выносите тело, клиент готов, - хрюкнул кто-то сбоку и паладин, скосив глаза в поисках того несчастного, что разрушил волшебные мгновения, наткнулся на клыкастый оскал страховидной зеленой рожи, так и требующей сеанса ударотерапии. Тем более, молот уже был в руках.    С немалым трудом Анатолий смог перебороть себя, не бросившись в яростную атаку, и чтобы успокоиться, еще раз обвел взглядом окружающую его местность, привычно зацепившись глазами за незнакомку в бесстыжем костюме. Та продолжала плакать, но слегка изменила положение своей фигуры, и теперь любой желающий мог видеть прелестное личико с пухлыми губами, которые так и просили поцелуя. И рожки. Небольшие алые рожки, чьи кончики виднелись из под пышной прически.    -Охренеть, - прошептал паладин враз пересохшими губами. - Нет, не так. ОХ-РЕ-НЕТЬ!!!       Все там же. Сергей. Темный маг.       Вопль какого-то ушастого мордоворота со здоровенной и слегка светящейся киянкой в руках вывел немолодого худощавого человека с сединой в волосах из созерцательного состояния и заставил задуматься о вечном. О Тьме.    - Во имя всех демонов преисподней, - ошалело подумал он, - вот это в переплет я попал. Сам Белиар перед той сущностью, что удостоила нас своим вниманием, не больше чем младенец, только-только выучившийся говорить, рядом с магом. Причем не рядовым заклинателем, а таким могущественным мастером, как я... Стоп! Магом?!    Сознание молодого преподавателя истории и юриспруденции в одном из филиалов достаточно крупного института заметалось, найдя в себе инородные добавки, судя по которым он был не Сергеем, двадцатидевятилетним кандидатом наук, а Ксардасом, могущественным некромантом из Миртаны.    - Что за шуточки, - ошалело подумал он и, привычно(!) скастовав на себя заклятие успокоения нервов, снова перепугался. Пришлось повторить процедуру. Острый и цепкий разум, так необходимый в работе обоих половинок его личности, разбил задачу на составляющие и принялся решать их поочередно в режиме внутреннего диалога.    Вопрос первый, практически сакральный: Кто виноват?    Ответ: Бог. Даже нет, не так. Старший бог. Демиург. Хм... странно. Это знание уже заложено в меня. Как и впечатляющий набор навыков темного мага.    Вопрос второй: Что я с ним сделаю?    Ответ: Трезво оценю свои шансы и постараюсь никогда больше не попадаться ему на глаза. Исход конфликта некроманта с сущностью такого уровня не вызовет никаких сомнений. По крайней мере, ближайшие десять тысяч лет.    Вопрос третий: А кто все эти твари вокруг меня?    На этом месте Сергей слегка сбился и поежился. Мимо него, мотая рогатой головой и пытаясь сбросить с нее кепку, проткнутую каким-то острым шипом, прополз то ли на редкость уродливый змеелюд, то ли на диво человекоподобный виверн. В любом случае, тварь была большая, страшная и с хвостом вместо ног.    Ответ: Коллеги по несчастью. Приметная футболка, остатки которой болтаются на груди этой твари, раньше скрывала грудь какого-то качка, сидящего на пару мест ближе к водителю.    Вопрос четвертый: а где автобус... ы.    Ответ на этот вопрос искать не пришлось, нужно было только оглядеться. То транспортное средство, в котором ехал сам Сергей-Ксардас, было разбросано по всему полю, на котором сейчас и оказался караван ролевиков, в виде набора искореженных, но узнаваемых частей. Что странно, ни одного мертвого или раненного тела среди них не было и единственным пострадавшим в результате произошедшего инцидента можно было признать исключительно водителя, который сидел в своем кресле с рулем в руках и полным отсутствием понимания происходящего во взоре. У труженика баранки одежда превратилась в живописные лохмотья, а грудь оказалась залита кровью. Второй автобус стоял рядом, но как-то странно поменялся. Его борта и двери теперь были не из плохо покрашенного железа, а из крупной, не меньше полуметра в диаметре, чешуи неправильной формы с большим количеством асимметричных лучей. Место стекол заняла полупрозрачная пленка, и теперь пассажиры столь необычного транспортного средства приникли к ней и старались разглядеть, что же творится снаружи. Третий пассажирский транспорт изменился внешне меньше всего. Он парил над землей на высоте метра, где-то потеряв колеса, и теперь из него осторожно выбирались разные люди. И нелюди.    - Орк. Дроу. Светлая эльфийка, гном, - машинально начал опознавать их Сергей. - М... не знаю эту тварь, Бэтмен, два человека, какой-то рыжий подозрительно знакомый парень и Альфонс Элрик со своим стальным братцем.    Даже для психики преподавателя, отправившего как-то пересдавать сессию главу небольшой, но активно действующей организованной преступной группировки (о чем узнал только спустя полмесяца, когда о его героической храбрости обмолвились коллеги) это было чересчур. В поисках чего-то более привычного сознанию, некромант перевел взгляд на раненого водителя.    - Многовато, - профессионально оценил количество крови на нем темный маг. - Не жилец.    Водитель, немолодой мужчина лет пятидесяти, бросил руль и стал удивленно себя ощупывать, после чего сплюнул и потащился ко второму автобусу, тому самому, который в чешуе.    - Не зомби, - машинально подметил Сергей и проводил открытую рану груди, которая впрочем, затягивалась на глазах, взглядом. - Во всяком случае, я таких не делал. И не встречал.    Там, среди алой плоти, почему-то не выказывающей никаких признаков недовольства подобным соседством, стучал четырехцилиндровый мотор.       Лес. Тени. Антон. Шиноби.       'Нихрена себе съездили на ролёвку...' - подумал Антон, однако без приличествующей ситуации энергичности. - 'Не знаю, что из этого может вылиться, но прежде всего - где остальные? Блин, придётся искать. Хотя так в лом... Может, кто-то и без меня займётся организацией этого хаоса?'    Он с надеждой осмотрелся.    'Н-даа... Такого паноптикума, пожалуй, даже в Скрытом Тумане не водится... Э?'    Антон Кличев, продавец в магазине электроники, двадцати одного года отроду, ругаться не любил. Шиноби Шикамару из деревни Скрытого Листа - тоже. В связи с этим оба просто замерли на несколько секунд, успокаиваясь; затем осмотрели себя.    Это было не тело Антона. По всем признакам оно принадлежало Шикамару, одному из персонажей хорошо знакомой Антону анимехи. Невысокий, худощавый, с волосами - Антон потрогал голову - затянутыми сзади в то ли короткий, но толстый хвост, то ли просто пук... Даже одежда - постоянно носимый Шикамару маскировочный жилет-разгрузка.    'Та-ак... В связи с вновь открывшимися обстоятельствами есть и новый вопрос. Если всех так переколбасило, то как своих узнать...' - добавилась новая мысль. - 'Хотя...'    - Тэ Эр! - завопил Антон... (или всё же Шикамару? Нет, всё-таки Антон, хотя и от шиноби скрытого листа присутствует явно не только внешность), двигаясь среди растерянных людей... и нелюдей. Тело словно двигалось само, и, похоже, на него не то что не обращали внимания - просто не замечали. Увиденное вокруг запоминалось и оседало в памяти для дальнейшего анализа, но высший приоритет сейчас был у другой задачи. - Тэ Эр! Веталь, Ксюха!    Тэ Эр, или "Трио раздолбаев", они с друзьями называли себя. Точнее, свои образы... Вообще-то изначально это было двое парней с довольно странными для большинства их знакомых интересами... Ребята увлекались ролевыми играми и косплэем - в смысле, переодеванием в персонажей аниме и отыгрыванием небольших сценок. Собственно, Шикамару был одним из излюбленных персонажей Антона - возможно, сказалась схожесть характеров.    - Антон?.. - ошарашено произнёс незнакомый голос. 'Хотя у меня сейчас и свой - незнакомый...' - мысленно хмыкнул Антон, вглядываясь в источник голоса. Довольно высокий поджарый мужчина лет двадцати или немного больше, каштановые волосы, почти того же цвета глаза. Кожаные сапоги на ногах, просторное развевающееся одеяние, под которым находилось что-то твёрдое - доспех под одеждой? - грязный и потёртый голубой плащ...    - Веталь, ты? - почти не сомневаясь в ответе, осведомился он. Мужчина кивнул и добавил:    - Хотя я сам начинаю в этом сомневаться... Ты Ксюху не видел?    - Ищу. Думаю, прежде всего нам нужно собраться вместе, а потом разбираться, во что мы вляпались... Кстати, нам с тобой, похоже, повезло. Крупно повезло...    - Ты о чём?    Вместо ответа Антон-Шикамару указал на лошадиный круп в нескольких метрах от них. С другой стороны от крупа на лошадином теле находился вполне человеческий торс, облачённый в нечто вроде индейской кожаной куртки. Кентавр не шевелился, и, похоже, был без сознания, хотя ран или крови заметно не было.    - В общем, ищем Ксюху и надеемся на лучшее - подытожил Антон. - Ты с той стороны посмотри, а я с этой. Кто найдёт, кричит об этом и ведёт сюда.    Виталий кивнул и двинулся в указанном направлении. Похоже, чёткие и понятные инструкции старого друга, хоть и в новом обличьи, его немного успокоили.    'Любопытно...' - подумал Антон, глянув вслед другу. - 'Я - Шикамару, Веталь, похоже, Лайнер... Неужто и с остальными по тому же принципу? Тогда хотел бы я побыстрее взглянуть на нашу Каруру...'    - Ксюха! Карура! - заорал он, снова пробираясь меж деревьев и людей... хмм, а вон пара эльфов, вроде. И гном с другой стороны, в доспехе и оружием обвешан... С ума сойти. Хотя, возможно, уже...    - Я здесь! - наконец, послышался ответ. - Шика?..    - Угадала - проворчал Антон, высматривая Ксению. Судя по изменившемуся голосу, она не избежала общей участи, но вот как она выглядит?.. - Ты где?    - Да здесь я, меч застрял... Сейчас.    Послышался треск, и не самое тонкое дерево неизвестной породы, росшее в нескольких метрах от Антона, рухнуло, обламывая ветки соседей. А из-за деревьев, перешагнув через упавший ствол, вышла женщина... Но взгляд в первую очередь приковывала не её вполне соблазнительная, хотя и мускулистая, фигура, и даже не массивное железное кольцо с обрывком цепи на шее. Первым привлекал внимание меч на её плече. Хотя, нет, не меч... МЕЧ, так будет гораздо правильнее. Пожалуй, эта штуковина походила на слегка изогнутую рельсину с рукоятью, обёрнутой кожей, и обозначенным, но явно не обладающим особой остротой, лезвием.    Небрежно придерживая на плече этого монстра от кузнечного дела одной рукой, женщина запустила вторую за спину и достала флягу. Зубами откупорила её и с явным удовольствием сделала большой глоток.    - Ээх... - произнесла она, оторвавшись от фляги. - Хорошо...    И довольно пошевелила пушистыми кошачьими ушами.       Лес. Хаос. Виталий. Не очень боевой маг.       У Виталия Клюева болели глаза. И голова. А ещё хотелось спать. А ещё - проснуться. Последнего хотелось больше всего, но пока что не удавалось, несмотря на все усилия. Впрочем, он продолжал надеяться, невзирая на ничтожность шансов. В конце концов, текущая ситуация очень уж напоминала абсурдный сон пересмотревшего аниме ролевика... Так что Виталий старательно поддерживал в себе тлеющую надежду проснуться в салоне едущего на Игру автобуса. Невзирая ни на что из того, что происходило вокруг... Да вот, например.    Изящная эльфийка в белоснежном плаще присела над лежащим на земле широкоплечим человеком в кольчуге и применила на него целебное заклинание. Беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы привычно разобрать заклинание на составляющие и отложить в запасники памяти - пригодится. В конце концов, в академии учили только боевой магии...    Глаза снова заболели, и Виталий вздохнул. В основном не из-за боли, начавшейся после того, что он увидел в окнах автобуса во время перехода - брр! - а из-за вновь пробудившейся на миг вместе со способностями памяти Лайнера Люта. Пожалуй, именно она была главным аргументом против того, что всё это сон... Доставшаяся вместе со сменой тела личность большую часть времени спала, но когда пробуждалась, вместе с ней вспыхивала и память. Слишком ясная и чёткая для сна... И навевающая изрядное уныние.    - Не хочу я быть на самом деле живой бомбой... - пробормотал Виталий и зевнул. - Поспать бы... И проснуться в автобусе. Или дома. На худой конец, в моей уютной камере... Э, нет, последнее не надо! Блин, к делу, к делу... Ксюха! Карура!    Какое-то время он бродил среди людского и нелюдского хаоса, разыскивая подругу, пока не услышал с противоположной стороны заполненной ролевиками поляны голос Шикамару... То есть Антона.    - Веталь! Лайнер! Я её нашёл!    - Иду! - заорал в ответ парень. Ну вот, одной проблемой меньше... Вопрос - что дальше?.. А, не стоит заморачиваться. Шикамару что-нибудь придумает, он умный...    Виталий, он же Витька, он же Веталь, он же Лайнер, направился к месту встречи. Народ вокруг растерянно переговаривался, кто-то тоже искал друг друга, кто-то ругался... Некоторые всё ещё не могли прийти в себя - особенно те, чьи новые тела отличались от человеческих.    - Не мои проблемы... - пробормотал Веталь-Лайнер и поторопился навстречу своей компании. Вот интересно, что с Ксюхой-то?..       Ксения его не разочаровала. Она стояла посреди всего хаоса, как столп спокойствия, не показывая ни малейшей тени смущения ни происходящим вокруг, ни тем, что через её довольно скудное одеяние, в общем-то, можно было много чего разглядеть. Также её не напрягало и избыточное железо в виде массивного ошейника и ещё более массивного меча. На фоне всего этого Антон-Шикамару смотрелся как-то... да вообще не смотрелся, в общем-то.    - Офигеть, настоящая Карура... - пробормотал Веталь, замерев.    - Более чем - подтвердила дама.    - Ну, познакомимся снова - предложил Антон. - Антон Кличев, он же Шикамару. Для друзей можно Шика.    Он протянул руку.    - Виталий Клюев - произнёс Веталь. - А теперь ещё и Лайнер Лют. Лучше Веталем называйте, как-то... роднее.    Он пожал протянутую руку Антона.    - Карура - сообщила девушка. - Ну, то есть Карураутсуурей. То есть Ксения Барсова. Карурой лучше и зовите, полное имя мне самой выговорить сложно...    Она улыбнулась и присоединила свою руку к двум другим, а Антон-Шика многозначительно глянул на Веталя.    - За знакомство? - предложила Карура... то есть Ксения. Хотя она и поведением больше походила на свою модель... так вот что Шика имел в виду!.. Она даже имя назвала в первую очередь персонажа, а потом уже своё...    Новоявленная Карура протянула Веталю флягу. Он поболтал её и перевернул над ртом; тонкая струйка, и всё.    - Так не пойдёт... - пробормотала Карура. - Ничего, где-то тут точно есть выпивка...       Неизвестно где. Тайара-тень. Темная полуэльфийка. Воровка и ведьма.       После того как непонятное мельтешение прекратилось, Тайару замутило, желудок рванулся к горлу, и она, резко вскочив со своего места, стремглав ринулась прочь из автобуса, расталкивая повстававших со своих мест пассажиров.    - Простите, извините, мне плохо, дорогу, ну вы же не хотите, чтобы я вам костюм запачкала? - смесь из острых локтей и не менее острого язычка помогла ей быстро выбраться из транспортного средства. При этом ловкие пальчики сами по себе прошлись по паре-тройке карманов, в одном из них едва не уколовшись обо что-то острое и рефлекторно цапнув загадочную вещь, по очертанию не похожую ни на кинжал ни на нож.    Последняя из фигур, которую она минула, едва не выпала из дверей, зацепившись за костяной выступ черно-лиловым плащом и чудом разминувшись ушастой головой с косяком. Головой? Да нет, маской. Очень знакомой маской.    - Вы простите собственно кто? - оторопело спросила девушка у мужчины, который оделся в костюм человека-летучая мышь.    - Водитель этого автобуса, - откликнулся странный тип. - Но вообще-то я, кажется, Бэтмэн.    Тайара хотела еще что-то спросить, но тут отступившая дурнота вернулась и она с проворностью, которую могут иметь лишь настоящие мастера боевых искусств или же воры, метнулась за автобус, чтобы скрыться с глаз.    Немного придя в себя и вытерев губы платочком, девушка оторопело уставилась на свою руку. Конечность принадлежала ей, тут никаких сомнений, но вот цвет ее поражал. Темно-коричневый, он бы больше подошел какой-нибудь мулатке, но никак не жительнице центральной полосы России. Задумавшись над тем, когда она успела загримироваться, Тайара наконец-то обратила внимание на окружающих, и тут ей вторично стало плохо, но уже с сердцем. На небольшой лесной поляне из остатков трех автобусов выбирались самые разнообразные существа, среди которых люди были в явном меньшинстве. Орки, гномы, кто-то большой и толстый, не то тролль, не то великан, совсем недалеко от нее между демонессой и ангелом женского пола замер эльф в доспехах и светящимся синим светом молотом в руках. По оружию время от времени пробегали маленькие молнии, задорно потрескивая и распространяя запах озона.    И тут ее проняло. Не было больше Тани, провинциальной студентки из детдома, собравшей денег на столичный ВУЗ после рискованной аферы с кредитом, в случае неудачи которой пришлось бы сесть в тюрьму лет на семь, и выгнанной из мединститута якобы за неуспеваемость, а на самом деле за то, что ненароком отбила парня у племянницы ректора. Была Тайара-тень. Темная полуэльфийка, выросшая на улице без родителей, но благодаря счастливой случайности и природной хватке, сумевшая попасть в столичную Академию Магии. И проучившаяся там всего два с половиной курса, после чего был издан приказ о ее отчислении, а титулованный маг получил на свою голову проклятие на крови, сцеженной из его родственницы при помощи пары десятков порезов лица в темном переулке.    Девушку затрясло. Изменения, произошедшие с ней, пугали. Машинально она взглянула на свою добычу, излеченную ловкими и изящными пальчиками из широкого рукава и едва не сплюнула. Игла. Большая слегка ржавая и немного погнутая игла, предназначенная не иначе как для прокалывания брезента. Лишь большое количество свидетелей не позволило ей выкинуть краденную и абсолютно бесполезную вещь, заставив убрать компрометирующую улику обратно в глубины одежды.    - Папа! Папа! Папа! Ты где?!    Внезапно раздалось со всех сторон сразу. Штук шесть... или семь... или девять... да нет, десять, а то и больше одинаковых подростков в оранжевых куртках теребили всех существ мужского пола и требовали у них ответа.    - Юра! Я здесь! - крикнул Бэтмэн и снял маску, явив миру абсолютно обычное лицо человека средних лет. Все мальчишки кроме одного растаяли в облачках дыма, а последний повис у найденного отца на шее, счастливо дрыгая ногами. На его лице были не то шрамы, напоминающие кошачьи усы, не то татуировка...    - Наруто, - потрясенно прошептала Таня-Тайара, уверенно опознав главного героя популярного мультсериала.    - Рад, что с вами все в порядке, - холодно произнес невысокий юноша с бесстрастным лицом и большой глиняной бутылкой гантелеобразной формы за плечами, приблизившийся к композиции: супергерой пытается отодрать от шеи своего сына.- Я волновался. И все еще не уверен.    - Брат! - теперь уже опасности подвергся Гаара. Впрочем, этого джинчурики было не так-то просто достать. Песчаный щит, взметнувшийся перед его лицом, принял на себя удар рванувшегося вперед тела.    - Чья сегодня очередь пользоваться компьютером? - флегматично осведомился он.    - Гоша, ты чего?- обиженно спросил подросток.    - Значит моя, - все тем же ровным тоном ответил Гаара и едва не был сметен звуковой волной.    - НЕТ. Моя! Моя! Моя!!!    Наруто прыгал как сумасшедший, стараясь достать соперника кулаками из-за защиты кружащегося в воздухе песка.    - Странные дела творятся, - пробормотала девушка и проверила форму своего уха. Как и ожидалось, оно было слегка заостренным. Ну и ну. Попасться в лапы законнику... конкуренту... да просто маньяку, это я еще могла ожидать. Но богу?! Интересно, чего он хотел добиться, превратив нас всех во что попало... точнее, не очень во что попало. Меня конкретно - в того вымышленного персонажа, которого отыгрывала... Хотя, судя по ощущениям и изменившемуся мировосприятию, еще большой вопрос, какая из двух жизней, что я помню, настоящая.    И тут же в голове у полуэльфийки забрезжило понимание того, зачем с ней и ее коллегами по несчастью была проведена подобная трансформация. Им нужно было привлечь внимание сущности, подобной той, что они уже встретили на своем пути. И в случае успеха о награде можно было даже не мечтать. Она превзойдет все самые смелые ожидания. Для демиургов нет невозможного. Во всяком случае, среди тех вещей, которые могут себе представить простые, ну или не совсем простые, смертные.    - А ну прекратить! - ребенок почти повис в воздухе, пойманный за ухо своим родителем, вернувшим маску на место.    - Значит и правда вы,- вздохнув, сказал брат и опустил защиту. - Я рад. Но все равно волнуюсь. Произошедшее с нами необычно.    - Кто бы спорил, но только не я, - хмыкнула про себя полуэльфийка и принялась неспешной походкой обходить высыпавшую из двух уцелевших (а откуда тогда столько народа?) автобусов толпу. На этот раз она держала свои воровские привычки под контролем. Если среди тех, кто неожиданно попал (а в этом сомнений уже не оставалось), оказалась воровка, то вдруг и страж закона найдется? А в отсутствии в зоне досягаемости судей и адвокатов довольно часто в дело идет суд Линча. На свою магию у молодой ведьмы надежды не было. Уж различных магов, чернокнижников, жрецов, чародеев, колдунов и волшебников среди ролевиков всегда хватало, а значит здесь их десять на дюжину.    Большинство существ, бывших ранее ролевиками (у воров профессиональная память на лица) оказалось в растерянном состоянии. У некоторых девушек, да и юношей тоже, началась истерика. К счастью, кроме уже попавшихся ей на пути Гаары и Наруто, среди землян был только один ребенок. Маленькая девочка с двумя косичками, откликавшаяся на имя Маша и имеющая трех братьев, в чьих чертах сквозило что-то звериное, а на плечах болтались медвежьи шкуры. Судя по всему, малышку прихватили потому, что ее было не с кем оставить. Медик, пусть и недоучившийся, как могла помогала встревоженным людям, успокаивая их беседами и как бы между делом расспрашивая о том, кто они такие и что у них есть. Впрочем, если Тайара видела, что ее присутствие неприятно пациенту, она тут же удалялась. Пусть создать о себе хорошее мнение удастся не у всех сразу... Но зато не будет и негатива. Хорошая репутация - прекрасное подспорье для вора. Пусть даже он и не собирается делать ничего противоправного. Во всяком случае, пока.    Время шло. Откуда-то появилась провизия, которой разнообразные люди и нелюди заедали стресс. И запивали тоже. Спиртные напитки поменяли тару, но не градус. Наломав дров, зажгли несколько костров, разбили палатку. Полуэльфийку, успевшую примелькаться и таскающую за своей спиной весь свой немногочисленный багаж, большей частью которого был свернутый спальный мешок, охотно к ним приглашали. За какой-то час Тайара успела попробовать медовых сот (не зря успокаивала Машу, расплакавшуюся от превращения платьица в сарафан), жареного кабанчика с пивом (вот и пригодился трофей, пятерка очень молодых, скорее давно небритых, чем бородатых гномов, случайно порвавших свою палатку незачехленным топором, на сделанные ей косые стежки отреагировали как на чудо, а на саму иголку как на божественный дар), эльфийского вина (а ведь всего-то одолжила косметичку) и даже горсть кедровых орехов (откуда они у энта, если он, судя по листьям, ясень, и как он поместился в автобусе?).    Сейчас же девушка помогала какому-то симпатичному молодому человеку, снявшему с себя готический доспех черного цвета, складывать разбросанные вещи в его дорожный сундук. Ведьмочка своим пусть толком и не освоенным, но действующим магическим даром чуяла отходившие от него волны силы. Какой-то очень странной силы. Этакий коктейль сладкого и свежего с тухлым и горьким. И очень концентрированный коктейль. На первый взгляд никого сильнее среди попаданцев не было. Да и на лицо парень был достаточно симпатичен. А как слабой хрупкой девушке с кинжалом (даже не отравленным, вот дура, про яд забыла!)в рукаве, можно обойтись без защитника с большим двуручником? Тем более, если у него высокий рост, длинные черные волосы, красивое лицо, пусть и слегка подпорченное явно выпирающими скулами и мускулистое жилистое (что видно даже сквозь рубашку) тело. Худоват правда, но это ничего. Если что-то у них получится, откормит.    - А что искал-то? - спросила девушка, убирая в сундук последний из разбросанных предметов, оказавшийся точильным камнем.    - Иглу, - ответил ей парень. - Точно знаю, что должна быть, а вот где именно, хоть убей, понять не могу.    - Вот блин, - пронеслось в голове у полуэльфийки, - такую подлянку ему устроила... Хотя он же не узнает...    - А ты вообще кто? - спросила она. - Доспех черный, страшный, весь в шипах, меч тоже явно не для светлого героя предназначен. Да и сила у тебя какая-то... необычная.    - Я? - хмыкнул парень и, окинув девушку взглядом, в котором ясно читался интерес, начал выспренную и явно заранее разученную и не раз прорепетированную речь. - Я великий и вечный ужас, держащий в страхе целые страны, моим именем пугают армии, а убить меня не в силах ни смертные, ни бессмертные!    - Ну... - ведьмочка внимательно оглядела своего возможного (куда он нафиг денется?) бойфренда. - Как-то не слишком похож ты на Саурона, а именно его я почему-то вспоминаю при этих словах.    - Правильно, - согласился с ней парень. - Я не он. Я лучше. Я не какой-то там импортный злодей, я наш отечественный Кащей.    - Вот блин, - удержать на лице восторженно-смешливую полуулыбку стоило титанических усилий полуэльфийке, - Вот попала! Но он не узнает!!!       Снова Антон, всё ещё лес, дерево.       Нет, начиналось всё вполне прилично. Предложение Ксюхи... - хотя сейчас всё же Каруры - было вполне уместным. Немного выпить напряжённому и нервничающему Веталю пошло бы на пользу, да и познакомиться с остальными коллегами по несчастью... Долго искать выпивку не пришлось - за какую-то минуту девушка отыскала её в буквальном смысле чутьём, по запаху. Трое гномов, окинув взглядом компанию, особенно меч Каруры, быстро согласились выпить за знакомство. Тем более, у них с собой среди уймы прочего имущества, упакованного в здоровенные рюкзаки-ящики, обнаружилось аж три небольших бочонка с чем-то, смахивающим на крепкое тёмное пиво, и самогоном. Гномы оказались бродячими наёмниками-побратимами - кузнец, алхимик, и рунолог. Тоже сплочённая компания, старых ролевиков... Ребята отнеслись к ситуации на удивление по философски - ну, случилось вот такое... Ну так, небось, раз можно в одну сторону, значит, можно и обратно. Да и здесь не пропадём... Тем более, выпивка пока есть. Карура их горячо поддержала... в общем, очень скоро разговор перешёл в совместную пьянку.    Антон ограничился кружкой пива, из которой делал мелкие глотки, и присматривался к происходящему; на него быстро перестали обращать внимание. Немного понаблюдав за гномами, он решил, что их уверенность и спокойствие если и не полностью, то процентов на девяносто вызваны персонажами. То есть спокойны гномы, в которых превратились ролевики...    Как бы там ни было, пьянка не думала утихать. Веталь-Лайнер на удивление быстро отрубился - похоже, гномья выпивка оказалась куда крепче, чем показалась сперва... - и Антон оттащил его в сторону, поскольку гномы так энергично махали массивными кружками, что могли и зашибить спящего ненароком. В общем, Антон тоже отодвинулся и переключил основное внимание на происходящее вокруг, выглядывая островки спокойствия и потенциальных лидеров. Довольно быстро из толпы было выделено несколько объектов: тёмная эльфийка в обтягивающем одеянии, обходящая группки ролевиков и предлагающая медицинскую помощь; ещё одна эльфийка, светлая, занимающаяся примерно тем же, но пользуясь магией; водитель одного из автобусов... Последний обратил на себя внимание в первую очередь потому, что его сопровождали персоны, знакомые как Антону, так и Шикамару. Наруто и Гаара, персонажи той же анимехи, из которой пришёл и его прототип. Правда, эта парочка была помоложе Антона... Похоже, это сыновья водителя.    Бросив взгляд в сторону гномов и неки, Антон заметил, что пьянка набирает обороты. К собутыльникам стали подходить другие ролевики; один из гномов собрал странноватого вида аппарат, оказавшийся самогонным, и прямо 'на ходу' гнал самогон из смеси своих запасов и окрестной флоры. Однако...    Количество народа, участвовавшего в пьянке, продолжало увеличиваться. С одной стороны, это позволяло ближе ознакомиться с 'попаданцами' и помогало как-то снять их стресс, но с другой... У Шикамару начали появляться мрачные предчувствия. И они не замедлили оправдаться... Кажется, всё началось с попытки одного из орков залезть под одежду к подвыпившей неке - каковая попытка оказалась встречена мощным апперкотом, заставившим зеленокожего отлететь на пару метров. К изрядному удивлению Антона, орк встал, поправил челюсть, и с рёвом бросился на обидчицу. Юноша в голубой мантии, пытавшийся склеить Каруру, поморщился, взмахнул рукой, и орк осел; однако волшебник тут же вместе с возмущённым воплем схлопотал оплеуху от другого орка и свалился на землю. За волшебника вступился какой-то коротышка - хоббит, что ли?.. - неожиданно ловко засветив орку в живот, так что тот скрючился, и пьянка превратилась в драку... Гномы резво оттащили самогонный аппарат и прочее имущество в сторону, рунолог остался его охранять, а остальные два гнома присоединились к 'веселью'. Вот в этот-то момент Шикамару и переместился на дерево, прикинув, что там будет намного безопаснее.    Переломным стал момент, когда кто-то дёрнул Каруру за хвост. Если до того она, на взгляд Шикамару, сдерживалась, то после этого... Нет, меч так и остался лежать на земле, - к слову, драчуны о него неоднократно спотыкались - и когти она выпускать не стала, но удары стали более жёсткими. Вспомнив о силе неки, Антон скривился. Как бы трупов не было... Им всем нужно держаться вместе, а они дерутся... Никогда такого не понимал.    Он вздохнул. Надо бы разнять драчунов и прекратить драку... Как там Шикамару это делает?..    Сложенные вместе руки проделали несколько быстрых жестов, и тень дерева, задрожав, потянулась к драчунам. Однако не дотянулась...    - Прекратите! - послышался чей-то властный голос, и что-то расшвыряло дерущихся в стороны. - Драка - последнее, что нам сейчас нужно!       Хамелеон. Перевёртыш из Сосновска.       - Аххххшшш... - только и получилось, вместо полноценного вопля "Где-это-я-господа-бога-душу-мать!" Этому чрезвычайно информативному воплю помешало очень яркое ощущение жидкого пламени вместо давно известного и привычного родного тела. Причём активно, ОЧЕНЬ активно горящего. Я просто превратился в комок огня, который каким-то образом чувствует то, что сгорает в его пламени. По сравнению с этими ощущениями вбитое в память послание Творца уже мнилось мощным, бурным, но почти приятным событием.    "Хрен вам всем! Выдержу!" - невероятное желание жить прорвалось из глубины расползающегося под ударами боли сознания. Меедлееенно, очень медленно и аккуратно я стал стаскивать разбегающиеся обрывки мыслей и команд в один стройный и прочный монолит. И это помогло. Понемногу "искристые" обрывки нервных импульсов стали понятными. Это - левая рука, а это - доносящиеся справа непонятные звуки. А это дикое жжение, похоже, принадлежит коже на животе. Теперь, разобравшись в себе, я, шаг за шагом и всё так же спокойно, подбирал ключики к взбесившемуся организму. Первые простые команды телу - приподнять веки, пошевелить пальцами - терялись безответно в болевом шуме, как будто у меня не осталось ни единого мускула. Сложно представить, как это выглядело снаружи, но неожиданно всплывшая в памяти подсказка направила усилия в нужное русло - и всего лишь через несколько секунд рождённое из воспоминаний тело пошевелилось, и я смог приподнять веки.    Несколько секунд спустя плавающие перед глазами круги превратились в чёткую картинку: светлое небо с редкими облачками, изливающийся с него невыносимо яркий свет, и ничего более. Я сморгнул выступившие слёзы. Моргнул ещё раз. Мышцы буквально с каждой секундой наливались силой, казалось, ещё чуть - и я смогу взлететь!... И на самом деле, через считанные мгновения я приподнялся и сел.    Попытка осмотреться привела к вспышке боли в глазах и затылке, но я успел заметить немало. Остатки открытой кожи буквально на глазах обугливались, покрываясь волдырями и твёрдой коркой, которая тут же расплывалась и снова превращалась в ровный розовый эпителий. Находящиеся вокруг разнообразные существа(?!) с трудом поддавались опознанию, зато в считанных метрах слева находились, похоже, деревья, отбрасывающие на землю хоть сколько-то густую и плотную тень.    Попытка вскочить оказалась на диво удачной. Каким-то лёгким текучим движением я поменял положение в пространстве - и уже твёрдо стоя на ногах, удивлённо осознал, что одна часть моего нового сознания, которую я считал собой до сих пор, о таком навыке и не подозревала. Зато вторая...    Вторая часть сознания сработала на автопилоте, отработав классический отход. Зашипев(?), я за три очень длинных полушага-полупрыжка переместился в тень. Но когда на четвёртом шаге я подпрыгнул и вцепился в дерево на высоте двух человеческих ростов, то в кору воткнулись вполне приличные когтистые и бронированные лапы. Остатков одежды на мне снова не было, да и не нужна одежда шипасто-чешуйчато-опасному зверю. А по вцепившимся в новую опору руколапам пробежала рябь, изменяя цвет и текстуру чешуек брони и редких участков открытой кожи. Меньше чем за секунду вполне человекообразный зверь, вооружённый когтями, зубами, покрытый бронёй и шипами и к тому же гордо несущий шикарный нарост-гребень на голове, превратился для невнимательного взгляда в часть толстого древесного ствола. А пробуждённая память второй части сознания нашёптывала, что можно включить механизм глубокой маскировки, меняя не только цвет, подобно хамелеону, но и форму организма. Но даже этим не ограничивались возможности по мимикрии - новая память услужливо продемонстрировала картины боя с демонами - этих странных существ, обладающих очень разной внешностью, но одинаково хорошо владеющих очень опасными колдовскими умениями, иначе назвать было сложно. И в тех боях третий уровень маскировки позволил скрыться даже от волшебного зрения демонов и их прислужников, убирая самосознание в непонятные глубины.    Через некоторое время я вернулся из воспоминаний в реальность и осознал - автопилот по-прежнему вёл меня. И все доступные органы чувств уже приступили к осмотру окружающего пространства. Осознание также позволило мне обнаружить некоторые отличия между человеческим телом и этим, которое в новой памяти - памяти метаморфа-Перевёртыша Сергея из Сосновска, заброшенного в чужой мир, мир Тьярмы - называли коротко и ясно - "боевая форма".    Зрение? Изрядно лучше - глаз у меня теперь минимум пять, и смотрят все в разные стороны, не считая немного расширенного диапазона - я теперь вижу и в темноте. Стоп, вторая пара - это не глаза, это что-то вроде биолокатора.    Слух? Особо не изменился, да и с чего бы...    Мускульная сила? Гораздо выше, как и скорость нервных импульсов. Причём не просто выше, а выше на порядок. Перевёртыш в боеформе способен без напряжения пробить руколапой бронежилет, хитиновый панцирь небольшого монстра, или толстую деревянную доску, и прыгнуть на несколько метров вперёд или вверх. Если же приложит все усилия...    Защита? Тело покрыто своеобразными чешуйчатыми щитками брони, включая полноценный шлем на голове. И регенерация у него высочайшая - отрастить оторванную с мясом руку за неделю-две или за минуты восстановить более мелкие повреждения вроде переломанных рёбер считалось у нас в порядке вещей. Но она всё же не всесильна.       На поле, куда нас занесло, люди и нелюди врубались в ситуацию, собирались в группы, разговаривали. Кто-то лежал на земле, кто-то бродил - без видимой цели. Какой-то парень во вполне обычном камуфляже повторил мою резкую пробежку, тоже запрыгнув на дерево - хоть на другое, и то ладно. Вокруг понемногу пробуждалась местная жизнь, шокированная не меньше нас. Всякие насекомые - крылатая мелочь, не похожая на наших мух, вполне земные муравьи, бодро топающие колонной по дереву мне - внимания на нас особо не обращала. Я чуть шевельнулся, отодвигаясь от муравьиной тропы - над головой в ужасе пискнула мелкая серая грызунья, стремительно убегая от страшного меня по веткам. Над поляной пролетел местный воробей, удивлённо чирикнув...    А я продолжал вспоминать. Большинство ярких воспоминаний принадлежали Перевёртышу. Да сейчас я им и был...    ..."Бомбоштурмовой удар" крылатых ящеров, разбудивший меня в тот злосчастный день Переноса. Вообще, чтобы спать в дни Красного Неба, нужно было иметь либо реально железобетонные нервы, либо изрядный запас снотворных. А ещё - чего-нибудь угнетающего мозговую деятельность. Всё вместе уже позволяло заснуть - часов на пять. Потом даже сквозь туманы снотворных пробирались кошмары...    ...Город после Переноса. Люди дичали буквально на глазах, и порой это не было даже метафорой. Один из первых мутантов-человекозверей родился у меня на глазах.    ...Первая трансформация. Организм точно так же горел и плавился, как полчаса назад. И точно так же мне приходилось выстраивать самого себя. А ведь в моей трансформе было отличающее от инициаций других оборотней: они превращались, чтобы драться, я же - чтобы спастись. И не было рядом Сноходца, способных на первых порах контролировать инициацию метаморфов, пока сознание человека не сможет само подчинить изменённое тело.    ...Вот тогда мне в первый раз пришлось убивать... Ну и что, что это была пара змееногов, забравшихся в этот интересный нам обоим дом непонятно зачем. Именно тогда потерялась разница между мной и другими оборотнями. Я повис на потолке за углом лестничной клетки и так же тихо, как и сейчас, ждал захватчиков. До этого в подобных стычках я только прятался, но когда первый из них выполз из-за угла, я ударил - два кистевых шипа пробили одновременно обе шеи зверя, а движущегося позади смело с лестничной площадки телом собрата, отброшенным мною как ядро маятника.    ...Встреча с тёмными сектантами. Один чёрт, что тёмные, что светлые. Им всем было нужно уничтожать: чужих, мутантов, Меченых - но от светлых можно было поначалу отбрехаться, представившись человеком или просто спрятавшись. Впрочем, светлые ничем не выдавали своей "светлости" - найти между ними и всякими бандитами разницу было сложно. Разве что к Меченым они относились хуже прочих.    А вот тёмным годились все. Впрочем, именно в столкновении с ними, уходя от нашинкованных останков одного из этих людоедов, я смог, точнее, вынужден был использовать третий уровень маскировки. Найти меня бойцы тёмных и пришедший с ними колдун не смогли...    ...Контакт с Башней. С единственной крупной организацией в городе, которая не относилась к нам, как к противникам. Она и состояла в немалой части из меченых.    Многое другое лежало в глубокой памяти Хамелеона. Глаза Кардинала, проводящего проверку нового бойца. Битва с чёрным монстром, выбравшимся из глубоких подземелий города. Разведывательный рейд к очередным непонятным Вратам - пространство вокруг города Древних представляло собой издырявленный, штопаный и разодранный субъект... На этом рейде воспоминания метаморфа - и вообще почти все мои - оканчивались. Вот такая замечательная вводная в Игру.       Спрыгиваю с дерева, и прислоняюсь спиной к могучему, похоже, дубу. Поляна вовсю кипит жизнью... Да и какая это поляна - просто почти прямоугольной формы пятачок, окружённый древними древесными стволами и плотными, густыми кустами. На самом-то пятачке хватает и камней, и травы, но ничего большего.    Бывшие партнёры по Игре сейчас заняты очень полезными делами. Вот, к примеру, трое мужиков в медвежьих шкурах - мирные земные сородичи-берсерки. И сейчас они безуспешно пытаются успокоить маленькую плачущую девочку в сарафане. К ним подходит тёмнокожая остроухая девчонка и несколькими словами успокаивает ребёнка...    Собратья-оборотни - это хорошо, но на фоне той же эльфийки не смотрятся. Или вот суровый седоватый мужик в балахоне и с посохом - как есть колдун. Да таких здесь много!... Ненавижу колдунов. Потому что эти сволочи нас изрядно достали ещё там, пользуясь дальнобойностью своих сил. А вот один из колдунов в балахоне отошёл в кусты... И, однако, наткнулся на местную живность. Треск, грохот, вспышки - несколько фигур бросаются в сторону драки. Впрочем, результат стычки стал ясен почти сразу - когда этого беднягу притащили на поляну в не очень живом состоянии.    Ну что ж, я понял, что в одиночку, даже используя немалый опыт выживания метаморфа, мне не выжить. Я-метаморф жил в земном городе, как и я-человек - пусть даже городу изрядно досталось. Здесь же - дикая природа другого мира. Совсем другого - в котором есть магия и прочие неприятности, вроде метровых пиявок. Ну что ж, надо влиться в общество. Или, по крайней мере, не слишком отвалиться. И эта мысль - тоже подарок Перевёртыша, самостоятельно пришедшего в чужой отряд.    Отлипаю от дуба, принимаю вид себя-человека, и выдвигаюсь к одной из групп. Не к ближайшей, так, что по въевшейся в новые кровь и кость привычке меня можно легко принять за кого угодно, только не за меня самого.       Лес. Первые жертвы.       Отчаянный вопль, в котором испуг перемешался с болью, пронесся над поляной, полной тех, кто совсем недавно был самыми обычными людьми. Исходил он из росших на окраине свободного пространства кустов, и прекращаться явно не собирался. Спустя долю секунды, на которую все замерли в замешательстве, к источнику звука кинулся никто иной, как Бэтмэн, успевший на ходу бросить детям фразу: 'Сидите тихо, никуда не уходите, Гоша за старшего'. Наруто пытался не послушаться и броситься вслед за отцом, но песок, облепивший его ноги до колен, ему помешал.    Вслед за супергероем бросился молодой человек, при виде которого сосуд девятихвостогоиздал завистливый рев    - Шикамару! Почему ты вырос, а я нет?! Так нечестно!    Ниндзя из Конохи, перемещающийся длинными прыжками, в полете обернулся и едва не влетел в дерево, такой ужас на мгновение отразился на его лице. Его рот открылся и те, кто могли читать по губам, а таких оказалось на удивление много, отчетливо разобрали фразу.    - 'Проклятье! А я ведь мог стать таким же сопля...'    Хотя в последнем слове могли быть и ошибки. Все-таки он уже был далеко. И двигался. Быстро.    Тройку самых резвых бегунов завершал, как это ни странно, человек с седыми волосами и в балахоне, буквально кричавшем о том, что его владелец черный маг. Длинная одежда, впрочем, почему-то не мешала ему двигаться очень и очень быстро.    Крики из кустов усилились, а потом резко оборвались.    Вслед за тройкой спасателей устремилось еще десятка два, во главе с ушастым паладином, который, судя по лицу, готов был провалиться сквозь землю от позора за свое промедление. А еще лучше - провалить при помощи молота кого-нибудь другого. Но когда они достигли своей цели, то оружие уже было не нужно.    - Медики есть? - мрачно спросил Шикамару, разглядывая Бэтмэна и Ксардаса, склонившихся над телом, выглядевшим полнее человеческого и облаченным в белый халат. Рядом с ним лежало несколько туш, располосованных метательным оружием и одна глыба льда, в которой, изогнувшись, как для броска, замерло нечто среднее между дождевым червем и зубастой пиявкой. Метрового размера. Длинное тонкое тело, бледно-розового цвета, покрытое кольцами мышц завершало ротовое отверстие, по краям которого шла щетка из нескольких рядов мелких, но на вид очень острых зубов.    - Поздно, - встал с колен черный маг. - Был бы он жив, я бы сумел исцелить парня, а так...    - Помолимся за упокой души усопшего... - паладин печально опустил голову и уперся молотом в землю, сложив руки на кончике рукоятки. Он уже открыл рот, готовясь прочесть последнее напутствие ушедшему, как вдруг чудовищный по силе, но нанесенный как-то не слишком умело, удар, едва не своротил ему скулу. Взгляд эльфа наткнулся на демонессу в облегающем наряде, в глазах которой плескалась Бездна, а молот скрестился с полыхающим багряным пламенем трезубцем.    - Мерзкое отродье!    И левая рука, облаченная в латную перчатку и на секунду выпустившая молот, врезается в прелестное лицо, чья обладательница коротко вскрикивает и падает.    - Прекррратить! - несется сзади раскатистый и утробный рык,паладина тут же обхватывают две большие...ветки? Нет, все-таки руки.    - А ну цыц мне! - не смолкает командный голос. И его обладатель наконец то выходит вперед. Это молодой мужчина в черных готических доспехах, со скуластым и в данный момент очень злым лицом. - Чего вы тут устроили, вашу мать?!    - Этот, - вслед за первым словом из пухлых губ демонессы полился такой поток брани, что некоторые из собравшихся с тревогой покосились на энта, сжимавшего в своих объятиях паладина, не завянет ли на том листва. - Он его душу собрался отпустить! А она ведь еще тут, я чувствую! Ее еще можно на место вернуть!    - Лапы прочь от его души, выкидыш Бездны, - паладин задергался и энту потребовалась помощь, чтобы его удержать.    - Тупой фанатик! - зло огрызнулась девушка, тем не менее прямо из положения сидя отпрыгивая за спину парня в черных доспехах. Там ее подозрительным взглядом встретила темная полуэльфийка. - Сестра, да скажи ты им!    - Ольга, ну ты же знаешь, я в магии полный ноль, - грустно покачала головой ангел, также оказавшаяся на месте происшествия. - Вот если бы кому морду набить, так это я всегда пожалуйста... или ногти вырвать... или совсем пришить, это я с радостью.    И извлекла прямо из воздуха большую шипастую дубину, целиком сделанную из синего металла. Кое-где на оружии виднелись подозрительные буроватые пятна.    Собравшиеся рефлекторно округлили глаза, такое контрастное зрелище им раньше не встречалось.    - Без ритуала, ингредиентов для проведения которого нет и не предвидится, я про душу ничего сказать не могу, - авторитетно сказал Ксардас. - Но, думаю, девочка не врет. Если над телом не провести соответствующие обряды, то его бывший хозяин способен болтаться где-то неподалеку до трех дней. И в это время его вполне можно попробовать вернуть на место, а там и тело реанимировать. Но сам я этого не могу. С душами работать смертным тяжело. Увидеть и поговорить еще можно, а вот что-то сделать...    - А если он сам в тело втиснется? - спросил Бэтмэн.    - Не сумеет, - покачал головой темный маг. - Это как собственные уши без зеркала увидеть, у самого в жизни... хм... точнее в смерти, не получиться. Девочка, ты можешь ему помочь? И, кстати, кто ты?    - Зовут Ольгой. Что в оригинале, что персонажа, который представляет из себя дочь от высшей демонессы и смертного мага, заодно сводная сестра этой белокрылой маньячки, отец у нас один, - охотно ответила девушка и на этом замялась. - А душу... ну... я же все-таки не чистокровный демон. Я ее не вижу. Только чувствую. А значит, и дотронуться не могу.    - Не позволяйте ей... - начал было паладин но тут же его речь оборвалась. Темная полуэльфийка бросила в него что-то вроде комка теней и у эльфа пропал голос.    - Тьфу, блин! - сплюнул парень в черном доспехе и начал раздавать указания. - Ты, ты и ты! Берите тело, тащите в лагерь, может там найдется кто-нибудь, кто души видит. Тайара, верни этому молотомахателю голос. Кхм... а кто-нибудь знает, зачем покойный сюда поперся?    - А зачем обычно ходят в кусты? - пожал плечами Шикамару.    - Нет, ты не прав, - возразил ему Бэтмэн. - Смотри. Вот здесь, где он лежал, из под слоя земли видны каменные плиты. Это какая-то дорога, вроде римских виа, только заброшенная и почти разрушившаяся. Я ее уже давно заметил, она проходит через наш лагерь и ее концы теряются в болоте. Впрочем, если глаза меня не обманывают, примерно в пятидесяти метрах отсюда есть еще один сохранившийся участок. Погибший, очевидно, решил пройти по дороге и узнать, что расположено дальше по ней. Ведь если есть камни, то есть и те, кто их положил.    - Хм... идея хорошая, исполнение отвратительное, - вздохнул парень. - В одиночку и без оружия... Дурак. Но все-таки проверить окрестности стоит. А то мало ли, вдруг найдется что-нибудь похуже этих пиявок.    - Я займусь, - кивнул Бэтмэн. - Только детей предупрежу.    - Составлю тебе компанию и огневую поддержку, - высказался Ксардас, уже успевший оценить мощь исходящей от самозваного командира силы и поэтому решивший зарекомендовать себя с лучшей стороны.    - Ну тогда и я с вами, - вздохнул Шикамару. - Но на этом придется ограничиться. Толпа народа распугает всю живность... в том числе и ту, что может напасть на одиночку или маленький отряд.    Потратив несколько минут на сборы, компания бывших землян зашагала по кочкам, из-под которых кое-где вылезал гладкий камень.       - Что-то странная у нас подобралась компания, не находите? - спросил Ксардас у своих спутников, едва они удалились от лагеря.- Трое темных. И все добровольцы.    - Я темный только формально, - ответил Шикамару лениво почесывая щеку, - просто сейчас все начнут метаться и вопить: Кто виноват, что делать, куда идти ну и все в том же духе... Производить много разных бессмысленных действий, в общем... Мне это не нравится. Не то чтобы я был таким уж трудоголиком, скорее даже наоборот, но лучше уж заниматься тем, что действительно может принести пользу. Например, разведкой. Тем более, что моим приятелям, судя по всему, нужно время, чтобы прийти в себя. Находиться же рядом с ними, когда они в состоянии стресса несколько... неосмотрительно.    - А я просто не хочу оставаться в неведении относительно опасностей, способных встретиться на окружающей территории. В нашем положении недостаток информации может стать фатальным, а у меня дети, - негромко ответил Борис. - Тебе же, очевидно, просто хочется остаться наедине, чтобы подумать. А дополнительной целью нашего обхода территории является более близкое знакомство с потенциальными союзниками. Большинство землян стали светлыми или нейтральными, так что нам стоит держаться вместе.    - Кхм... - подавился заготовленной фразой Ксардас, чьи планы были раскрыты. - Какой заумный слог, я от него чувствую себя практически каким-то провинциальным сельским колдуном. Говоришь так, будто у тебя два высших образования.    - Три. И еще парочку мог бы сдать экстерном.    - Неслабо оказывается, образован летучий мышь, - усмехнулся Шикамару. - А я как-то считал его просто мордоворотом в обтягивающих тряпочках.    - Это только мои знания. Брюс Уэйн же куда умнее и образованнее простого водителя автобуса. Раз в десять.    Сергей промолчал. Идея создать команду с этими двумя уже не казалась ему такой замечательной. Один имеет коэффициент умственного развития, уходящий в заоблачные выси, ну а второй просто лентяй, даром что тенями командует, а значит является почти темным магом. Да и приятели его... Если соответствуют своим анимешным прототипам, то могут с успехом распугивать маленькие армии. Впрочем, как и многие из прошедших преображение землян.    - О Белиар! - мысленно воззвал он. - Где бы взять героя? Светлого дуболома с грудой мускулов и минимумом мозгов, способного взять на себя всю грязную работу. Желательно бесплатно. Нет, я, конечно, понимаю, что прошу невероятно много, бескорыстные идиоты на дороге не валяются...    Шикамару поднял руку и остановился.    - К нам кто-то приближается, - сказал он, и, взвившись вверх, одним прыжком скрылся в кроне ближайшего дерева.    Прислушавшись, на самой грани слышимости некромант действительно что-то уловил. Треск. Слабый. Далекий. Но быстро усиливающийся.    Ксардас обернулся к Бэтмэну, но успел заметить лишь край его плаща, исчезающий в кустах. Ни один листик на придорожных зарослях не шелохнулся, будто и не прошло их насквозь тело, состоящее из примерно сотни килограмм одних мускулов.    Треск уже стал ясно различим. К людям сквозь подлесок и, кажется, некрупные деревья, ломилось что-то большое.    - А я? А как же я? - пробормотал темный маг и тут в нескольких метрах от него в просвете между ветками мелькнула страшная громада, вся в каких-то комках и лохмотьях. - Я не умею прятаться... А! Во имя Белиара!    От разведенных в стороны рук Сергея рванулась вперед волна тьмы, срывая с деревьев листву и убивая чуждыми живому энергиями все живое на своем пути.    Вслед за ней, спустя какую-то секунду, в заросли сверху полетел кунай, вокруг которого был обмотан свиток. Прогремел взрыв.    - Да вы че, охренели? - яростный рев раздался оттуда, куда угодил метательный снаряд ниндзя.    На дорогу выбрался уже знакомый троице паладин вместе со своим жутковатым молотом. Вот только внешность его претерпела значительные изменения. Сверкающая броня покрылась коркой тины, на нее налипли опавшие листья, а из прически эльфа торчала пара веточек. Подпаленных. Одна все еще тлела.    - Совсем озверели, гады темные, - пожаловался он вышеупомянутым и принялся отряхиваться.    - Чему обязаны вашему визиту? - настороженно осведомился Ксардас. - Вроде бы вы были очень заняты...    - Был, - кивнул паладин. - Но по здравому размышлению решил, что в разведке я причиню большое пользы.    - А вернее меньше вреда, - Бэтмен, возникший, казалось из ниоткуда за правым плечом эльфа изящно уклонился от неуклюжего выпада молотом, нанесенного явно рефлекторно. - Как сильно на ваш характер повлияла произошедшая с вами перемена? Были ли у вас раньше приступы немотивированного насилия?    - Не было. Их и сейчас нет. С точки зрения паладина, - грустно усмехнулся эльф. - Проблема в том, что борцу за свет уничтожение нежити, демонов, и всяких непонятных тварей видится совсем в ином ключе. Чувствуя, что это добром не кончится, я и удалился от лагеря.    - И в таком случае, что же заставило вас так настойчиво нас преследовать? - осведомился Бэтмэн, все тем же спокойным ровным тоном. - Или желаете попрактиковаться в уничтожении?    - Желаю, - согласился Анатолий. - Но скорее в терпимости. Представителей вашей группки, у которых нервов видимо нет вообще, мне, если что, будет не так просто пришибить...    С этими словами паладин закончил приводить себя в порядок и шагнул вперед. Попытался шагнуть, но сумел лишь конвульсивно дернуться.    - Я ему не доверяю, - раздался голос сверху, - если он припадочный, не стоит ему идти с нами. В случае нападения где-нибудь на открытой местности, под рукой может не оказаться такой шикарной тени, способной при необходимости удержать даже слона.    Эльф и вправду стоял прямо под деревом, чья крона защищала от солнечных лучей достаточно места, чтобы в нем мог уместиться не один десяток человек.    - Шикамару, - поморщился Ксардас, - сними с него паралич. Парень дело говорит.    - Ты думаешь? - осведомился откуда-то из ветвей ниндзя.    - Конечно, - кивнул некромант. - У каждого из нас в результате произошедших изменений появились свои сильные и слабые стороны. С последними надо бороться, в этом я прекрасно понимаю этого воина Света... мало ли... вдруг у меня тоже прорежется что-нибудь из не самых милых привычек темного мага? К примеру, профессиональный интерес к девственницам.    - Хм? - мастер теней все-таки рассеял свое дзютсу, от чего эльф, по-прежнему продолжавший пытаться сдвинуться с места, едва не упал, - поневоле порадуешься, что никаких особо отрицательных качеств у персонажа, выбранного мной для создания игрового облика, не имеется.    - Точнее, ты не считаешь их отрицательными, - поправил его Бэтмэн. - Что ж, раз инцидент исчерпан, предлагаю идти дальше. Уважаемый... э...    - Анатолий, - представился паладин. - Но можно просто Зеленый.    - Рад знакомству. Борис и в то же время, как вы наверняка догадались, Бэтмэн. А это Ксардас и Шикамару. Вас не затруднит сделать шесть шагов вперед?    - Кхм, вроде бы нет, - ответил эльф и действительно передвинулся на пару метров.    - Отлично, - похвалил его человек-летучая мышь. - Вот так и идите. А мы за вами.    - Но... почему? - удивился паладин и его рука в латной перчатке еще крепче сжала рукоять молота.    - Это элементарно, - пожал плечами Бэтмэн. - Длина вашего оружия вдвое меньше разделяющего нас расстояния. Таким образом, чтобы напасть, вам нужно сначала развернуться, а потом приблизиться вплотную, что даст нам время на защитные действия. Вижу, вы колеблетесь. Почему?    - Да как сказать, - Анатолий действительно мялся, не решаясь начать движение вперед. - Понимаете, все мои инстинкты протестуют против того, чтобы я пускал темных за спину. Интуиция буквально вопит, что это добром не кончится...    - Прекрасно, - кивнул Бэтмэн и в его ровном спокойном голосе прорезалась сталь. - Тогда иди вперед!       Нифгардские болота. Остатки старого тракта. Тролль с высшим образованием.       По кочкам и лужам, из-под которых в редких местах виднелись древние каменные плиты, уверенно шагали две большие лапы, неумолимо пожирая расстояние. В этом им немало помогал витой посох, на первый взгляд выточенный из кости, а на второй представляющий из себя обычную деревяшку, которой магия не дала потерять цвет обнажившейся из под слоя коры светлой сердцевины. Он исправно собирал из окружающей среды магическую энергию и передавал ее своему хозяину, а также, при необходимости, мог значительно усилить потоки маны, проходящие через него, и придать заклинаниям добавочную мощь.    Впрочем, посох был вещью хоть и редкой, но заурядной. В отличие от его владельца. Артыг или, как его уже давно называли, болотный отшельник, имел одну очень отличительную черту. Был троллем. Жизнь его была по меркам его родного племени невероятно долгой, да и прочие существа в большинстве своем испытывали почтение к ста сорока трем прожитым зимам. А кто не испытывал и пытался произвести с гигантом привычную по отношению ко всем троллям манипуляцию, то есть оборвать жизненный путь великана, того ждал ряд весьма неприятных сюрпризов. Посох его был инструментом очень полезным в деле умерщвления оппонента. Артыг сам сделал его под свою руку и заслуженно гордился поделкой. Красивый, прочный, да к тому же артефакт. Почему-то все люди, эльфы или гномы, попадавшиеся троллю за годы его жизни, достаточно умные или трусливые, чтобы не напасть, а попробовать просто поговорить, считали этот предмет трофеем и не задумывались над тем, какую же стать тогда должен был иметь ограбленный волшебник, что его рабочий инструмент при необходимости мог быть использован вместо рыцарского копья.    Детство свое Артыг помнил не очень хорошо, хотя и была у него отличительная черта, проведшая нестираемую черту между ним и его сородичами. Он родился не в горной пещере и даже не в выкопанной землянке, а в вольере Мингардской Академии Волшебства. Там будущий великий шаман и рос, в загоне между болотным хватуном и ночным волком, как достойный представитель нечисти из Нифгардских болот. Своего отца он никогда не видел, а мать, кажется, убили вскоре после его рождения. Взрослого тролля кормить дороже, чем детеныша. В Академию принимали в разном возрасте, позднее сортируя поступивших по группам, так что рядом с вольером Артыга, на зеленой лужайке, заботливо разбитой друидами, а иногда и в его просторном загоне, представлявшим из себя небольшой луг, с искусственно созданным кусочком болота, тренировались как почти совершеннолетние маги в десятом поколении, так и вчерашние крестьяне, выкупленные у их родителей в младенчестве и едва научившиеся членораздельно говорить. Естественно, любопытным детям никто не запрещал дрессировать полуразумный экспонат, даже наоборот, поощряли, если, конечно, те занимались этим в свободное от учебы время. Через магический барьер заниматься этим было неудобно, и поэтому малыши часто просили кого-нибудь из старшеклассников запустить их внутрь. Артыг часто катал на себя детей. Очень часто. И провожал их до ограды вольера, ссаживая на землю только в двух шагах от магической границы. А потом долго смотрел уходящим в след. Ну и, заодно, их провожатым. Все-таки гулять по болоту одни дети не могли, к ним обязательно приставлялся какой-нибудь взрослый ученик, возможно и плохо знающий искусство магии, но способный, если что, позвать на помощь.    Развлечений в академии, особенно для детей, не способных уйти в самоволку, было откровенно мало и юный тролль занимал если и не первое место, так в десятку лучших точно входил. Агрессию по отношению к своим посетителям хозяин вольера проявить не мог, опытнейший маг-менталист при появлении свежего пополнения в зверинце обходил всех пойманных существ и профессионально копался в их мозгах, вкладывая туда категорический запрет на причинение вреда студентам. Те же обитатели загонов, что в силу разнообразных причин такому внушению не поддавались, к посещению допускались только при контроле кого-то из полноправных волшебников.    К пятнадцати годам Артыг мог свободно говорить на двух языках и знал десяток-другой слов еще на пяти. Мингард был столицей обширной империи, в ней перемешались десятки, если не сотни, народов, а дети, которые дрессировали большую но такую забавную зверюшку, естественно, говорили на своих родных наречиях.    Будущему болотному отшельнику повезло. Он практически с самого рождения очень хотел выбраться на волю. Сначала - чтобы пробраться в кухню или поиграть с детьми вне своего вольера. Ну а потом, когда немного подрос - чтобы убраться подальше от Академии и ее магов, для которых, как говорили старшекурсники: 'взрослый тролль состоит из ценной шкуры и еще более ценных клыков, а остальное можно отдать собакам'. Для того чтобы сообразить, что магию можно победить только магией у обитателя вольера мозгов хватило. Да и как их могло не хватить? Философия, изящная словесность, основы математики и логики, все это учителя в теплое и сухое время года вдалбливали в головы своих подопечных. Изредка в искусственно созданном кусочке болота проводили практикумы по магии, в том числе и боевой. Гнать вылезшую поглазеть на людей и выклянчить что-нибудь вкусненькое тварь никто и не думал. Артыг учился вместе со студентами, благо наглядные пособия обновлялись каждый курс, когда на смену выпустившимся ученикам приходили новые неофиты. Единственное, что было ему сложно, так это скрыть свое развитие от тех, кто мог это заметить. Но на территории магического учебного заведения определить, откуда исходят эманации того или иного неумело созданного заклятия - занятие почти безнадежное, а речь, способную его выдать с головой, тролль старательно скрывал, предпочитая общаться с окружающими с помощью жестов и мимики.    Артыг ждал. И рос. Физически и магически. В магии воды, например, которую в основном и отрабатывали в его и соседних вольерах, уже на голову превосходил обычного выпускника и, пожалуй, мог потягаться с самыми молодыми из преподавателей.    Людей подвела инерция мышления. Обиталище Артыга было надежно зачаровано и, при необходимости, могло бы удержать в себе целую толпу не слишком умных существ, пусть даже и наделенных разумом; не зная заклятья-ключа, которое надо было накладывать снаружи, выбраться из вольера было под силу разве что архимагу. Тролль, да к тому же в жизни не общавшийся с сородичами и поэтому даже теоретически не способный прибегнуть к шаманскому искусству, а только им по всеобщему мнению владела его раса, обмануть чары не мог просто физически. Он - не мог. А вот юный чародейчик, лет десяти, которого Артыг уже больше года убеждал в своих дружеских отношениях и подкармливал сластями, бросаемыми в вольер другими учащимися, смог. Открыть клетку снаружи, особенно если знаешь, как это сделать, а рядом стоит советчик, неоднократно видевший всю процедуру, оказалось достаточно просто. Время для побега было подобрано с умом, в ночь праздника в честь основания Академии все ее работники и те из учащихся, что уже могли пить алкоголь, были заняты, а за поведением более младших никто особо не следил.    Мстить людям тролль не стал, да и, если честно, не мог. Закладка менталиста все еще действовала. Вместо этого он отдал обрадованному карапузу запас конфет, занявший все его внимание на довольно большой промежуток времени, а сам оделся в мантию, которую в его вольере выкинул очень толстый ученик, порвавший ее во время практикума по боевой магии в трех местах. Что было особо ценно, телосложением он напоминал бочонок, а вечно растрепанные и сальные волосы предпочитал прятать под капюшоном. Перемахнуть через забор троллю было легче легкого. Раз уж его даже взрослые люди ухитрялись преодолеть без помощи лестницы, то болотного гиганта такая преграда могла разве что рассмешить.    Горожане на рослого мага, прячущего лицо под капюшоном и пробирающегося куда-то темными улицами, внимания не обратили, резонно решив, что тот в честь праздника идет или за выпивкой, которой, как известно, вечно не хватает, или в бордель, куда, как известно, время от времени заходит почти каждый неженатый молодой мужчина. Да и женатый тоже.    С некоторым трудом, но все же успешно выбравшийся из города Артыг взял курс на свои родные, во всяком случае, в теории, болота, коих и достиг через два месяца пути. Приметная мантия мага, которую теоретически можно было отследить, была сменена на одежду, набранную с ближайшего огородного пугала, хозяева которого вряд ли заметили пропажу части рванья. В дороге случилась пара неприятностей - но не с будущим болотным отшельником, а с теми, кто попытался ограбить одинокого путника, под одеждой которого не видно, что он тролль. Да еще и маг.    Юный Артыг достиг цели своего пути, Нифгардских болот, а затем нашел сородичей, которые там обитали испокон веков. Но только ни одно племя не приняло беженца. Он был не такой, как они. Не знал обычаев, перенял от людей привычку к максимально возможной чистоте и аккуратности, брезговал лежалой падалью, не смотрел в рот старшим, а шаманы твердили о чуждости его силы. В общем, прогнали молодого чародея. Хорошо хоть не убили. Впрочем, тролли никогда не затевали кровавых междоусобиц, оставляя это занятие иным, более цивилизованным расам. Артыг, серьезно обидевшийся на сородичей, поселился практически в самом центре болот. Там с незапамятных времен остались руины форпоста канувшей в лету многие тысячи лет назад империи. Мастерство древних строителей было велико, за утекшие по реке времени столетия стены еще не до конца обветшали и даже тракт, ведущий к ним и построенный не иначе как при помощи магии, кое-где виднелся из под наползающих на плиты кочек.    Сначала изгнанник сильно переживал и беспокоился о своей судьбе, в одиночку выжить на болотах было сложно, но после первой зимы успокоился. Его познаний в магии вполне хватало, чтобы окрестные хищники перекочевали в его кладовку в выпотрошенном виде и кроме того, он смог освоить промысел, о котором слышал от людей, но которого не знали тролли. Зимнюю рыбалку. К пробитой во льду полынье активно лезла разная живность, стремясь подышать. Вот только обитателей болота явно никто не учил, что по ту сторону замерзшей воды может притаиться тролль, помимо самодельной остроги вооруженный еще и магией. Рукотворные волны и гейзеры исправно выбрасывали на лед трепещущую добычу. Хотя пару раз Артыгу приходилось спешно удаляться от полыньи, если всплывали монстры, вроде матки тех же болотных хватунов. Но, так или иначе, свежая рыба на его столе не переводилась, и именно она помогла ему наладить отношения с сородичами. Летом, весной или осенью тролли не знали, что такое голод. Ягоды, грибы, съедобные коренья, птица, рыба, звери...Зимой из всего этого изобилия оставались жалкие крохи. Крупные пернатые откочевывали в более теплые края, а мелких, чтобы насытить хотя бы одного гиганта, надо было наловить штук сто. Выкопать что-то из промерзшей почвы было делом архисложным, болота замерзали, животных тоже становилось мало, волчьи стаи составляли троллям изрядную конкуренцию. Не в малой степени именно по причине зимнего голода за троллями закрепилась дурная слава. Гонимые зовом пустых желудков прочь из болот, они выбирались к человеческому жилью. И ели. Предпочитали скотину, но если ее не хватало... Слава людоедов у племени Артыга возникла не на пустом месте.    Однажды, когда беглец из зверинца возвращался с рыбалки, груженный уловом, к нему из подлеска робко выбралась молодая и достаточно миловидная, по меркам тролля, как раз вступившего в период полового созревания, девушка его расы и с помощью скулежа и зачатков речи попыталась выклянчить у него хоть немножко рыбы. Надо ли сказать, что он поделился едой? А потом даже проводил особу, не побрезговавшую изгоем, до дома. После чего сделал еще пять ходок к своему жилищу, опустошил запасы, но накормил изрядно отощавшее и уже подумывающее о походе к людям племя. И остался там на ночь. Теперь его уже никто не гнал. Впрочем, на следующий день опять ушел. В окрестностях, как оказалось, голодало еще несколько племен. И каждое из них он, по мере сил, пытался подкармливать. Даже могучий организм тролля едва не надорвался от таких нагрузок, но зато к весне он был признан, если и не кандидатом на место вождя, так лучшим добытчиком точно. Шаманы, которые голодали наравне со своими племенами, больше не ворчали, даже наоборот, пытались подсунуть ему в ученики своих отпрысков. Странности поведения были забыты, за хороший мешок еды можно было простить и не такое. Но Артыг не захотел почивать на лаврах, заимев себе пару-тройку, а то и пяток бесплатных слуг, а вместо этого сам пошел учиться. У тех же шаманов. Древнее искусство его народа было возможно и не таким действенным и изощренным как человеческое волшебство, но зато очень надежным и относительно простым. За несколько лет тролль освоил его полностью, перейдя на новую ступень развития, встав по мастерству вровень с магистрами магии, и даже немного развил, соединив виденные в академии приемы с наследием предков. Это принесло ему славу и уважение среди сородичей и рейды отрядов охотников за головами, узнавших о небывало могущественном шамане, уничтожившим несколько экспедиций охотников на троллей, жаждущих порыться в его берлоге на предмет древних артефактов. В то, что тролль обрел такую силу самостоятельно, никто почему-то не верил. Но искатели сокровищ беспокоили Артыга нечасто. Нифгардские болота - не лучшее место. Чтобы добраться до его жилища, желающим обогатиться приходилось на протяжении нескольких недель брести по грязи, временами переходящей в топь, отбиваться от местной нечисти, которая в таких условиях чувствовала себя на редкость комфортно и потом, после всего этого, рисковать нарваться на орду матерых и злых троллей. Артыг, хоть и жил по-прежнему отшельником в развалинах форта, не решившись переселиться в грязное стойбище, для драки всегда пользовался излюбленным приемом людей: 'навались кучей на одного'. А не выходил один на толпу, как делали иногда вожди, и не созывал все племя, включая женщин и детей, на уничтожение чужаков, как поступали самые умные шаманы. Он прятался и прятал своих сородичей до тех пор, пока не набирался отряд из сильнейших бойцов и шаманов, в родных болотах искать троллей, особенно если пользоваться для этим стандартными поисковыми заклинаниями, можно было очень долго. И только потом, когда был уверен в не менее чем пятикратном перевесе, выходил навстречу чужеземцам. Иногда удавалось договориться. Но - редко. Гигантам не верили и спиной к ним поворачиваться опасались.    Сейчас Артыг шел к месту, где, судя по словам духов, случился небольшой прорыв Хаоса. Из-за пределов мира могло занести всякую дрянь, с которой требовалось разобраться, или что-то полезное, что недурно бы и прибрать к рукам. В своей способности, если что, уйти от места происшествия подальше и собрать силы для окончательного решения проблем, которые могли возникнуть, тролль не сомневался. В конце-то концов, не армию же демонов притащила слепая стихия...       Лес. Шикамару. Разведчик.       В отличие от своих спутников, двигавшихся по земле, Антон перемещался по близко растущим деревьям, перепрыгивая с ветки на ветку. На деле этот способ передвижения оказался совсем не таким идиотским, каким выглядел в аниме: наверху было светлее, рефлекторное использование 'чакрастопа' позволяло не бояться, что нога соскользнёт с ветки, и можно не беспокоиться о подземных тварях. Понятное дело, есть и свои сложности, но в целом - удобно. Да и распределение сил разведчиков... В кроне дерева удобно затаиться, главное, выбрать дерево, в котором нет птиц. Впрочем, их можно и обездвижить при помощи дзютсу, если что...    Антон - хотя, сейчас скорее Шикамару - двигался вместе с наземной группой, рассчитывая маршрут и осматривая окрестности, и при этом успевал ещё и обдумывать ситуацию. Перед тем, как отправляться в разведывательный рейд, парень изучил многочисленные карманы и кармашки жилета и обнаружил там уйму полезных мелочей. Но, что важнее, осмотр инвентаря помог прикинуть и собственные способности и даже подбросить кое-какие планы на будущее - не особо приоритетные, но тем не менее. Например, взрывающиеся свитки - было бы неплохо проконсультироваться с гномом-рунологом и сравнить их методы с методами шиноби Скрытого Листа, благо Шикамару умел изготавливать такие штуковины. Заодно и с алхимиком из той троицы, по поводу 'солдатских пилюль'... И меч Каруры было бы неплохо усилить при помощи гномьей рунной магии, она для этого прекрасно подойдёт... по идее. Вообще, в неизвестном мире боевую силу попаданцев необходимо держать на максимальном уровне. Лень - это святое, но сформулировать и высказать некоторые идеи необходимо. Возможно, это поможет избежать новых жертв...    Теперь - так сказать, личный статус... Шикамару из аниме не мог долго поддерживать свою 'технику', быстро выдыхаясь. Но когда Антон обездвижил паладина, никаких следов усталости не наблюдалось. Пусть тогда это продолжалось и недолго, но всё же... По ощущениям Антона, его 'духовной и физической энергии', суммарно называемой в мире Шикамару 'чакрой', хватило бы на пару часов подобного обездвиживания. Более продвинутые формы дзютсу, к примеру, теневой контроль, продержались бы не так долго, но всё же никак не меньше часа. Конечно, и от объекта воздействия зависит, но всё же - его способности в этом плане явно превышали те, которыми обладал его прототип. Интересно, что со способностями его 'земляков', Наруто и Гаары?.. Джинчурики, 'хозяева' хвостатых демонов - грозная сила...    Откуда-то из зарослей возник на удивление тихо и незаметно передвигавшийся там Бэтмэн. К слову, даже настоящее имя не спросили, неудобно как-то... Хотя какое оно, настоящее?..    - Впереди кто-то есть - сообщил он. - Движется навстречу, почти не скрывается. Я попробую взглянуть поближе, а вы будьте настороже. Если подам сигнал или не вернусь через десять минут, выдвигайтесь - вы, как пара 'защита/атака', ударная сила, а шиноби - подстраховка. И старайтесь брать живым - нам нужен 'язык' из местных...    Ксардас, похоже, хотел возразить, но затем передумал и кивнул.    - Я не чувствую зла... - сообщил прислушивавшийся ушастый паладин, но водитель-Бэтмэн уже вновь исчез за деревьями.    - Ждём здесь - произнёс Ксардас. - Пока он не вернётся...    - Не командуй, колд... - огрызнулся было эльф, но остановился на полуслове; вздохнув, опустил молот и оперся о его рукоять.       Разведка. Бэтмэн. Первый контакт.       'Тёмный рыцарь' чувствовал себя как дома не только в каменных джунглях. Пройденное когда-то обучение позволяло двигаться по лесу незаметно, как тень, не издавая ни одного постороннего звука и не беспокоя местную живность, которая могла бы выдать разведчика. Бэтмэн быстро приближался к тому, кто - или что - двигалось навстречу разведчикам. Ещё раз сверился с детектором движения... Массивный объект, недалеко. Пожалуй, уже можно и шаги расслышать... Скрываясь за деревьями, Бэтмэн осторожно приблизился к цели.    Неожиданно ритмичный звук шагов остановился.    - Эй, человек! Можешь не прятаться, я тебя нашёл - пророкотал голос. Разведчик замер. - Ты, за деревом, я к тебе обращаюсь...    Помедлив секунду, Бэтмэн осторожно вышел из-за укрытия, готовый в любой момент атаковать или отступать - по обстоятельствам.    Когда разведчик вышел на свет, говоривший удивлённо хмыкнул. Впрочем, сам экс-водитель сделал бы то же самое, если бы не сумма хладнокровия его второго 'я' и предшествующие события... Стоявшее перед ним существо больше всего походило на огромную обезьяну. Но в одежде и с резным посохом в руке...       Дорога. Разведчики. Контакт состоялся...       Бэтмэн вернулся, когда не прошло и пяти минут.    - Ну, что? - поинтересовался Ксардас.    - Есть контакт - коротко ответил водитель. - Пока что мирный, но... Вам лучше увидеть это самим. Тем более, что я не отказался бы от поддержки при дальнейшей беседе...    - Тогда я пойду скрытно - предложил Антон.    - Попробуй... - с каким-то сомнением произнёс водитель. - Пойдём...    Ещё с сотню метров по остаткам старой дороги, и разведчики замерли.    'Горилла...' - удивлённо подумал Антон. - 'Гигантская горилла... Метра четыре будет, не меньше! Но с посохом и каком-то балахоне. Это что, планета обезьян?..'    - Тролль... - пробормотал Ксардас.    - Привет, 'путешественники' - рокочущим голосом, но вполне понятно произнёс, если верить магу, тролль. - Ты там, на дереве, тоже слез бы...    Понятно... Бэтмэн сомневался, что ему удастся спрятаться. 'Обезьянка' явно непроста... Однако пока что ведёт себя спокойно, так что Антон спрыгнул с дерева.    - Странная компания... - задумчиво произнёс тролль. - Никогда таких не видел. Ну, волшебник ещё ладно, а вот остальные... Эльф в доспехе и с молотом, и два человека в одежде один страннее другого...    - Прошу прощения - произнёс Ксардас - но тролль с посохом волшебника тоже зрелище не из распространённых. Или в ваших землях всё иначе?    Тролль... Гм, кажется, он ухмыльнулся.    - Не знаю, кто вы такие - заметил он - но вы мне нравитесь. Приятное разнообразие после тех, кого обычно можно встретить на этих болотах...       Поляна. Все. Междусобойчик       - Да что ж такое! - в отчаянии вскричала темная полуэльфийка, окинув взглядом поляну. За время отсутствия 'спасательной экспедиции' оставшиеся на своих местах земляне снова начали драку. И куда более серьезную. Во всяком случае, в парочке мест уже раздавался звяк сталкивающихся отнюдь не в дружеском салюте мечей. - Их надо остановить!    - Могу опутать их корнями, - прогудел энт. - Но по одному.    - Отлично, - кивнула девушка. - А мы проследим за тем, чтобы их не порвали...по крайней мере сразу. А ну, все дружно, сначала пеленаем парня с кинжалами, потом девицу с чакрой... ну же, живей, а то сейчас эти уроды точно кого-нибудь уконтропупят!    'Спасатели' действуя организованным отрядом быстро навели порядок, надавав толпой по шее самым активным бузотерам. Изменения изменениями, но численный перевес свое дело сделал и теперь большинство земляне стояли на одном месте, не пытаясь размахивать кулаками, или, тем более, оружием.    - Раненным оказать первую помощь, - парень в черном доспехе стремительно двигался между замерших, но все еще недобро поглядывающих друг на друга фигур. Темная полуэльфийка, старающаяся не отходить от своего нового друга ни на шаг, не поспевала за ним, несмотря на крайне высокие природные данные и отличную выучку первоклассного вора. - Самогонный аппарат разобрать. Полученный продукт разлить по герметичным посудинам большой емкости и опломбировать. Все понятно?    На последних словах он навис над компанией молодых гномов и зло сверкнул глазами. В прямом смысле сверкнул. Мертвенно-синим цветом.    - Дааа, - бородатый алхимик был парнем далеко не робкого десятка, но ему от этого зрелища стало сильно не по себе. Казалось, что черный доспех недобро скалится в предвкушении крови, что оросит его шипы, длинный меч мурлыкает неслышимую ухом, но воспринимаемую непосредственно разумом песню смерти и разрушения, а глаза... в глаза человека гном взглянуть попросту не сумел. Не смог себя заставить. Настолько страшно ему было при одной только мысли увидеть их сейчас.    - Ни...я! - мрачный голос разбил установившуюся на поляне зловещую тишину. - Слышь ты, фраер, ты че тут раскомандовался, крутой, да?    Источником звука служил давешний орк, устроивший мордобой с неко. Вот только теперь он уже был, что называется, при полном параде. На плечах зеленокожего нелюдя висела грязная, воняющая тухлым салом кольчуга. Голова была скрыта под глухим рыцарским шлемом, представлявшем из себя рогатое ведро с прорезями для глаз. В руке матерщинника был зажат местами ржавый, но очень тяжелый тесак, чье иззубренное лезвие подсвечивалось темно-багровыми сполохами, идущими откуда-то из глубин металла. И еще за его спиной стояли четыре похожих на своего предводителя фигуры, только с немного меньшим размахом плеч и худшим вооружением.    - Может и не крутой, - непонятно как, но парень умудрился пожать плечами в своем доспехе так, что это было видно всем. Гномы облегченно выдохнули, волна ужаса схлынула так же внезапно, как и началась.- Но, по крайней мере, вменяемый. Мы черте где, с нами случилось черти что, и уже есть первая жертва. Что, мало одного трупа, еще пяток хладных тел для счастья нужен? Так это легко устроить, половина здесь сидящих имеет личный огнемет в левой задней чакре, а вторая половина сплющит терминатора в тонкий блин без использования пресса. Ну, кто-нибудь хочет вечеринку с дракой, а? Лююдиии! Опомнитесь!    - Может и так, - хмыкнул орк, на которого патетическая речь, как видно, не произвела не малейшего впечатления. - Но я хочу выпить. Даже нет, не так. Нажраться. И бабу. Вот эту, хвостатую.    - А ху-ху не хо-хо? - хмыкнула неко и демонстративно размяла кулаки.    - А тя, киска, никто и спрашивать не будет, - зло оскалился орк. - И не шипи на меня. В ковер заверну, чтоб не царапалась и отработаешь как миленькая. А кто хоть слово мне поперек вякнет, на колбасу пущу.    С последними словами орк взмахнул своим тесаком. Вслед за лезвием во все стороны разошлась воздушная волна, повалившая на землю большинство землян.    - Всех урою! - с перекошенной в уродливой гримасе физиономии полетели хлопья пены. Зеленокожий впал в бешенство. В контролируемое бешенство. Волны воздуха, рассылаемые его оружием, точечно выбивали тех, кого хозяин оружия счел наиболее опасными. Сразу два его подручных выхватили из-за спин какие-то на редкость пузатые арбалеты и сразу два болта опрокинули навзничь парня в черных доспехах. Оставшаяся парочкаорков дружно кинулась на поднимающихся с земли 'спасателей'. Дубинки в их руках запрыгали по головам, выбивая дух из людей и нелюдей.    Им пробовали сопротивляться, но в ответ на защиту стрелки без малейших упреждений совести стреляли из своих арбалетов, оказавшихся магазинного типа. И предупредительными выстрелами они принципиально не пользовались. Ангел, замахнувшаяся на одного из зеленокожих своей шипастой дубиной, оседает, хватаясь за древко, торчащее из груди. К ней тотчас же бросается сестра и пытается остановить молочную, слегка святящуюся кровь, тонкой струйкой текущую из-под одежды девушки.    - Никому не шевелиться в натуре, а то всех уроем! - бесновался орк-главарь. - Слышь ты, дылда с мечом, а ну стоять, замочу!!!    Воздушная волна ударила в высокого, почти двухметрового роста латника вооруженного роскошными седыми усами и двуручником, который кинулся на помощь демонессе, и покатила того по земле.    Прыжок. Заточенная шпала, которую Карура называла мечом, взвилась над головой неко в замахе. И с громким противным звоном улетела в кусты. Орк одним неуловимым движением выбил оружие из рук девушки.    - Ух, сильна шалава, - хохотнул он и швырнул Каруру об ближайшее дерево как котенка. - Вот только клал я на твою силу. Я - мастер-мечник. Мастер-фехтовальщик, если быть точным. Меня одним голым натиском не взять.    Стрелки ожесточенно поливали болтами энта, единственного, кому воздушные волны особого вреда из-за слишком большой массы не наносили. Человек-дерево медленно отступал под этим смертоносным ливнем, прикрыв глаза руками. Впивающиеся в его кору тут и там болты для гиганта были болезненны, что ясно слышалось по непрекращающемуся страдальческому: 'охум-хом-хм-хом', но не особо опасными.    В руке у какой-то волшебницы, поднявшейся на колени и отчаянно мотающей головой, зажегся огненный шар. Держать плазму просто так она видимо не хотела, а потому метнула свое заклятье в орка. Еще парочка чародеев резко стали напоминать императора Палпатина из Звездных воин. Молнии из их ладоней опутали зеленокожего. То, что колдовать пришлось лежа, похоже, мешало новоявленным джедаям не сильно.    - Ах-ха-ха-ха! - в голос расхохотался орк. И метнул левой рукой выдернутый из-за пояса кинжал, который вонзился прямо в грудь одному из чародеев. - У меня абсолютное сопротивление магии! Я неуязвим! Я! Большой Босс! И вы, мрази, будете слушаться меня!!!    - Вряд ли, - парень в черном доспехе встал с земли и спокойно пошел к зеленокожему.    Один из стрелков не медленно навел на него свой арбалет и нажал на курок. Выстрел покачнул свою цель. Но и только. Даже с шага парень не сбился.    - Рыло, ты какого х...я мажешь?! - взревел орк главарь и махнул своим тесаком. Воздушная волна была отбита в сторону длинным мечом. Естественно, черным.    - Огонь! - команду нелюди, устроившие пальбу, выполнили. Вот только результатов она не принесла. Частые щелчки арбалетов слились в один звук, вдруг оборвавшийся клацаньем затворов. Обладатель готического доспеха шагал вперед, немного замедляясь при попаданиях, но падать даже не думал. Некоторые болты отскакивали от лат. Некоторые пробивали их. Но любителю черного цвета они, казалось, были абсолютно безразличны.    - Может я и не крутой, - странно, но хриплый и вроде бы совсем негромкий голос парня услышали все, собравшиеся на поляне. - Но я бессмертный!    Взвилось черное лезвие и обрушилось на голову орка. И было отбито светящимся тесаком. Выпад! Орк действительно был мастером. Вот только чего стоит его умение, если противник, даже потерявший голову, не упал. Тело, немало не смущаясь потерей, продолжало наседать, а срез на шее вдруг замерцал синим светом. Миг, и пропажа на месте.    С громким хряском орка смело. Меч, запущенный рукой седоусого латника с расстояния в десяток метров, снес его с ног как ядро. Да и по массе оружие примерно соответствовало. И тут же черный меч опустился вниз, ставя точку в карьере новоявленного Большого Босса.    - Мочи их!- с этим воплем девушка-ангел, выставляя на всеобщее обозрение свой оголенный бюст со свежим шрамом, вцепилась своими нежными ручками в орка, которого так и не огрела дубиной. Брызнула кровь. Женский маникюр по остроте если и уступал бритвам, то незначительно.    Оставшихся троих орков быстро повязали вставшие, наконец, с земли ролевики, да они и не сопротивлялись, впечатленные потерей главаря. Жертву обитательницы небес с немалым трудом отбили от разъяренной фурии. Судя по количеству и глубине царапин на зеленом лице, в прошлой жизни она была тигрой.    Раненных быстро исцелили. Дольше всего возились с парнем в черных доспехах. Он категорически отказывался от медицинской помощи и рвался допросить орков.    - Да пойми ты, дубина, - наседала на него демонесса, оказавшаяся почему-то во главе лекарей. - В тебе минимум десяток болтов застрял! Вон сколько оперений из брони торчат, ее, кстати, кузнецу снести бы надо. Я допускаю, что стрелы тебя не убьют, но вытащить то их все равно надо!    - Да сами вывалятся через пару минут, - махнул рукой парень. - А доспех у меня самовосстанавливающийся.    - Он - возможно. А ты?    - А я тем более.    - Опа, - озадачился латник, подобравший свой меч. - Это кого ж ты отыгрывал?    - Кащея.       Когда земляне окончательно пришли в себя и успокоились, оркам, позволившим себя связать, буквально все захотели задать парочку вопросов.    - И откуда ж вы, ребята, достали такое оружие? - голос темной полуэльфийки, ведшей следствие, был холоднее жидкого азота. Арбалет, который она взвешивала в своей руке, действительно был шедевром. Никакой магии, чистая механика. Совершенство, воплощенное в ложе из темного дерева, тетиве из стальной струны и барабане на два десятка болтов с автоматической подачей. Вопрос же, который задала Тайара, был чисто риторическим. Ответа на него она не ждала, прекрасно понимая, что неведомый мастер, сотворивший это чудо и бог, забросивший землян в этот мир одно и то же лицо. Но, тем не менее, ответ получила. Даже два.    - Босс дал, - честно сознался один из них.    - Наши волыны, - одновременно с ним отозвался другой    - Что за босс? - не понял Кащей. - Этот, что мне голову смахнул?    - Молчите, придурки, - шикнул на них третий и осекся, получив громкую затрещину от паладина. Если бы рыцарь не снял для удара с руки латную перчатку, то одним языком стало бы меньше.    - То есть вы хотите сказать, что до переноса это были пистолеты.... - дроу, немного знакомая с жаргоном, озадаченно взглянула на оружие. - Но откуда у вас стволы?    - Ну, говорю же, Босс дал, - повторился первый орк.    - Говорят же тебе, молчи, - зашипел на него на этот раз четвертый.    - Ну уж нет уж, - голос воровки, вынужденной на какое-то время стать следователем, не сулил оркам ничего хорошего. - Вы расскажите все. Даже то, что давно забыли.    Среди ролевиков хватало тех, кто умел отличать правду от лжи, поэтому спустя каких-то пятнадцать минут большая часть землян выпала в осадок от полученной информации. Оказывается, среди собравшихся на игру была вполне себе организованная банда, пробавлявшаяся киднепингом. А если попросту - работорговлей. Сколотил ее покойный уже Босс, однажды случайно попавший на одно из подобных, пусть и более мелких, мероприятий и оценивший, сколько источников наживы можно в одном месте найти. Фанатов ролевых игр окружающие априори считали немного ненормальными и если те куда-то вдруг пропадали, то удивлялись не сильно. В основном банда отлавливала молодых девушек из не слишком обеспеченных слоев общества, для последующей перепродажи в подпольные бордели. И делала это не на ролевках. И даже не после них. Там они только знакомились с жертвой, маскируясь под представителей золотой молодежи и, соответственно, завязывая с излишне доверчивыми дурочками роман. И уже потом, когда девушки возвращались домой и жили обычной жизнью, назначали им встречу. С которой те очень редко возвращались.    - Не верю, - ошеломленный шепот девушки-ангела разорвал установившуюся, после речей расколовшихся наконец орков тишину. - Это же не первая игра у них, да? Это скольких же они...    - Да всего-то десятка полтора, - ляпнул было один из орков, но тут же осекся. Шипастая дубина едва не размозжила ему череп, если бы демонесса не успела остановить сестру, то одним трупом на поляне прибавилось бы.    - Так, - помассировал виски Кащей. - Надо успокоиться и все обдумать... все... тщательно... Работорговля... Это не может быть какими-то воспоминаниями из приобретенной личности?    - Насчет девушек, которых они похитили... - робко высказалась какая-то девица с зелеными волосами, кажется, дриада, - парочка описаний кажутся мне знакомыми. Они ходили на ролевки, а потом пропали. Я-то думала, стали цивилами, а они вон оно как...    И разрыдалась.    - Не плачь, Венди, - прогудел энт, уже вытащивший из себя все болты и обзаведшийся взамен панцирем, слепленным из коры,и осторожно обнял девушку своей корявой лапищей. - Ну же, милая, успокойся...    - От черт, - вздохнул рыцарь, так удачно метнувший меч. - И что же с ними теперь делать, а?    - Я знаю, - внезапно раздался откуда-то спокойный, но не очень громкий мальчишеский голос.    Все удивленно уставились на Гаару, а тот внезапно улыбнулся.    - Песчаный гроб! - пальцы юноши сжались в кулак.    Всех забрызгало алым.       Снова перевёртыш. Осваиваемся, однако...       Примерно на полдороги до меня доходит - подходить к костру в обрывках одежды и трусов не так, чтобы удобно, да и солнечный свет снова начинает поджаривать голую кожу. Ссс...    О! Точно! Вещи мои блин! То есть рюкзак меня-ролевика. Интересно, закинуло ли его сюда... Впрочем, разодранный рюкзак действительно валялся рядом с моей тушкой. Ну, то есть местом, где я в себя пришёл.       - Вот так гораздо лучше, - комментирую про себя, оглядывая напяленные шмотки. Камуфляж, сапоги, кепка... В карманы и на пояс уже переместилась большая часть груза из рюкзака, и это странным образом успокаивает. Но гораздо больше успокаивает почти полностью закрытая кожа - да и без того её жгло всё слабее. Внезапно за спиной раздаются непривычные звуки - кто-то откашливается.    - Кхм... О как. - на меня ошарашенно смотрит... определённо орк. Не очень высокая персона мужского пола и зелёного цвета. В халате, с косичками, с каким-то посохом в руках. "Шаман, однако!" - выдаёт оценку сознание.    Тут я понимаю, что рефлекторно перекинулся в боевую форму при попытке всего лишь повернутся на подходящего ко мне сзади кого-то. А боеформа у меня, как у любого Перевёртыша, грозная. "Демоноподобные твари", как нас называли Чистые и Коля-Ботаник.    Через полсекунды орк облегченно выдохнул. Вот оно что - в человека обращаюсь я тоже рефлекторно. Надо же... Впрочем, обдумать тему как следует мне не дали.    - Здорово, брат. - голос у орка басовитый, под стать телу.       Слово за слово, и через пару минут я уже получил в кружку грамм двести какого-то самогона, успел едва ли не побрататься с шаманом Ркрыгом Серым, выслушать не совсем орочью речь о тяжкой доле ролевика на природе:    - Пока не выпьешь, такие кошмары видятся... Вот как ты, например.    И перезнакомиться с соседями. Впрочем, успешного собеседника изображать особо не нужно было. Граждане ролевики успешно осознавали реальность и после этого старались её загнать подальше, а гномий самогон для этого годился изрядно лучше всякого там пива. Впрочем, мне тоже не так мало досталось. Полная кружка, да на голодный желудок. А учитывая, что чем-чем, но стойкостью к ядам оборотни похвастаться не могут, да и оба моих исходника являлись мало и редко пьющими людьми...       Короче, когда началась всеобщая потасовка, наш пьяный кружок в составе четырёх человек (Я - человек!), трёх эльфов и орка в ней активно поучаствовал. Ну как активно... Мимо пролетела чья-то тушка, зацепила сидящего с краю человека. Мы задумчиво проводили отлетевших в сторону взглядами, и попробовали зашевелиться. Схватились за оружие, что под руку попалось, приподнялись, осмотрелись... И аккуратно прилегли отдохнуть после первой же ударной волны. А я кувырком ушёл в кусты. Осмотрелся. Размахивающий какой-то волшебной железкой орк в броне очень сильно напрашивался. И я тихо-тихо, по широкой дуге, понёсся в обход, стараясь маскироваться на фоне листвы. И всё же не успел - зато с удовольствием пронаблюдал сбоку атаку чёрного рыцаря - это я потом услышал, что звать его Кащей, но лучше не звать совсем. Даже успел культурно сесть над подвернувшееся бревно и, как в театре, наблюдать за единоборством одинокого орка и банды героев.    Когда орк разлетелся на части под ударами Кащея, бешеная ангел..ша? стала рвать на кусочки уцелевших орков, а не менее активная тёмноэльфийка - хлопотать над много раз раненым Кащеем, я со скучающим видом повернулся - и обозрел торчащие из зарослей ноги и прилагающееся к ним... Видимо, той самой воительницы, с которой всё и началось. Алкоголь, к сожалению, уже действовал. Поэтому я спокойно подошёл и похлопал мирно висящую на ветке неку по хвостатой части тела:    - Эй, хвостатая. Помощь нужна?    Удар я не почувствовал. И не увидел. Зато за время недолгого полёта успел передумать многое - и про сильного, но лёгкого ежика, и про "не лезь - убьёт". Зато разбитые молодецким ударом рёбра, закрывшиеся бронёй, стали восстанавливаться ещё в полёте.       Очухался я довольно быстро - когда моей головой в прошлый раз пробивали твёрдые предметы, прошло больше часа, а тут какие-то минуты. Зато тогда это была кирпичная стена, а здесь - какое-то трухлявое бревно. Вылез из переломанных кустов, осмотрелся... А жизнь-то налаживается! Никто уже не дерётся, не пытается нашинковать собрата в фарш, народ уже пытается строится под надзором суперактивной парочки тёмных, да и дерево ходячее участвует... ДЕРЕВО?! Рука потянулась к затылку. Нихрена себе подарочек кому-то - корни да листья. Как же там... А, энтами их вроде звали.    Пока особо могучие персоны (ОМП, хехе) выстраивали и сортировали эту банду людей и нелюдей, я окончательно пришёл в себя. Ну да ладно. Хвостатой уже на ветке нет, да и собутыльников не видно. Обратная трансформа заняла мгновение.    Впрочем, меня тут же шатнуло. Видимо, восстановился я не полностью. Ничего, это у нас быстро. Главное, остаткам воли и разума оборотня, мне совершенно не нужным, свободы больше не давать. А то в следующий раз сломанными ребрами и сотрясением мозга не отделаюсь.       Кой чёрт понёс меня тогда в автобус? Кажется, я палатку свою найти хотел - а ехала она вместе с прочим грузом отряда, далеко от меня. Пустые остатки рюкзака, разметанные и растоптанные в пылу драки, даже не жалко было - а вот лежать на голой земле всё-таки неудобно.    Для начала я перепутал автобусы. Впрочем, найти свою палатку я смог только потом, внимательно обшарив все по очереди. Но вот в первом же транспортном средстве (сложно ЭТО называть автобусом) нашёл чью-то захоронку. Непонятно только, чью.    Захоронка активно пахла мясом, да так, что даже слюнки потекли. Только вот когда я её нащупал, вытащил и осмотрел... Стошнить меня не стошнило. Чего уж там, труп как труп, чистенький, аккуратный, только полголовы нет. Когда в мире Тьярмы дикари начали наступление на Город, они - изрядные выдумщики наподобие китайцев - использовали гораздо более страшные методы умерщвления... Кажется, зря я их вспомнил - пришлось медленно втянуть удлинившиеся кистевые шипы и вернуться в человеческую форму.    Вытащенный наружу и предъявленный соратникам эльфийский труп вызывал у почти всех людей и нелюдей практически одинаковую реакцию - некоторую опасливую брезгливость. Идиоты... Впрочем, сдерживаться было легко. Они не понимали, что это был свой. ИДИОТЫ! Там и тогда - было проще. Бессмертные - могучие защитники людей и человечества, сражающиеся к тому же с нечеловеческими противниками. А здесь - мы все нелюди. Могучие нелюди. Какой же ты всё-таки сволочь, демиург...       Павел. Уже иллитид.       Вкусно! И по консистенции и по запаху. А уж какой восхитительный вкус! Не открывая глаз и не меняя положения я растягивал удовольствие и продолжал наслаждаться нежнейшей на моей памяти вкуснятиной. И почему я раньше никогда такого не пробовал? С каждой секундой, с каждым глотком, тело наполнялось энергией и окружающее все больше отдалялось на второй план.    Да на фиг этот внешний мир, пока никто не покушается на мою еду, пусть они хоть там хоть на головах танцуют. Но все хорошее, как это не печально, имеет тенденцию заканчиваться, вот и я, зашарив ротовым щупальцем по уже пустому сосуду, еще недавно наполненному божественным содержимым, с грустным вздохом приоткрыл глаза.    Первое что я увидел - это чей-то окровавленный затылок с всклоченными, залитыми кровью прядями волос. И хорошую такую дырень в этом затылке из которой с легким хлюпаньем выскользнуло короткое щупальце, покрытое кровавыми разводами и кусочками мозга. В голове проскочила вереница кристально чистых, можно сказать безжизненных мыслей. Причем в них не было ни паники, ни отвращения - чистая логика и легкий туман сытой сонливости.    'Ну вот, опять изгваздался. Срочно надо вытереть'. Зашарившие по телу руки обнаружили одетую на меня хламиду, больше похожую на мантию мага - во всяком случае, с карманами была точно такая же проблема. Кожаная сбруя с непонятными петлями и мешочками конечно это хорошо, но обычнейшего платка на ней не наблюдалось. С огорчением осмотрев всю одежду и содержимое двух самых больших мешочков, искомого платка я не обнаружил. В связи с этим пришлось обратить внимание на все еще удерживаемый руками труп какого то эльфа. Теперь, правда, безмозглого. Пока вытирал щупальца о болтающийся на нем плащ, с легким интересом рассматривал происходящее за окном автобуса и прокручивал неожиданно всплывшее в голове Знание.       Поляна. Все. Последствия убийств.       - О, боже мой, - тяжко вздохнул Кащей, когда услышал известие о новом трупе и, в особенности, о его состоянии. - Нет, я, конечно, подозревал, что у нас быстро начнутся крупные неприятности... но чтобы так быстро... пиявки, что на людей кидаются, это конечно проблема, но если здесь такая фауна имеется, что мозг без шума и пыли под боком у такой толпы народа начисто выедает, то дела наши совсем швах.    - Ммм... не уверен, что это фауна, - прогудел энт.    Все посмотрели на него и лица землян омрачились.    - Мда, вариант с флорой тоже вполне возможен, - кивнула головой темная полуэльфийка. - Надо бы какой-нибудь заборчик, что ли, вокруг полянки или, на худой конец, автобусов огородить. А то припрется какая тварь - и нате вам пожалуйста, шведский стол в ассортименте.    - Камня бы, - прогудел какой-то седобородый гном. - Крепостную стену в болоте, конечно, не поставить, но хоть понизу тын бы обложили. Деревья-то тут хоть и низенькие, но есть, частокол топорами за пару часов настрогаем, а вкопать бревнышки в землю дело нехитрое.    - Глина подойдет? - спросил его Эдвард Элрик. - Точнее, кирпичи из нее.    - Вполне, а где ты их возьмешь?    - Трансмутирую.    - Я не о том, - снова взял реплику человек-дерево, перебив самовызвавшихся строителей, к которым мало помалу начали подтягиваться желающие не обнаружить себя в один прекрасный момент с полностью отсутствующим мозгом. - С чего вы взяли, что это местные?    - А кто? - удивилась демонесса и состроила на своем прекрасном личике умильную, полудетскую гримасу вопроса, взывавшую у большей части мужской половины желание чем только можно помочь бедняжке, а у женской зубовный скрежет.    - Я видел в автобусе иллидита, - ответил энт. - И сейчас его среди нас нет.    Секунд десять все осмысливали сказанное, а потом дружно побледнели, поалели, посерели и даже позеленели, калейдоскоп кожи с различной пигментацией выдал едва ли не всю имеющуюся в природе цветовую гамму.    - Людоедство, - Кащей слова налился злостью, и его эмоции были практически материальны. Во всяком случае, темная полуэльфийка отступила от своего нового приятеля на несколько шагов, да и остальные стали отворачиваться. Казалось, от парня дует сильный ветер. Злой и колючий, как в самые суровые зимы. - Дня не пробыли в отрыве от цивилизации с ее многократно обруганным аппаратом государственного принуждения и нате вам. Первый сожранный.    - Возможно, что на Пожирателя Разума просто так сильно повлияло изменение, - задумчиво пробормотала демонесса и осеклась под яростным взглядом.    - Он! Тот! Кто! Сожрал! Другого! Человека! Сам! Был! Человеком!!!    Слова били по головам собравшихся как молоты, заставляя зажимать уши руками. На Кащея уже не получалось смотреть, казалось, фигура в черных доспехах выросла в разы и от нее по всей поля шли волны черного света. То, что черный свет в принципе невозможен, похоже, не мешало парню ни капельки.    - А что будет дальше, а?! - голос постепенно возвращался к нормальному звучанию, да и сам Кащей тоже постепенно обретал человеческий вид, превращаясь из комка тьмы, перед которой хотелось упасть на колени, в обычного мужчину в черном доспехе, пусть и очень злого.    - Ну, вообще-то сожрал он эльфа, - девушку-ангела с булавой в руках, спецэффекты в исполнении владельца готического доспеха впечатлили, судя по всему, несильно. - И мне, если честно, от этого как-то ни жарко, ни холодно. Умом понимаю, что это неправильно, а вот нутру смерть ушастого абсолютно по барабану.    - Все мы тут люди, - если шепот Кащея нельзя было назвать страшным, то такой вещи как страшный шепот в природе вообще не существовало. - Все! В независимости от того, какими силами, кожей, глазами, ушами или клыками теперь обладаем! И если об этом забудем, то неминуемо в самом ближайшем будущем устроим резню всех против всех. Против нелюдей или хумансов, против магов или против бездарей, против вечных или против тех, кто через несколько десятилетий неминуемо постареет, против зеленых, синих, черных, серо-буро-малиновых в желтую крапинку! Вы этого хотите, да?!    С этими словами он одним рывком подскочил к темному эльфу в мантии мага и, не обращая внимания на вспыхнувшее вокруг того сияние защитного заклинания, схватил свою жертву за воротник.    - Ты хочешь убить?! Хочешь?! Кого?! Людей?! Других дроу?! - темный эльф крутился как уж на сковородке, но не мог спрятаться от черных глаз, казавшихся двумя миниатюрными порталами в такие глубины небытия куда без лишней необходимости даже темные боги не заглядывают. - Или, может быть, ты хочешь убить своих светлых сородичей?!    - Нееет, - кое-как прошипел волшебник враз пересохшим горлом. И не соврал. Вообще-то несколькими минутами раньше крутились в его голове мыслишки о том, чтобы незаметно ткнуть кого-нибудь из светлых эльфов отравленным кинжалом... ближе к ночи, когда солнце перестанет так нещадно жечь ставшие вдруг очень чувствительными глаза. Или подстроить несчастный случай, подсыпав в котелок кое-что из снадобий, хранящихся в потайном кармане одежды. Магией-то пользоваться было слишком опасно, могли отследить, а въевшаяся в кровь заповедь 'Не попадайся' была столь же эффективна, как и зрелище недавней казни... Но сейчас он абсолютно искренне был готов заключить в братские объятия или даже расцеловать всех собравшихся на этой поляне или даже во всем мире эльфов любого пола или вообще без оного, лишь бы убраться подальше от этих страшных глаз.    - Успокойся! - на плечах Кащея повисла его новая подруга и зашептала что-то нежное ему в ушко, одновременно успокаивающее его поглаживая, как дрессировщица чересчур сердитого большого хищника. Парень сначала сверкнул черным светом, но потом заметно расслабился и даже выпустил из рук воротник впавшего в предобморочное состояние дроу.    - Ты права, Тай, - согласился он с полуэльфийкой. - Моя реакция тоже может быть следствием того, что я превратился в существо, ухитрившееся соединить вместе бессмертие лича и человеческую жизнь. Но я очень хочу верить, что это не так. Очень. Иначе никакие мы не люди, а так, двуногие без перьев.    - Эт ты правильно сказал, - кивнул седобородый гном. - Слышь, народ, бумага есть у кого, а? Переписаться бы надо, едрить его в камень. Сколько нас, кто чего умеет, кто чего хочет, кто чего любит и, главное, кто чего не любит так, что хоть топором соседу в лоб и на могилке его пляску до утра устраивай. А там уж... ну... придумаем чего-нить, будь вы хоть вампиры, хоть оборотни. Хватит уж смертей, а? Кому рядом с другими трудно жить так чтоб не сорваться, отселим от других подальше, лично хоромы выстрою, кому надо, дичины настреляем или рыбки там наловим, если что я и крови дам из себя глотнуть... немного... ну а если кому совсем уж невмоготу будет, без душегубства, тому припасов на дорогу выдадим, не обидим, да и спровадим куда подальше чин-чинарем. Не хорошо же своих есть, а? К тому же тут у нас совсем уж хлюпиков, кажись, не водится, в обратную так сдачи дадим, что и хоронить-то нечего будет!    - Именно, - согласился с ним Кащей, по-прежнему нежащийся в объятиях полуэльфийки. Ребята, давайте жить дружно, а? А если у кого не получится, лично прибью. Ибо бессмертный, а значит рано или поздно, но своего добьюсь. И иголочку-то мне, кажется, в комплект положить забыли.    - Срочно найти эту чертову иглу! - подумала про себя Тайара-тень. - Кажется, мой бойфренд по-тихому протискивается в лидеры... ибо бессмертный, а значит не смещаемый. Положение фаворитки такой персоны конечно ооччень заманчиво... но и опасность велика. Так что пусть лучше этот козырь побудет у меня в рукаве...       Перевёртыш, орки, эльфы... Кушать всем хочется!       Впрочем, один осознавший - был. Причём именно тот самый Кащей. Вот только от его реакции на новость об иллитиде мне стало очень неприятно.    - Он! Тот! Кто! Сожрал! Другого! Человека! Сам! Был! Человеком!!!    И волны чёрной силы по всей поляне.    Инстинкт самосохранения вопил и требовал убраться подальше... хоть за автобус - и затаиться. Чувства оборотня - рвануться в безумную последнюю атаку на носителя тёмной силы. Разум требовал поддержать кричащего. А остатков самоконтроля, не потраченных на удержание всех этих порывов, хватало только нетвёрдо стоять.    Впрочем, через какие-то считанные минуты его успокоили. Мне же пришлось приходить обратно в себя. И для начала - перестать шататься как под ветром.    Но палатку я всё-таки потом нашёл. И даже поставил.       - Ну ты куда делся, блин! Тут такое было! - заорал Ркрыг, заметив меня на подходе. Ну, или Серёга - так проще. Вокруг него столпились пятеро орков и одна... ну, видимо орчанка. Тоже такая, острохарактерная.    - Да вот... - с некоторой неохотой - В кусты... отходил.    - И ничего не видел, да? - блеснули глаза шамана.    - ...И вот тогда! - активно размахивая руками, вещал шаман. Рассказчик он неплохой, да. И тут...    Сзади кто-то матюгнулся мелодичным голосом:    - И здесь орки!    Пришлось повернуться и посмотреть. Сзади оказалась та самая тёмная ушастая, которая проводила "перепись". А ведь красива, чертовка. Особенно в упор, глаза в глаза. "Она ещё и шустрая, !" - проскочила мысль. Чтоб я да шаги не почувствовал за пару метров...    - Имя! Фамилия! Звание! - острый, заточенный ноготь уткнулся мне в куртку. "Не порвала бы..."    Я встал по стойке смирно, изобразил вид "лихой и придурковатый" - и выдал:    - Имя не скажу! Фамилию не помню! Звания не имею!    - Да, видать сильно ударился - на меня посмотрели с неким сочуствием.    - Ещё раз по голове не выдать для лечения, шутник?    - Всё-всё, осознал! - поднимаю шутливо руки и отвечаю.    - Звать Хамелеоном, класс человек-боец, левела не знаю. Особенности... - картинно почесал рукой затылок. Рука оказалась в броне и шипах, голова, кстати, тоже. Боеформа легла как родная, за доли секунды. Привыкаю, видимо.    - Перевёртыш я, - закончил уже снова в человеческой форме.    Впрочем, удивить её не получилось. На бумаге оказалась пара закорючек, и она тут же приступила к опросу стоящих рядом. Вот орки таки удивились. Немного.    - Тьфу блин. А я-то всё думал, кто ж ты такой. - махнул рукой Ркрыг.    - Да все мы тут такие-этакие, - рассеянно продолжил один из бойцов орочьего племени, провожая эльфийку жадным взглядом. Как его там, Артхыг. В миру - Вася.       Туда-сюда, а время идёт. Конечно, мы все с интересом выслушали выступление Кащея - информация о соратниках, тем более таких, всегда полезна...    Но животу не прикажешь. Он жрать хочет. Поэтому последние слова Кащея заглушила бодрая рычащая трель минимум трёх голодных желудков. Орки и я понимающе переглянулись.    - Пойду-ка я посмотрю насчёт пожрать, - с этими словами Ркрыг потопал... куда это он потопал? Я тоже жрать хочу. Интересно...    - Серёга, а ты куда?    Шаман обернулся.    - А что?    - У меня мысль есть - пошли лесных эльфов спросим, не желают ли они тут на благо всего отряда поработать. Не, ну были бы мы в степи, тут без вас никуда, - пришлось разъяснить под непонимающими взглядами орков.    - В городе бы и сам нашёл, наверное. А тут вокруг лес. Значит, нужны лесные эльфы. Неужто свежего мяса не охота? - Вася мигом подтвердил, что ещё как охота, и стал высматривать ближайших эльфов.       А "лесники" на контакт пошли не сразу. Потому что переговоры начал даже не Ркрыг, а самый голодный, и поэтому самый быстрый, орк Вася. Это он, конечно, зря. Да и так начинать разговор... Понятно, что на фразу "Эй, ушастые, сбегайте подстрелите нам кабанчика!" стоящий ближе прочих эльф подпрыгнул, схватился за лук и ответил "Сейчас я тебя подстрелю, кабан! Сойдёт?!".    Но тяжёлая артиллерия в лицах меня и шамана подоспела вовремя. Серёга ухватил за оселедец соплеменника и, оттащив подальше, стал коротко и ясно внушать правила разговора со "своими" эльфами. Причём для лучшего усвоения помахивал перед Васиным носом шаманским посохом. Вася внимательно слушал. А мне пришлось останавливать эльфа.    Впрочем, когда перед ним оказалась моя боеформа, эльф как-то и сам затормозил.    - Спокойно, щас всё уладим. Не надо его убивать. - Говорить изменённым горлом всё-таки очень неудобно, но эльф стал успокаиваться. По крайней мере, стрелу с тетивы снял.    Сзади донесся чёткий стук "успокаивателя" - посохом, да по черепу. Вася всё-таки оказался менее понятливым, чем надеялся Ркрыг. Мне и поворачиваться не надо было - задним глазом всё видно, а вот эльф заинтересовался, и попытался заглянуть мне за спину. Увиденное его совершенно успокоило. Оружие вернулось на место, а эльф заглянул мне в глаза:    - И зачем всё это было нужно?    Рраз - и перед ним уже стоит человек.    - Понимаешь ли...    - Извольте обращаться ко мне на "вы". - Выдаёт эльф строгим таким тоном, глядя на меня как на несмышлёныша.    "", подумал я. Повезло называется.    - Хорошо. Могу я услышать ваше имя?    - Эливисириатель. Этого достаточно для простого общения.    Ещё не легче >__<    - Скажите, сокращение вашего имени до Элвис позволит нам продуктивно общаться в неформальной обстановке, требующей быстрой передачи информации? - так ему, пусть осознаёт.    Эльф немного побагровел. Потом подумал. Быстро подумал. И расплылся в улыбке.    - Уел, блин. Тебя-то как зовут?    - Вообще Хамелеон, но лучше на ты. Это вот Серёга или Ркрыг Серый, это Вася. - представил я подошедших орков.    - И у нас появилась интересная идея... - продолжил с ходу шаман.    Эльф выслушал. Хмыкнул. По словам шамана выходило, что лучших, чем лесные эльфы, охотников и знатоков леса свет не видывал, а добывать еду - почётная и уважаемая работа...    Долгие и сложные переговоры со всем помалу подтянувшимся эльфийским отрядом в пять остроухих голов особо ни к чему не привели. Эльфам было ну совершенно не с руки срываться в галоп и шастать по окрестному лесу в поисках чего-то съедобного, вдобавок они не понимали, почему именно они, и намекали, что притащенного с собой хватит минимум на неделю.    Когда эльфы развернулись и пошли к своему костру, мне оставалось только вздохнуть.    - Ну не получилось, и хрен с ними. В чём-то они правы - запасы-то действительно есть. - бодро заявил Ркрыг.    Я в ответ только рукой махнул.       Часом позже. Все те же. Подведение итогов.       - Люди, - читал Кощей бумажку, составленную полуэльфийкой, взявшей в свои цепкие ручки составление окончательной отчетности. - Двадцать восемь... гхм... а что среди них делает Альфонс Элрик?    - Я человек! - откликнулись пустые доспехи, к которым была привязана душа алхимика, потерявшего в детстве тело из-за неудачно проведенного опыта.- Слышите?! Человек я!    - Ладно, ладно не спорю, - примирительно поднял руки Кащей и тихонько, и, как он думал, незаметно, прошептал Тайаре. - Все равно этот точно никого не съест. Ему нечем.    - А напоминать мне об этом нехорошо! - громко буркнули доспехи и те из собравшихся, что могли читать по губам разразились негромкими, не хотелось обидеть ни обладателя стального тела, ни бессмертного Кащея, смешками.    - Ладно, - продолжился изрядно смутившийся парень, - из них восемнадцать мужчины и всего десять женщин. Двенадцать воинов, три условно мага...    - Что значит условно мага? - спросил кто-то из толпы. - Среди нас условных теперь нет, все настоящие!    - Я объединила в этот раздел всех волшебников, колдунов, чародеев и некромантов,- ответила за своего друга темная полуэльфийка.- Также как в воинов я включила лучников, мечников, специалистов боя посохами или даже голыми руками. Да простят меня уважаемые монахи, но раз они не умеют колдовать, а только пробивают своей энергией Ки доспехи, то они воины.    - Грубо, но верно, дочь темного лотоса, - согласился с ней обладатель раскосых глаз, облаченный в черный халат, точнее кимоно, расшитое серебряными драконами.    - Я продолжу? - спросил Кащей, несколько недовольный тем, что его перебили. -Итак, дальше, четыре воина-мага, вор-маг, два просто вора, жрец и три алхимика... а кто третий?    - Я, - откликнулась невысокая девушка с русой косой.    - Угу, - кивнул парень. - Из выявленных самостоятельно недостатков указаны только излишний фатализм у Икаежд Анач... ну и имя вы себе выбрали!    - Признаю свою ошибку, - кивнул головой мастер рукопашного боя. - Но на все воля Великого Неба... думаю, скоро обзаведусь прозвищем.    - Наверное, - согласился с ним Кащей. - Каждый раз это выговаривать, язык сломаешь... так, и еще у вора клептомания отмечена.    - Это у меня, - созналась Тайара, решившая сразу себе сделать алиби на случай хватания за руку с поличным. Не очень то и совравшая, кстати. Она могла бы удержать свои новоприобретенные инстинкты в узде, но не очень хотела.    - Но ты же дроу, - удивился энт.    - Она полудроу, - поправил его давешний, едва не задушенный Кащеем волшебник. - Наполовину нашего народа, наполовину нет.    - Именно, - согласилась девушка. - И я, благодаря своим воспоминаниям и особенностям нового тела, считаю себя скорее человеком, чем эльфом, тем более темным. Поэтому и отнесла себя к группе людей. Как и еще пара полукровок. И, кстати, если что потеряете, не идите ко мне за своей вещью. Я трофеи потом обратно в родные карманы рассовываю.    - Если мне они не очень нужны, - мысленно продолжила Тайара.    - Твое право, - пожал плечами Кащей. - Тем более, что тырить-то у нас вроде как особо и нечего... Так, переходим к эльфам. Двадцать пять. Из них десять светлых, шесть женщин четверо мужчин, семья из троих темных, два брата и сестра, супружеская чета кровавых, остальные лесные в пропорции по соотношению полов пятьдесят на пятьдесят, все воины кроме одного мага и аж трёх бардов. У светлых и лесных в недостатках... кхм!    - Ну да, я написала напротив парочки этих дур 'блондинко', - мысленно хихикнула Тайара, сохраняя на лице серьезное выражение. - А что делать, если у них мозгов как у дерева... не сказать бы это вслух, а то еще энта обижу, он хоть слегка тормозит, но умный.    - Эээ... почти у всех отмечены в той или иной степени особенности расового менталитета в виде чрезмерной гордости и спеси, - прочитал по бумажке Кащей. - Но все клянутся в том, что с собой справляются, и расовых конфликтов затевать не будут... при условии аналогичного поведения со стороны представителей других народов. Среди обычных эльфов трое воинов и семь магов... волшебницы, да?.. угу... Темные: воин, маг и жрица. У последней... э...    - Садомазохистские замашки, - махнула рукой изящная темная эльфийка, обладающая помимо осиной талии гривой снежно-белых волос и высокой грудью, выбивающейся наружу из-под скудного одеяния. Она не побоялась не только раскрыть о себе правду, но и предать ее огласке. - Расовый менталитет наложился на соответствующий класс, жрицы Ллос отнюдь не мирные овечки, согласитесь, да и, по правде я-человек тоже была... плохой девочкой. Так что мне хочется стонов, боли, криков, крови... но я себя контролирую! Да и братья, если чего, остановят.    - Остановишь ее, как же, - пробурчал один из упомянутых родственников и покосился на кнут, который его сестренка сжимала в руке. - Хорошо, что к ментам твои побитые хахали не обращались...    - Пусть бы только попробовали! - жрица протянула между пальцев руки кнут, на котором сосредоточились взгляды всех присутствующих. - Я бы их быстро научила... повиновению.    - У кровавых эльфов беда заключается в жажде магии, - перенес всеобщее внимание на последних представителей ушастого племени Кащей. - Кстати, оба они воины-маги, хотя это и не удивительно, с их то расой.    - Увы, - развел руками высокий эльф с ослепительно-рыжими волосами. - Боюсь, что трансформа сделала из нас наркоманов, пусть даже вместо дурманного зелья нужна мана. Имеющихся у нас в наличии запасов надолго не хватит.    - Если ей с вами кто-нибудь другой из обладающих силой поделится, усвоите? - спросил Кащей.    - Разумеется, - кивнула эльфийка, чьи волосы напоминали клубок медной проволоки, уложенной искусным кузнецом в затейливую прическу.    - Тогда проблема снята, - решил парень. - Меня осушить и сотня таких как вы не сумеет, резервы не сказать чтобы бездонные... но восполняются с умопомрачительной скоростью. Вполне сойду за передвижной колодец маны, если привкус энергии смерти мешать не будет.    - Потерпим, куда деваться, - ответил кровавый эльф. - Тем более в нашей наведенной памяти есть какие-то воспоминания о совместной работе с Отрекшимися, а ты на их фоне выглядишь вполне живым.    - Так, гномы, - перешел к следующему пункту списка Кащей. - Неожиданно мало, всего десять. Пятеро без определенной профессии, скорее воины, чем все остальное, еще алхимик, жрец рун, кузнец, надо же, маг и старейшина. А это разве класс?    - Ну не то чтобы, - развел руками седобородый гном, - но меня все остальные гномы слушаются беспрекословно, так что решили указать отдельно. Да и умею я всего понемногу, начиная от строительства подземных дворцов и кончая размахиванием секирой.    - Строительства дворцов?    - Ну не в одиночку, понятное дело, я же не джинн. Но расчеты для бригады своих сородичей проведу так, что комар носа не подточит.    - Понятно. Орки. Выживших ровно чертова дюжина и среди них только одна дама. Эй, зеленые, а вы...    - С головой дружим! - перебила его упомянутая, нервно теребя пальцами висящий на плече лук. - Ни с кем драться не собираемся, будем настолько тихими, культурными и вежливыми, насколько это вообще возможно. И вообще те уроды могли стать кем угодно... Мы за них не отвечаем!    - Разумеется, - кивнул Кащей. - У вас девять воинов, вор и три мага. Они, как я понимаю, вообще-то шаманы?    - Только двое, - ответила ему Тайара. - Третий вполне себе классический чародей.    - Ясненько. Ну что ж, остался самый интересный пункт. Разное. Cюда были включены те, кого к обычным расам отнести сложно или же те, кто посчитал нужным отметить себя отдельно. Лют Райнер. Человек, аватара Уробороса, символа начала и конца, владелец альфа стигмы, являющейся одновременно даром и проклятием. С ней он может распознавать чужую магию и учиться ей в прямом смысле с одного взгляда, но иногда она берет над ним верх и он превращается в этакого магического берсеркера, который не успоко